Рассылка обновлений по Email

понедельник, 29 сентября 2014 г.

31.10.2010 Второе выступление А.Я.Разумова на панихиде в урочище Койранкангас (расшифровка видеозаписи)

31.10.2010
Второе выступление А.Я.Разумова на панихиде в урочище Койранкангас (расшифровка видеозаписи)

Лукин    Мы условно ориентируемся. Двадцать тысяч. Ни на Ржевском полигоне. И общее количество пятьдесят. В документах это не подтверждается. Я правильно говорю, 31,20 небольшой медленный отъезд   Анатолий Яковлевич?
Разумов    Ну, да. Документально 31,24 перевод на Разумова    Вокруг люди.  Сохранились 31,27 наезд на Разумова     предписания на расстрел. Либо одиночные, либо на группы 31,30  заключенных. И акты о приведении приговоров в исполнение. Либо на этих предписания, либо 31,36 небольшой отъезд. Разумов   и Лукин   вместе в лицо, с земли. Опять-таки отдельные. И эта документация существует, вот, 31,40 со времени «красного террора». Но я уже вам говорил, какая там, она, первая документация.  Поэтому, ну, вот, для меня вообще, важнее, 31,50 может быть, вы почувствовали, просто судьба каждого отдельного человека, а не статистика. Все равно люди 31,55 наезд на Разумова     спрашивают: - «Сколько расстреляно? Какая это статистика?»  Кто-то в ответ на это готов сказать: «Да, ничего 32,00 страшного. Уже, вот, на дорогах автомобильных тоже много людей погибает.» Значит люди... Все равно число интересует. Для себя я так 32,10 решил, представляю.  Вот, мы публикуем статистику в каждом томе «Ленинградского Мартиролога». Мы решили, что каждый том будет сопровожден точной статистикой 32,20 по всем этим именам. А, поскольку, мы задачу поставили не так, как в других Книгах Памяти в стране, а полную. Ни одного человека за такой-то период 32,30 времени не пропустить. Значит, я отвечаю за то, что делаю. И мы не пропустим в ходе исследования ни одного человека. 32,40 Но делаем мы это постепенно. За, теперь, за тысяча девятьсот тридцать седьмой год, я  могу до одного человека сказать как это поучетным данным выглядит. 32,50  План на тридцать седьмой год был расстреллять четыре тысячи человек в Ленинградской области, а 32,54 наезд на лицо Разумова     расстреляно было больше девятнадцати тысяч человек.  Также можно будет сказать сейчас о тридцать восьмом  годе. 33,00 А о другом времени постепенно, по мере исследования. И это исследование показывает, что цифры не к уменьшению ведут, а к некоторому увеличению 33,10 введут.  Того, что выявлено. Поэтому, 33,15 небольшой отъезд   может быть,  за все время, за которое будет создан «Мартиролог», мы охватим 33,20 хронологически, ну, может быть, это тысяч шестьдесят, семьдесят тысяч человек в Ленинграде по приказам из Ленинграда. К сожалению, у нас 33,30 в стране так привыкли, что, ну, так говорят, ну, миллионы. И все миллионы. Но, когда я выступал со своим сообщением 33,40 о репрессиях, вот, на этом Валдайском форуме, 33,44 наезд на Разумова     я потом беседовал с исследователем из Словакии, и он мне задал тот же вопрос. И когда он 33,50 услышал цифру семьдесят тысяч человек, ему плохо стало. Потому, что они создали Книгу Памяти  о расстрелянных в Словакии тех, кто считался 34,00 жертвами. Это примерно триста имен. И они Книгу Памяти сделали. И для нас... Это ж вы представьте, как это каждое имя взять, каждую судьбу. 34,10  Вот, таким образом убитого человека. Безчеловечно совершенно. Ну, вот, примерно так, если говорить о количестве расстрелянных. То есть, оно, вот, такое. 34,20 Определенное. Все будут известны эти имена 34,22 отъезд. За Разумовым люди. И сколько их. А, вот, где, кто из них лежит, я могу сказать с уверенностью только об одном 34,30 человеке.  Совершенно случайно. Это отец Алексей Чужговский, который служил на Преображенском кладбище. 34,38 перевод чуть вправо. Разумов   и Лукин   и люди.  Был арестован в конце тридцать седьмого 34,40 года. И расстрелян. Причем, он был арестован за слухи о том, что, что от него идут слухи, что  он знает, кого сюда привозят хоронить. 34,50 На это кладбище. Он с дореволюционных времен там служил. Он был свидетелем погребения еще «кровавого воскресения» в пятом году.  Но, вот, понимаете, 35,00 бывает ...
1-й священник    Так называемого «кровавого воскресенья»
Разумов    Так называемого. 35,05 колебания камеры. Перевод на фотографа   Ну, все тут, я имел в виду, вот, погребения были 35,07 наезд на фотографа.   Людей привозили. Их погребали 35,10 и отпевали все-таки. А  тут, понимаете,  35,15 перевод на Разумова     Ну, это, ну, наверно, это одна такая история. Я просто других таких не знаю. Оказалось, на, 35,20 я  представляю, как это для него это прежде всего было, я все время о том думаю, что как же он молился в этой тюрьме, предчувствуя что с ним все это будет, чтобы безвестным ничего это не оказалось. 35,30  И, вот, в одну ночь из трех ночей перед новым тридцать восьмым годом, кладбище на три ночи было закрыто, и фургонами возили туда людей. 35,40  Погода, я потом исследовал по погоде в это время, 35,45 небольшой отъезд.  была плохая. Может, поэтому и не возили в Левашово, я не знаю. Или еще куда-то. Но, прибежал 35,50 ночью могильщик. Они все работники кладбища знали, они же там помогали закапывать, когда привозили такие. В домик этого священника, и дочерям сказал: 36,00 «Сегодня привезли вашего отца. Я его оттащил в сторону, и похоронил отдельно.» И показал им эту могилку. И, вот, Вера Алексеевна, дочь, дочь 36,10 этого ходила туда тайком, на эту могилку. И в начале девяностых годов, когда стало возможным об этом говорить, в ту же «Вечернюю ... Ленинград» тут же написала об этом. 36,20 Мы ездили на это место. Ходили с директором кладбища.  Показывала она эти все места. Но, вот, тоже, уже даже определенно точно эту ямку 36,30  отъезд. Разумов   и Лукин   кругом народ.   указать невозможно было. Но, по крайней мере мы знаем, что этот-то человек не в Левашове. Оказалось так, что там, где он служил, на это кладбище его привезли. 36,40 А кого там с ним? А кого тогда в другие места?  36,43 фокус пропал, камера поднялась с земли, с переводом на ноги. Мы не знаем. 36,46 Разумов   в рост. Мы не знаем. Ничего не знаем. 36,49 Разумов   и Лукин   и народ.  Но, исследования, 36,50 перевод наверх, на кроны деревьев. Затем вниз, на Разумова   и людей.  я считаю,  к добру. Все поиски к хорошему. Я убедился в этом 36,58 наезд на Разумова   когда Бутовский полигон раскапывали. 37,00 Я однажды... Мы там работали до темна, и лампы горели. Осень поздняя была. Надо было торопиться, чтобы воды не поднялись. Все раскопать. И, вот, однажды сижу 37,10 я  на глубине этой трехметровой ямы , расчищаю останки, чувствую, что ... взгляд сверху, кто-то, видимо, долго. Поднимаю глаза. 37,20 Сидит человек на корточках пожилой. Я тогда был сильно моложе. И внимательно смотрит, наблюдает за тем, 37,30 что я делаю. И я думаю: «Господи! Место такое, и человек. Ну, как он это воспринимает? Что сейчас услышишь? Что сейчас будет?» А он говорит, уже когда я голову поднял, 37,40 говорит: «Сынок, какое вы дело хорошее делаете!»  А он, видимо, знал, что это место. А он пришел и говорит: «А у меня отец, наверно, здесь лежит, мне сказали, 37,50 что здесь погребен. Знаешь, - говорит, - будете копать, у него, - говорит, - коронка была на зубах. 38,00 Вот, так-то, так-то, в глубине, далеко. Они могли не заметить.» Вы знаете, слова-то какие говорит! И с пониманием, и все это сказал. И он 38,10 посидел и ушел. И через два дня мы нашли останки с такими приметами, как он рассказал. Я никогда этого человека больше не видел. Может быть, мы нашли его 38,20  отца. Понимаете. А прошли годы. И я собирал документы, чтобы  в восьмом томе «Мартиролога» описать как... технология расстрелов была какая. 38,30 И, наверно, полгода не мог взяться за эту... Свести во едино то, что уже наизучал, наработал, по документам, увидел, и все. И последний документ, вот, 38,40 не лежала душа у меня к нему, глаза не смотрели. Последние были копии, которые я нашел, имущества, которое уже перед казнью 38,50 у людей отобрали. И сдали в финотдел НКВД. На продажу, на утилизацию, в доход в пользу государства. И, вот, эти описи. И там написано: 39,00 «Шинели мужские — столько-то, платья женские — штук столько-то, костюмчик подростковый, гармонь рваная, 39,10 труба подзорная», это то, что люди с собой из лагеря в лагерь, из камеры в камеру с собой носили. «Монеты такие-то, 39,20 крестики, иконки, образки.» И, вот, читаю строчку, которая для меня  лично, вот, это надо было заниматься  этим двадцать лет, как-то 39,30 свела во едино вдруг все понимание, вот, этого всего. Читаю  строчку в этой описи: «Зубы и коронки белого и желтого металла.» 39,42 перевод на руки Разумова  , он показывает жестами список. А потом нашел косвенное упоминание о том, как, вот, именно в этом месте делали. 39,48 перевод на лицо Разумова     Судя по всему, они во время, так называемого, медосмотра 39,50 все полностью осматривали, вот. А это уже себе забирали в ямах. Вот, так. Часть для описи, а часть не для описи. Они, 40,00 некоторые из них из одежды тех, кого они расстрелляли сшили себе специальные тужурки, чтобы ездить для этой грязной работы в лес, закапывать людей. И такого еще, и много, 40,10 и много. То есть, что претерпели люди в те годы, во время этих гонений! Это  сопоставимо с самыми страшными гонениями, 40,20 которые по истории человечества известны. Но, когда мы приходим на такие места, и их поминаем, то от этого должно становиться 40,30  светлее, от их памяти.  Я думаю, 40,34 перевод на руки Разумова    что они  не зря претерпели в каком-то смысле эти мучения, и думали о каком-то будущем, 40,40 чтобы нам с вами все-таки дышалось и жилось легче. Ведь, это были, я их изучаю, 40,48 рука правая отходит в жесте, камера за ней.   биографии. Смотрю на них, это же 40,50 во множестве были герои. Надо сказать прямо. Первый раз я прочел 40,54 руки Разумова   соединяются, камера на них.  в словах детей, которые записали в книге посетителей Левашовского мемориального кладбища. 41,00 Их привели, они ходили вдоль 41,03 перевод на руку Разумова   и руки Лукина     могил, и записали. «А я, Аня, расплакалась у могилы, где написано «Папа, я тебя искала так далеко, 41,08 перевод на лицо Разумова     а ты был так рядом». А мы 41,10  - значит, тоже, посетили эти могилы». И потом там последняя запись. «Мы никогда не забудем подвиги этих героев, которые здесь лежат». Я даже 41,20 подумал, может дети, ну, не совсем все поняли, так как обычно про войну говорят. Но, потом я для себя убедился — все они прекрасно 41,30  поняли — дети. Они соединили это все, у них это легко соединилось. Они ходили и читали, что там написано «Жил... расстрелян...», «Жил... расстрелян...», «Жил..., расстрелян...». И они для 41,40 перенос и наезд на руки Лукина   себя это так в сердце приняли: «Здесь лежат герои». Вот, и 41,45 отъезд   я счастлив, что я с вами сегодня, здесь, в этот день. 41,50 перевод на Разумова    
Голоса  Я тоже.
Разумов   Что нас так много здесь.

Комментариев нет: