Рассылка обновлений по Email

суббота, 2 апреля 2011 г.

Притча о неверном управителе



Притча о неверном управителе
1 Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его;
2 и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять.
3 Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь;
4 знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом.
5 И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему?
6 Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят.
7 Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят.
8 И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде.
9 И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.
10 Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом.
11 Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное?
12 И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?
 (Лук.16:1-12)

Толкование:
http://azbyka.ru/hristianstvo/bibliya/novyi_zavet/tolkovanie_evangelia_31-all.shtml
Притча эта считается самой трудной для толкования, настолько трудной, что некоторые толкователи совсем отказываются от объяснения ее и думают, что заключительное изречение Господа могло быть искажено переписчиками.
Не отвергая трудности толкования этой притчи, я все-таки не могу согласиться с мнением о поврежденности текста, так как это мнение ни на чем не основано. Если мы все трудности, с которыми встречаемся при чтении Евангелия, будем объяснять искажением текста при переписке, то дойдем до отрицания подлинности Евангелия, то есть верности имеющихся у нас списков с рукописями самих Евангелистов. Думаю, что если мы чего не понимаем, то должны, нисколько не стесняясь, сознаться в этом; отыскивая же причину непонимания, должны искать ее в нас же самих, а не в том предмете, который нам непонятен. Ведь все, что мы понимаем и знаем, составляет ничтожную каплю в сравнении с океаном неведомого для нас.
Поэтому, не обвиняя переписчиков в искажении Евангелия, а напротив, считая текст наших списков верным с рукописями Евангелистов, приступим, с Божию помощью, к объяснению этой наитруднейшей для толкования притчи.

Объяснение притчи о неверном управителе профессора протоиерея Т. Буткевича (см. Церковные Ведомости. 1911 г. №№ 1—9).

Объясняя эту притчу, профессор Т. Буткевич задается вопросом: почему господин притчи не только не предал суду своего неверного управителя, но даже похвалил его?
Для того, чтобы дать ответ на этот вопрос, профессор Т. Буткевич предварительно говорит, и весьма подробно, о еврейских богачах и их управителях: «Нужно признать фактом, не подлежащим сомнению, что у евреев всегда более, чем у других народов, обнаруживались страсти корыстолюбия и любостяжания. Начиная с Моисея, все ветхозаветные и боговдохновенные писатели, в особенности же Давид, Соломон, Иисус сын Сирахов и пророки, согласно утверждают, что многие уже древние евреи, забыв Иегову и Его заповеди, часто не брезгали никакими средствами для своего обогащения: они не гнушались обманом, воровством, даже разбоями и ограблениями купеческих караванов. Но особенно было широко распространенно среди евреев барышничество в торговле и ростовщичество: заем в 100% казался устроенным не на тяжелых условиях. Если пять талантов1 давали другие пять талантов — это еврея не удивляло; но он стремился к тому, чтобы одна мина2 приносила ему десять мин (Мф. 25, 20; Лк. 19, 16). Заем обеспечивался не только распиской и залогом должника, но и поручительством других лиц. Если имущества должника было недостаточно для погашения долга, кредитор мог бросить должника в тюрьму или обратить его со всем его семейством в вечное рабство».
«Ко времени земной жизни Господа нашего Иисуса Христа простой еврейский народ, обремененный тяжелыми римскими налогами и податями на храм, десятинами в пользу священников и левитов, угнетаемый корыстолюбивыми кредиторами и мытарями, жил вообще в большой бедности и нужде. Но чем беднее был народ, чем сильнее сказывалась его нищета, тем рельефнее бросались в глаза те немногие лица, которые владели большими богатствами и окружали себя чисто восточной роскошью».
Современные Христу еврейские богачи слыли под именем «иерусалимских князей», проживали в Иерусалиме в собственных дворцах, устройством и роскошью напоминавших дворцы римских кесарей, а для летнего отдыха и увеселений устраивали еще загородные дачи. Они владели тучными полями, засеваемыми пшеницей, а так же виноградниками и садами масличных деревьев. Но главный доход им давали торговля и промышленность. Собственные корабли «князя» привозили ему серебро из богатейших испанских рудников, а отправляемые им на восток караваны привозили шелковые ткани и различные пряности. Во всех приморских городах до Гибралтара у «иерусалимских князей» были большие торговые склады, банкирские конторы и агентуры.
«Само собой разумеется, что "иерусалимские князья" не могли лично вести всех своих сложных торговых дел и заведывать своими имениями. Подражая римским императорам, они, одевшись в порфиру и виссон, каждый день пиршествовали блистательно (Лк. 16, 19), а в каждом имении, в каждой конторе, на каждом корабле имели своих доверенных агентов или управителей и приставников.
Получая от своего хозяина только общие инструкции относительно цен на товары или аредной [сохранена орфография оригинала., - прим. автора сканирования] платы за сады и поля, управители сами отдавали в аренду бедным жителям поля и виноградники; сами заключали контракты с арендаторами и хранили эти контракты у себя; сами же вели торговлю. "Князь" считал для себя унизительным лично проверять деньги, доставляемые ему агентами и управителями главному казначею, всегда находившемуся при его доме. Он совершенно успокаивался, когда казначей докладывал ему, что управители своевременно доставляют от имений то, что им было назначено».
«Князь» назначал известную арендную плату за свои сады, виноградники и поля, но управитель сдавал их дороже и излишек обращал в свою пользу; кроме того, арендаторы платили обыкновенно аренду не деньгами, а продуктами, а управитель продавал их и своему господину представлял наличные деньги. Все это давало управителям полный простор к злоупотреблениям, и они, пользуясь своим положением, притесняли бедных арендаторов и наживались на их счет.
Охарактеризовав таким образом еврейских богачей и их управителей, профессор Буткевич говорит, что когда господин притчи объявил своему управителю, что он не может более управлять его имением, и потребовал от него представления отчета, то управитель, рассуждая сам с собой, искал выхода из своего тяжелого положения. Оставаясь после увольнения от службы без всяких средств к жизни, он предвидел, что ему предстоит или взяться за черную работу, то есть копать землю в садах и виноградниках в качестве чернорабочего, или просить милостыни. Но (говорит) копать не могу, просить стыжусь (Лк. 16, 3). Наконец, он нашел исход и зовет должников, то есть арендаторов, своего господина. Что это были действительно арендаторы садов и полей, видно уже из того, что в расписках их долги обозначены не деньгами, а сельскохозяйственными продуктами (оливковым маслом, пшеницей). Хотя нередко сельскохозяйственные продукты продавались и в долг, но в таких случаях в расписках долг всегда обозначался деньгами, а не продуктами.
Призвав арендаторов, каждого порознь, управитель предлагает им переписать их арендные расписки и в новых уменьшить суммы их долгов. Управитель мог бы совсем уничтожить расписки и тем особенно расположить к себе арендаторов, но он этого не сделал. Почему? Конечно, не потому, что боялся ответственности. Если поступок управителя считать преступным, то не все ли равно — отвечать ли за растрату всего вверенного имущества или же части его? Заплатить было нечем, а уголовная ответственность одинакова как в том, так и в другом случае.
Имея, таким образом, возможность совсем уничтожить арендные расписки, управитель ограничился уменьшением долгов арендаторов. И за это господин не только не предал его суду, но даже похвалил. Эта похвала доказывает, что, уменьшая сумму долгов арендаторов, управитель никакого ущерба господину своему не причинил и ничего преступного не совершил. Но что же он сделал? Притесняя арендаторов при сдаче им полей и садов, он брал с них арендную плату выше того размера, который назначен был его господином, и весь излишек брал себе. Теперь же, отыскивая выход из своего тяжелого положения, он вспомнил арендаторов, которых притеснял; совесть заговорила в нем, он раскаялся и захотел загладить свой грех перед ними добрым делом. Он позвал их и простил им только те излишки арендной платы, которые выторговал у них в свою пользу, а так как излишки эти были неодинаковы, то одному он простил 50% его долга, а другому только 20%.
«При таком объяснении становится понятным, почему господин притчи не предал суду своего управителя, а похвалил его. Хозяин свое получил; его интересы не пострадали; за что же мог он гневаться на своего управителя? Но похвалить его он мог, ибо управитель его, раньше бывший дурным человеком, теперь оказался не только благоразумным, но и честным, благородным, отказавшимся воспользоваться тем, что ему принадлежало по людской справедливости, но не по совести».
В русском переводе Евангелия сказано, что господин похвалил управителя, что догадливо поступил; между тем «греческое слово Фрохоцсос, нигде в древнегреческой литературе не встречается в смысле догадливости оно значит: рассудительно, мудро, благоразумно, проницательно. Поэтому евангельский текст следовало бы перевести так: "и похвалил господин управителя неверного, что благоразумно поступил". Славянский перевод точнее русского; там стоит слово "мудре", а не "догадливо"».
«Некоторые толкователи, признающие поступок управителя безнравственным, указывают на то, что и после этого поступка Спаситель называет управителя неверным. На это Фонк отвечает совершенно справедливо: управитель здесь называется неверным не потому, что своим последним поступком проявил несправедливость в особенно высокой степени, а потому, что это произвище уже принадлежало ему по его прежнему поведению». В пользу этого объяснения можно найти и фактические подтверждения: Апостол Матфей навсегда остался с прозвищем мытарь, Апостол Фома — неверный, Симон — прокаженный».
Продолжая объяснение притчи, проф. Т. Буткевич говорит: «Спаситель, рассказав, как господин похвалил управителя неверного, добавил от Себя: ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде (Лк. 16, 8). Сынами века сего Господь назвал тех людей, которые, подобно мытарям и управителям "иерусалимских князей", заняты по преимуществу житейскими попечениями и своими личными чувственными интересами. Но кого нужно разуметь под "сынами света"?»
Все толкователи этой притчи под «сынами света» разумеют истинных последователей Христа, праведников и угодников Божиих. «Но (говорит проф. Т. Буткевич) тяжело думать, что праведники и угодники Божий, которые только и могут именоваться "сынами света" (ибо в ком царствует грех, тот еще не сын света), менее благоразумны, чем грешники, воры, плуты, мошенники и вообще люди, стоящие вдали от света. Тяжело святых Апостолов признавать людьми, которым не мешает хитрить и заимствоваться внешней догадливостью у сынов века сего. Сынам света, праведникам, обители вечные уже уготованы Отцом Небесным (Мф. 25, 34); что же им могут дать еще сыны века сего? Зачем им нужна мирская ловкость и находчивость? Подобные вопросы невольно приходят в голову, и нам кажется, что нужно искать иного объяснения.
Во время Своего общественного служения, Иисус Христос не раз называл фарисеев слепыми (Мф. 15, 14; 23, 16—17, 26). Но фарисеи думали о себе иначе: как знатоки ветхозаветных писаний и отеческих преданий, они только себя считали сынами света, всех же других, особенно же мытарей и грешников, они могли признавать только сынами тьмы и века сего. Поэтому весьма естественно предположить, что при произнесении притчи, видя в числе своих слушателей мытарей и фарисеев, Спаситель назвал первых сынами века сего, а последних (конечно, иронически) — сынами света, как они сами называли себя. Тогда изречение Его: сыны века сего благоразумнее сынов света, будет ясно и просто: мытари благоразумнее фарисеев, — что мытарями неоднократно и было доказано на деле. Наше предположение находит для себя особенное подтверждение еще в том, что в этом стихе Иисус Христос говорит не о сынах света вообще, а только о сынах света в своем роде, подобно тому, как по-русски говорят, например, о полицейском стороже: начальство своего рода или в своем роде».
Дав такие прекрасные объяснения вышеуказанных двух существенно важных вопросов и доказав ссылками на ветхозаветные книги, что в Писании богатство нередко называется «имуществом неправедным», — профессор Т. Буткевич переходит к заключительным словам Спасителя: И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители (Лк. 16, 9).
«Что же это за "неправедное богатство" или, точнее, "богатство неправды", которым Господь повелевает нам приобретать друзей, а через них и вечные обители? Чтобы мы верно могли понять это наставление, Иисус Христос, конечно, не случайно, а с намерением, слово "богатство" заменяет наименованием сирийского идола богатства маммона, то есть с понятием богатства соединяет понятие идолослужения, потому что Он хотел означить не просто богатство, но богатство, с пристрастием собираемое, делающееся идолом сердца. Поэтому слова Спасителя — приобретайте себе друзей богатством неправедным — нельзя объяснять одним только требованием возвращать краденое или награбленное и не пользоваться им; слова эти означают, что для приобретения друзей, а через них и вечных обителей, то есть для достижения своего спасения мы не должны идти тем путем, каким идут любостяжатели, скупцы и скряги, владеющие неправедным богатством только для себя, а для этого мы прежде всего должны подавить в своей душе страсть любостяжания, а затем посвятить себя делам христианской благотворительности, как того требует от нас абсолютный Собственник всего существующего — Бог, научивший нас тому, как мы должны распоряжаться временно вверенными нам земными благами. Под друзьями надо разуметь нищих, бедных и вообще нуждающихся, то есть меньших братьев Христа, уготовляющего места во многих обителях Отца Своего для всех Своих последователей. Вечные обители — это Царство Небесное, ибо на земле ничего вечного нет. Во многих древних рукописях вместо греческого слова, переведенного на русский словом обнищаете, стоит слово, означающее умрете. Все толкователи согласны, что здесь речь идет о смерти; когда умрете, как и следовало бы перевести в русский Библии вместо выражения "когда обнищаете"».
В заключение своего объяснения притчи о неверном управителе профессор Т. Буткевич говорит, что «богатый человек, имеющий неверного управителя, — это приточный образ Самого Бога; неверный управитель — это образ каждого грешника. Подобно управителю, грешник долгое время пользуется данными ему на время земными благами; но живет так же, как и управитель, беспечно, распутно, не думая о том, что пробьет некогда час, когда ему нужно будет оставить землю и предстать пред лицо Судьи, от Которого он получил в своей жизни все необходимые для спасения дары и воля Которого ему была возвещена своевременно. Управитель, призванный к господину, узнал его бесповоротное решение о своем смещении и задумался над вопросом — что делать? Подобно сему Господь привлекает сердце грешника к Себе и пробуждает в нем уверенность в необходимости оставления земной юдоли и переселения за пределы вечности. Услышав решительный голос Божий, совесть грешника приходит в крайнее смущение и беспокойство; возникает роковой вопрос — что делать? Нет ли каких земных средств для спасения? Но, увы! Ничто не спасет человека от смерти. Остается одно: покориться воле Божией. Управитель начал тем, что уничтожил в расписках должников своего господина ту часть платы, которая предназначалась ему в собственность. Этим же должен начать дело своего спасения и кающийся грешник. Ему известна воля Божия: если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный. Итак, необходимо прежде всего примириться со своими ближними, простить им все их грехи против нас и испросить себе прощение наших грехов против них. Приточные должники — это наши ближние; все они грешны пред Богом и потому называются Его должниками. Должники притчи ни разу не названы должниками управителя, а только должниками его господина, хотя значительная часть их долга должна была поступить в пользу управителя. Этими чертами Господь раскрывал перед Своими слушателями ту истину, что перед людьми, нашими ближними, мы должники только относительные, и лишь пред Одним Богом мы должники, то есть грешники, в собственном смысле. Заповедь о любви к ближним дана Богом, а потому, согрешая против ближних, мы прежде всего грешим против Самого Бога и Его заповедей. Поэтому одним только исполнением заповеди о любви к ближним, без исполнения заповеди о любви к Богу, нельзя достигнуть Царства Небесного. Любовь же к Богу проявляется в исполнении заповеди Его о благотворении бедным и нуждающимся. Ангелы и угодники Божий, как друзья кающегося грешника, предстательствуют за него пред Богом и тем уготовляют для него вечное жилище в Царстве Небесном. Материальное богатство, хотя оно по способу приобретения и пользования неправедно, при богоугодном распоряжении им может содействовать человеку в достижении высших нравственных целей».
Таково объяснение профессора Т. Буткевича притчи о неверном управителе.
Мне кажется, что профессор Т. Буткевич своим прекрасным объяснением значения поступка управителя и слов «сыны света в своем роде» подошел очень близко к раскрытию истинного смысла слов Спасителя о приобретении друзей богатством неправедным; но, по-видимому, им руководило желание не противоречить общепринятым толкованиям, и это отклонило его в сторону от проложенного им же пути; поэтому его объяснение заключительных слов Христовых не устраняет тех недоумений, которые возникают при чтении притчи о неверном управителе.
Никто из верующих не может сомневаться в том, что Бог — единственный и безусловный Собственник всего существующего; Он дает нам вещественные блага лишь во временное, согласно с Его волей, пользование или управление, а также и духовные дарования, с тем, чтобы мы стремились к достижению указанной Им цели нашей земной жизни; Он же потребует от нас отчет, когда мы, окончив наше земное странствование, переселимся в вечность. Поэтому под образом приточного господина, отдавшего свое достояние своему управителю во временное управление, можно было бы подразумевать Самого Бога, если бы другие слова притчи не противоречили такому уподоблению. Противоречие же усматривается в следующем: требование господином притчи от своего управителя отчета нельзя уподобить требованию Богом отчета от людей умерших, переселившихся в вечность. Управитель притчи прежде должен был дать отчет, а потом оставить управление имением, а человек, переселяющийся в вечность, сначала оставляет со своей смертью управление вверенным ему имением, а потом дает отчет. Управитель притчи имел достаточно времени, чтобы устроить свои дела и обеспечить свое будущее земное существование; для грешной же души, представшей пред лицо Судии, чтобы дать отчет, все кончено: посмертное покаяние не спасет ее (Лк. 16, 19—31), совершение же добрых дел в исполнение заповеди Господней за пределами земной жизни невозможно.
Профессор Т. Буткевич, как бы предвидя такое возражение, говорит, что «Господь неисповедимыми судьбами Своими и средствами, не всегда доступными нашему пониманию, привлекает сердце грешника к Себе и пробуждает в нем уверенность в необходимости оставления земной юдоли и переселения за пределы вечности, и потому такой грешник, покоряясь воле Божией, должен примириться с ближними, простить их и испросить у них прощение, а затем добрыми делами в пользу бедных и нуждающихся заслужить себе прощение грехов и от Бога».
Да, милосердный Господь нередко наводит грешников на мысль о будущей загробной жизни, о необходимости заблаговременно покаяться, исправиться и загладить свои грехи добрыми делами. Но такое приведение грешника к покаянию нельзя назвать требованием отчета: отчет будет истребован и дан в будущей жизни, там, а не здесь. Отчет будет истребован от всех людей вообще; озарение же, задолго до смерти, мыслию о необходимости дать своевременно отчет даруется далеко не всем.
Таким образом, оказывается, что нет никакой возможности уподоблять требование господином притчи отчета от своего управителя требованию Богом отчета от всех людей. Невозможность же такого уподобления не дает нам права под образом господина притчи разуметь Самого Бога. Далее профессор Т. Буткевич в одном месте своего объяснения притчи под друзьями управителя разумеет наших ближних, а в другом — ангелов и угодников Божиих. Но я думаю, что если и возможно маммоной неправды приобрести себе друзей среди людей, живущих на земле, то едва ли это возможно по отношению к ангелам и угодникам Божиим. То положение, что ангелы и угодники Божий молитвами своими предстательствуют пред Богом за всех кающихся грешников, не дает нам права уподоблять их приточным друзьям управителя, ибо ангелы и угодники Божий, предстательствуя пред Богом своими молитвами за грешников, едва ли ограничивают свое предстательство только кающимся грешниками. Если Господь наш Иисус Христос шел и к нераскаянным грешникам и словом Своим доводил их до покаяния, то надо полагать, что как ангелы, так и переселившиеся в вечность угодники Божий, молят Бога и о нераскаянных грешниках, молят о приведении их к покаянию. Следовательно, если считать их «друзьями» людей, то надо считать друзьями всех людей вообще, а не одних только кающихся, не таких только, как управитель притчи.
Господин притчи похвалил своего управителя за то, что он благоразумно поступил; подобно этому (говорит профессор Т. Буткевич) и Бог не только прощает грешника, раскаявшегося и загладившего свои грехи добрыми делами, но и удостаивает его похвалы, то есть высшего блаженства в вечности.
Мне кажется, что и это уподобление невозможно. Управитель притчи простил должникам господина своего только то, что выторговал у них в свою пользу; он отказался только от дальнейшего совершения зла, но положительного добра не совершил. Если господин притчи и мог похвалить его за это, то за одно только отречения от зла, без сотворения блага, едва ли Господь удостоит кающегося грешника высшего блаженства в Вечной Жизни. Управитель притчи отказался от дальнейших притеснений арендаторов, переписав их контракты; но из притчи не видно, чтобы он возвратил арендаторам арендные платежи, излишне полученные им за прошлое время; следовательно, он не довел дело до конца, не сполна осуществил свои добрые намерения. И если господин притчи мог похвалить своего управителя за такую находчивость, догадливость или мудрость, то едва ли такой управитель может удостоиться от Бога не только высшего блаженства, но даже и простой похвалы. А это опять-таки доказывает, что под образом господина притчи никак нельзя разуметь Самого Бога.
Приступая, со своей стороны, к объяснению притчи о неверном управителе, я нахожу, что не все притчи Господни имеют иносказательное (аллегорическое) значение. Например: притчи о богаче, которому Бог послал обильный урожай, о богаче и нищем Лазаре, о милосердном самарянине не содержат в себе никакой аллегории. Думаю, что и в притче о неверном управителе нет никакого иносказания и что все неудачи в толковании ее происходили от непременного желания объяснить: кого надо разуметь под приточными образами господина, управителя, должников и друзей.
Итак, не будем доискиваться иного смысла этой притчи, а попытаемся объяснить ее как приведенный Господом, с целью назидания, пример из жизни современных Ему евреев.
Для точного уразумения смысла этой притчи и, главным образом, значения заключительных слов Спасителя, следует прежде всего узнать, кому и по какому поводу она была сказана.
Повествование свое о сказанных Иисусом Христом четырех притчах, в том числе и о притче о неверном управителе, Евангелист Лука начинает следующими словами: Приближались к Нему все мытари и грешники слушать Его. Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними (Лк. 15, 1—2). Раньше этого с таким же упреком и осуждением фарисеи обратились к ученикам Иисуса, когда Он возлежал с мытарями и грешниками за столом у мытаря Левия (или Матфея): для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? И Господь ответил им тогда: не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 9—13; Мк. 2, 14-17; Лк. 5, 27-32).
Итак, это был уже второй случай, когда фарисеи и книжники открыто осуждали Иисуса за общение с грешниками. В первом случае Господь ограничился кратким указанием на цель Своего пришествия; теперь же, при повторении упрека и осуждения, Он признал необходимым вразумить фарисеев и книжников притчами. Что с первыми тремя притчами — о пропавшей овце, о потерянной драхме и о блудном сыне — Христос обратился не к мытарям и грешникам, а к фарисеям и книжникам, видно из слов Евангелиста Луки: Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними. Но Он сказал им (то есть фарисеям и книжникам) следующую притчу (Лк. 15, 2—3). Конечно, притчи эти были выслушаны всеми окружавшими тогда Иисуса мытарями и грешниками; их-то, как ищущих спасения своего, и имел в виду Господь в Своих притчах; но все-таки с первыми тремя притчами Он обращался к фарисеям и книжникам, отвечая им на их упрек.
Притчами этими Христос наглядно показал упрекавшим Его фарисеям и книжникам, как милосердный Бог, без всякого зова и мольбы со стороны грешников, случайно сбившихся с истинного пути, Сам идет к ним на помощь и выводит их из этой среды, где они могут погибнуть; и как Он же идет навстречу даже таким грешникам, которые сознательно шли по греховному пути, которые хотели грешить, но потом опомнились, осудили свое прошлое и решились жить не так, как хочется, а как Бог велит. Если же Сам Бог так поступает с грешниками, то, конечно, и Христос, Который послан Им в мир не судить, а спасать грешников, не может поступать иначе.
Эти три притчи, сказанные фарисеями и книжниками, должны были порадовать мытарей и грешников, окружавших Спасителя, должны были убедить, что спасение возможно и для них, отверженных и презираемых. Но с чего начать? Как заслужить прощение грехов?
В ответ на эти вопросы, несомненно занимавшие теперь мытарей и грешников, Господь сказал четвертую притчу (о неверном управителе), обращаясь к ним3 непосредственно, как к подготовленным уже первыми тремя притчами к уразумению ее.
Один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его. Из объяснений этой притчи профессора Т. Буткевича видно, что управитель не расточал имения своего Господина, а только жил роскошно, проживая самовольные поборы, собираемые им с арендаторов. Жил он, вероятно, так, как нельзя было жить на получаемое им от господина содержание; а это дало повод предполагать, что он не довольствуется своим жалованием, а расходует на себя и доходы, следуемые господину его. Вот почему и донесено было о расточительности его.
Господин поверил доносу, быть может, потому, что доноситель заслуживал особенного доверия. И, призвав его (то есть управителя), сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять (Лк. 16, 2). Поверив безусловно доносу, господин не только потребовал от управителя представления отчета, но и объявил ему свое решение об увольнении его от должности.
Правитель не оправдывался, потому что сознавал, что часть получаемой им арендной платы он присваивал себе и расточал ее. Хотя эта часть арендной платы составляла излишек против назначенной его господином, однако, сдавая отчет и прилагая к нему арендные контракты, он тем самым изобличил бы себя в том, что представлял господину своему доходы не в том размере, в каком они поступали от арендаторов, а в меньшем. Словом, если бы он сдал при отчете все подлинные контракты, то донос на него подтвердился бы и ему не миновать бы ответственности.
Поставленный в такое затруднительное положение, управитель призадумался. По-видимому, он проживал все, что получал, и не скопил себе ничего на черный день, потому что, по его же словам, ему предстояло быть или чернорабочим поденщиком, копающим землю в садах и виноградниках, или нищим, протягивающим руку за подаянием. С таким печальным будущим он не хотел примириться: копать землю он не мог, вероятно, потому, что такая непривычная для него работа была ему не под силу; просить же подаяния он стыдился, потому что (как поясняет профессор Т. Буткевич) для евреев не было большего стыда, как нищенствовать, протягивая руку за куском черствого хлеба. Что мне делать? — вот вопрос, который занимал его теперь.
Человек, которого постигла беда, нередко начинает вспоминать свое прошлое, желая уяснить себе, что именно привело его к бедственному положению. Он сожалеет, что жизнь его сложилась так, а не иначе; он раскаивается, что жил не так, как следовало бы. За раскаянием следует желание предпринять что-либо такое, чтобы беда миновала, желание найти наилучший выход из своего положения. Так и неверный управитель, оглядываясь на свое прошлое, вспомнил, вероятно, как он обижал арендаторов, притесняя их и вымогая у них излишнюю против назначенной хозяином арендную плату, и как он проматывал эти деньги, нелегко достававшиеся несчастным труженикам. И у него могло явиться желание не только оправдаться перед хозяином, но и загладить свои неблаговидные поступки перед арендаторами; и он нашел выход из своего тяжелого положения. Чтобы составить отчет об управлении имением согласно с волею господина, надлежало приложить к отчету такие арендные контракты, в которых была бы показана арендная плата в размерах, назначенных самим господином, а для этого надо было переписать все контракты и значительно уменьшить в них арендную плату. Поступая так, управитель мог не только оправдаться перед господином своим, но и расположить к себе арендаторов, которым теперь придется платить аренды значительно меньше против прежнего. Оказывая этим большую услугу арендаторам, управитель рассчитывал, что они будут признательны ему за это и не откажут ему в материальной помощи, когда он будет отставлен от управления.
Так разрешил управитель волновавший его вопрос, и немедленно же начал приводить свой план в исполнение. Зовет он должников (арендаторов) господина своего, каждого порознь, и приказывает им переписать арендные контракты, значительно уменьшив в них размеры следуемых с них арендных платежей. Он не объявляет им причины такой неожиданной милости и, конечно, производит на них сильное впечатление, вызвавшее чувство глубочайшей благодарности их к благодетелю. Зовет управитель арендаторов порознь потому, что оказывает им неодинаковую милость: одному он уменьшает арендную плату на 50 процентов, другому — на 20. Если бы он позвал их всех вместе, то, оказывая им неравномерную милость, он мог бы вызвать ропот со стороны тех, кому уступил меньше; а чтобы устранить этот ропот, должен был бы объяснить им истинную причину такого неравномерного к ним милосердия, что совсем не входило в его расчеты.
Как ни скрывал управитель свои планы от арендаторов и самого господина своего, однако господин все узнал. Принимая от управителя отчет и найдя его составленным правильно и подтвержденным оправдательными документами, господин мог прийти в недоумение: если дела управителя все в порядке, если растраты нет, то, значит, донос был ложный? Доносчику угрожала за это, по крайней мере, немилость господина; и он, чтобы оправдаться, вынужден был доподлинно разузнать, что такое сделал управитель, чтобы избежать ответственности за расточительность; разузнав же всю правду, он, конечно, поспешил доложить обо всем господину (в Евангелии не говорится, как узнал господин о поступке своего управителя, и все сказанное мной — только мое предположение, весьма, впрочем, правдоподобное).
Господину притчи управитель никакого ущерба не причинил; отчет с оправдательными документами он представил в большом порядке; привлекать его к ответственности не было законного основания; похвалить же за догадливость или мудрость можно было. И похвалил господин управителя неверного4, что догадливо поступил (Лк. 16, 8). В притче не сказано, уволил ли господин своего управителя после представления отчета; но надо полагать, что не уволил, потому что признал действия управителя заслуживающими похвалы.
Оканчивая притчу рассказом о том, как господин похвалил управителя, которого считал неверным, Иисус Христос добавил: ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде (Лк. 16, 8).
Что хотел Господь сказать этим? Принимая прекрасное объяснение профессора Т. Буткевича, следует признать, что Господь под «сынами века сего» разумел грешников, заботившихся только о своем земном благополучии, а под «сынами света в своем роде» — фарисеев и книжников, которых не раз называл «вождями слепыми», между тем как они сами считали себя праведниками и кичились своею мнимою праведностью.
Следовательно, мысль Спасителя, насколько мы можем постигнуть ее, можно выразить так: неверный управитель, грешник, покаялся и примирился с теми, кого обижал, за что и удостоился похвалы господина своего. А фарисеи и книжники, эти слепые вожди народа, считают себя праведниками и не хотят покаяться. Поэтому такие грешники, как этот неверный управитель, такие сыны века сего, оказываются благоразумнее, мудрее, догадливее книжников и фарисеев, этих так называемых сынов света в своем роде.
Несколько позже, во время последнего пребывания Своего в храме Иерусалимском, Господь высказал ту же мысль в следующей притче, с которой обратился к книжникам и фарисеям: У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Сказав эту притчу, Господь обратился к фарисеям и книжникам с вопросом: Который из двух исполнил волю отца? Те отвечали: первый. Тогда Иисус сказал им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие (Мф. 21, 28-31).
Да, мытари и все вообще грешники, которые в свое время отказывались от исполнения воли Божией, но, вместе с тем, не считали себя праведниками, могут еще одуматься, раскаяться и начать жить так, как Бог велит; и кто из них делает этот первый шаг ко спасению, тот несомненно заслуживает похвалы за свое благоразумие. Но среди грешников бывает немало и таких, которые считают себя праведниками, сынами света в своем роде. Ослепленные своей мнимой праведностью, они не видят, не замечают своих грехов и потому считают покаяние излишним, а работу в Божием винограднике совершенно для них бесполезной. И что же из этого выходит? Грешники, сознавшие свои грехи и ставшие на путь ко спасению, далеко уйдут от мнимых праведников, которые топчутся на одном месте и потому не подвигаются вперед ни на шаг; да, сыны века сего догадливее (мудрее, благоразумнее) сынов света в своем роде.
Продолжая притчу о неверном управителе, Христос сказал окружавшим Его мытарям и грешникам: И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете (умрете), приняли вас в вечные обители (Лк. 16, 9).
Этими словами Господь, несомненно, ответил окружавшим Его мытарям и грешникам на вопросы, которые занимали их теперь. Следуя за Спасителем, призывавшим всех к покаянию, и считаясь уже Его учениками, мытари и грешники сознавали свою греховность (ср. Лк. 18, 10—14), но, по обилию грехов своих, не могли надеяться на спасение от ответственности в будущей жизни. Теперь же, прослушав притчи о пропавшей овце, о потерянной драхме и, в особенности, о блудном сыне, они поняли, что спасение возможно и для них. Обрадованные этим, они недоумевали: с чего начать, чтобы удостоиться прощения грехов?
Вот на этот-то вопрос и отвечает Господь. С чего начать? Начните с того, с чего начал неверный управитель: примиритесь прежде всего с теми, кого вы обидели; возвратите им все, неправедно полученное от них; употребите это неправедное богатство как средство примирения с ними, и вы этим богатством неправедным приобретете в лице их друзей, которые будут молить Бога о помиловании вас. Слова — чтобы они... приняли вас в вечные обители — нельзя понимать буквально, так как всякому понятно, что принять в Царство Свое Небесное может только Бог, и если Господь употребил такое выражение, то его надо рассматривать как оборот речи, нередко употребляемый в разговоре.
В Нагорной проповеди Своей Христос сказал: если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5, 23—24). Христос говорил о жертвеннике и жертвоприношении потому, что современные Ему евреи, каясь во грехе и прося у Бога прощения, всегда приносили узаконенную Моисеем жертву за грех; в сущности же, здесь речь идет об обращении грешника к Богу с мольбою о прощении его грехов. И вот, такому-то грешнику Господь говорит: прежде чем просить у Меня прощения твоих грехов, пойди примирись с братьями твоими, которых ты обидел! Отдай им все, что неправедно получил от них.
Продолжая Свои наставления мытарям и грешникам, Господь сказал (вы знаете эту поговорку): «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом (Лк. 16, 10). Вы понимаете, что нельзя доверить большего дела тому, кто и в малом оказался неверным, нечестным. Вы же ищете спасения душ своих; вы хотите получить многое, поэтому будьте верны в малом, будьте верны в том неправедном богатстве, которым вы обладаете; поступите с ним по Моим указаниям, и тогда только можете рассчитывать на получение истинного богатства, блаженства вечной жизни. А если окажется, что вы в этом неправедном богатстве не были верны, то кто поверит вам истинное?»
Этим Христос окончил Свои наставления мытарям и грешникам о необходимости возвращения по принадлежности неправедно приобретенного богатства. Но Он не мог остановиться на этом, так как исполнение этого наставления составляет только первый (после покаяния) шаг к спасению; Он не мог оставить Своих слушателей в неведении, что же делать дальше, сделав этот первый шаг? Он, несомненно, должен был осветить им весь путь, ведущий в вечные обители; и Он действительно осветил его, доказательством чему служат заключительные слова Его о несовместимости служения Богу и маммоне.
В русском синодальном переводе Евангелия, в стихах девятом и одиннадцатом 16-й главы Евангелия от Луки, говорится о неправедном богатстве; в переводе же на церковнославянский язык, в стихе девятом, вместо слов — приобретайте себе друзей богатством неправедным — сказано: сотворите себе друга от маммоны неправды. При сличении этих двух переводов с греческим текстом Евангелия Луки, оказывается правильным перевод на церковнославянский язык. Так же, то есть согласно с греческим текстом, следовало бы перевести и одиннадцатый стих, ибо и в нем говорится о маммоне неправды, но как в нашем русском переводе, так и в церковнославянском, в одиннадцатом стихе, слова «в маммоне неправды» переведены словами: «в неправедном богатстве» и «в неправеднем имении».
«Маммона» — сирийский идол, языческий бог любостяжания, которому молились и приносили жертвы. Понятно, что только злой дух мог внушить людям, что есть бог, покровительствующий любостяжанию. И потому Иисус Христос не без намерения (как говорит митрополит Московский Филарет) назвал неправедное богатство маммоной неправды. Называя его так, Он тем самым высказался, что неправедно приобретенное богатство есть богатство диавольское, сатанинское, от которого надо скорей избавиться, дабы не оставаться служителем сатаны.
Итак, Господь заповедал мытарям и грешникам скорее освободиться от маммоны неправды, быть верными исполнителями этой заповеди относительно неправедного богатства, тяготеющего над ними. Приступая же затем к наставлениям, что делать дальше, Господь не мог не обратить внимания Своих слушателей на то богатство, как бы мало оно ни было, которое они приобрели и приобретают честными, праведными способами, которое останется у них после возвращения по принадлежности всего неправедно приобретенного.
Если маммону неправды, то есть имущество, добытое нечистыми путями, мы по справедливости можем назвать богатством диавольским, орошенным слезами невинных жертв любостяжания, которое нажито злом и во имя зла, то, с другой стороны, всякий честный заработок можно назвать Божиим достоянием. Хотя все существующее принадлежит одному только Богу и потому все, находящееся в нашем обладании, для нас — чужое, но это слово «чужое» особенно применимо к достоянию, праведно приобретенному: оно приобретено нами по милости Божией, оно дано нам Богом во временное управление и мы должны управлять этим «чужим» достоянием согласно с волей Хозяина его, то есть Бога. Воля же Божия, чтобы мы голодных накормили, жаждущих напоили, странников приютили, нагих одели, больных и заключенных в тюрьмах посетили... (Мф. 25, 34—36), словом, оказывали бы помощь нуждающимся ближним, которых Христос назвал Своими меньшими братьями (Мф. 25, 40). Надо управлять этим чужим достоянием так, чтобы, в награду за то получить свое, то, что только и может принадлежать человеку, то есть блаженство вечной жизни. На земле мы — временные странники; живя земной жизнью, мы только проходим путь, ведущий в вечность; и потому все земное — не наше, чужое; наше — там, куда мы идем.
Эти понятия о нашем и чужом были известны всем ученикам Иисуса Христа, то есть всем ходившим за Ним и поучавшимся Его словом, так как это — основа учения Христова. Знали это, конечно, и окружавшие теперь Господа мытари и грешники, поэтому не представлялось надобности повторять им эти общеизвестные всем ученикам Господа истины. И потому, заповедуя им управлять Божиим, то есть чужим для них, достоянием согласно с волей Хозяина-Бога, и обещая им за это то, что составляет единственную собственность людей, Господь предупреждает их: если окажется, что в этом чужом вы не были верны, кто даст вам ваше?


вторник, 29 марта 2011 г.

Церковь и память эпохи гонений - несколько публикаций на сайте радио "Град Петров"




  
 


Дмитрий Михайлов


Прикосновение к страшным тайнам Ржевского полигона что-то изменило во мне, по крайней мере стало уже невозможно отстраненно взирать на планомерное вымывание из памяти людей позорных страниц нашего прошлого, видя безымянные могилы в лесу и читая расстрельные списки.
Оказывается, сохранение (или искажение) памяти прошлого - это один из способов борьбы за души людей сегодня.
Помнить - значит напряженно размышлять о нашем прошлом, будить мысль.


Ниже приводятся несколько публикаций на сайте радио "Град Петров"
Arrow (вещание в интернет http://www.grad-petrov.ru/online.phtml,
Arrow архив лучших передач http://www.grad-petrov.ru/archive.phtml)

на тему о позиции Церкви в сохранении памяти о годах гонений и вклада Церкви в преодоление последствий тоталитарной эпохи в России:



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=507

«…Общее бремя страданий, которое понесли все честные, мыслящие люди России, должно объединить нас на пути преодоления коммунистического наследия». Протоиерей Георгий Митрофанов о роли Церкви в процессе десталинизации.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=506

«Нужно так поднимать тему новомучеников, гонений и репрессий, чтобы она звучала церковно – сострадательно и созидательно». Протоиерей Владимир Сорокин о новом храме на Левашовской пустоши – месте массовых расстрелов и захоронений в годы тоталитарного режима.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=165

«…Передо мной на Соловках встал один мучительный вопрос: тратя огромные усилия на возрождение многих храмов и монастырей, мы как будто пытаемся, восстановив все в таком виде, в каком оно было, сделать вид, что не было этого страшного семидесятипятилетнего периода в русской истории… Чрезвычайно важно именно Церкви подчеркнуть, что она ни в коей мере не игнорирует опыт Соловецкого лагеря в истории Соловецкого монастыря…» Профессор-протоиерей Георгий Митрофанов о Соловецком монастыре в программе «Экклесия».



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=184

«...Уполномоченный по делам религии говорил в 60-е годы: «У нас рядом психиатрическая больница – соединим вас в одно общее заведение...»» В программе «Экклесия» преподаватель Санкт-Петербургской Духовной Академии и Семинарии протоиерей Борис Безменов о годах учения, любимых преподавателях и гонениях на церковное образование.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=137

В 2005 году Санкт-Петербургская епархия отмечала замечательный юбилей – 50 лет священнического служения протоиерея Павла Красноцветова, настоятеля кафедрального собора Казанской иконы Божией Матери. Протоиерей Павел Красноцветов стал священником в один из самых трудных периодов истории Русской Церкви, и прошел вместе с Церковью все испытания, выпавшие на ее долю. Об истории своей семьи, о своем жизненном и священническом пути рассказывает отец Павел в программе «Экклесия».



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=25

«Этот человек является живым символом, связывающим две эпохи — Русскую Церковь до революции и после революции». О митрополите Григории (Чукове) рассказывает протоиерей Владимир Сорокин, автор научного исследования, посвященного жизни и трудам митрополита Ленинградского и Новгородского.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=103

Священники обсуждают «Письмо десяти академиков». В передаче принимают участие доктор богословия, сотрудник Отдела внешних церковных связей Санкт-Петербургской епархии священник Владимир Хулап, доктор богословия, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в Мадриде священник Андрей Кордочкин, главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=143

«…Меня раньше часто спрашивали: «Батюшка, нет ли таких у вас больных, за которыми мы бы поухаживали. По христианскому обычаю, для своей души…» А сейчас мне таких вопросов не задают. Уже нет такого настоящего христианского духа, он исчезает…» В программе «Экклесия» – один из старейших клириков Санкт-Петербургской епархии, настоятель Троицкого храма в Невском районе, известного в народе как Кулич и Пасха, протоиерей Виктор Голубев.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=183

Христианская или фарисейская нравственность приходит на смену естественной нравственности человека, вошедшего в Церковь? Не прикрываем ли мы зазубренными цитатами из Писания и святых отцов свое нежелание трудиться над ежедневным изгнанием из себя «ветхого человека»? Нравственные проблемы церковной жизни в программе «Экклесия».



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=178

«…В страшную зиму 1941-го года мама прямо из больницы, не заходя домой, повела меня, пятилетнего, в Князь-Владимирский собор. И c первого момента я полюбил храм…» Один из старейших священников Санкт-Петербургской епархии протоиерей Борис Глебов рассказывает о своем церковном служении.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=208

«Он понимал, что для Церкви будущее в ее прочных позициях в области просвещения, внешнего свидетельства и внутренней молитвенной настроенности». Протоиерей Владимир Сорокин о митрополите Никодиме (Ротове), защитнике Церкви в годы хрущевских гонений.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=12&mess=154

Обновленчество. Этот термин сегодня все чаще приобретает характер ярлыка, лишенного реального содержания. Что означал этот термин в те годы, когда он появился? Что такое обновленчество как историческое явление и имеет ли оно отношение к современной церковной жизни? Беседа с московским священником Ильей Соловьевым, директором издательства Крутицкого подворья, кандидатом исторических наук.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=6&mess=21

Беседы с прот. Василием Ермаковым. Беседа вторая. О Санкт-Петербургских Духовных школах.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=6&mess=112

Беседы с прот. Василием Ермаковым. Беседа третья. О пастырском служении.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=6&mess=113

Беседы с прот. Василием Ермаковым. Беседа четвертая. Послевоенные годы



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=6&mess=179

«Без почитания новомучеников нам не возродить ни свою душу, ни Россию…» О петербургском священномученике Петре Скипетрове рассказывает секретарь Комиссии по канонизации святых Санкт-Петербургской епархии Л.И.Соколова.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=6&mess=229

Нужна ли новомученикам реабилитация? Об этом размышляет в программе «Встреча» церковный историк протоиерей Георгий Митрофанов



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=20&mess=213

Александровский лицей. Каменоостровский проспект, дом 21.

«Список осужденных в 1925 году лицеистов через семьдесят лет стал списком невинных жертв политических репрессий. Послепушкинская история Лицея известна немногим..» Краевед Т.Трефилова о послепушкинском Лицее в программе «Невидимый Петербург»



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=4&mess=70

Безотцовщина в семье и в нашей стране. Беседа с протоиереем Георгием Митрофановым



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=9&mess=172 (ч.1)

Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=9&mess=173 (ч.2)

««Зачем эта улица, если она не ведет к храму?» – это были страшные слова для тогдашней власти…» В программе «Неделя» настоятель Князь-Владимирского собора протоиерей Владимир Сорокин вспоминает Святейшего Патриарха Алексия Второго и его время.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=9&mess=72

"это ностальгия по «сильной руке». Когда вокруг распад и развал, и когда кажется, что вот, наконец-то, должен прийти хозяин, который все восстановит. Восстановит и разрушающуюся империю, и униженный народ, и покажет всему миру, чтобы все нас боялись". О тоталитарном сектантском сознании внутри Православной Церкви размышляет президент Центра св. Иринея Лионского Александр Леонидович Дворкин.



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=9&mess=36

Комментарии "Основ социальной концепции Русской Православной Церкви". Раздел III "Церковь и государство".(Прот. Александр Степанов, прот. Георгий Митрофанов, священник Игорь Поляков, священник Константин Пархоменко)



Arrow http://grad-petrov.ru/archive.phtml?subj=9&mess=126


Что делать в ситуации, когда тот русский язык, который был создан христианской культурой, Православием, вдруг оказался непонятным для большинства людей, которые не знают простых слов: покаяние, благодать, смирение, а если и знают, то в каком-то извращенном, оккультном толковании? На каком языке говорить современному человеку о Христе? Проблемы миссии современной Русской Православной Церкви

Arrow
 

Акафист преподобному Серафиму, Вырицкому чудотворцу


Акафист преподобному Серафиму, Вырицкому чудотворцу


Кондак 1

Возбранный воине Христов и боголюбче дивный, преподобне отче Серафиме, веры Православныя посреде мира безбожнаго светильниче и земли Российския благодатный заступниче, чудный образ спасения во дни последния показавый, деланием сокровенным и глубоким смирением Царствие Небесное стяжавый. К твоему благопотребному предстательству ныне прибегающе пение хвалебное приносим ти от сердец наших, любовию зовуще: Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.
Икос 1

Ангелоподобную красоту души имел еси, светоносне отче, сердцем пламенея ко Господу Сил, и Тому единому в иночестем чине служити от юности восхотел еси, но, отвергнув человеческое мудрование, истинное послушание Творцу своему явил еси. Темже промышлению Божию о тебе дивящеся, с верою зовем ти:

Радуйся, благочестивых родителей достойный сыне; радуйся, воспитанный в милосердии и трудех.
Радуйся, измлада всею душею Господа возлюбивый; радуйся, Истиною просвещенный с юных лет.
Радуйся, службы церковныя благоговейный любителю; радуйся мира духовнаго умиленный тайнозрителю.
Радуйся, молитвы чистыя кадило благовонное; радуйся, имеяй сердце, всецело Богу устремленное.
Радуйся, отроком дом отеческий покинувый и кормильцем семьи ставый; радуйся, столицы северныя отринувый соблазны.
Радуйся, схимнику лаврскому желание сердца своего поведавый; радуйся, от него волю Божию о себе познавый.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  

Кондак 2

Видя Господа пред собою выну, и на милость Его уповая, браком законным по заповеди старчестей сочетался еси, блаженне отче, чистоту душевую и телесную усердно соблюдая. Вкупе же с благословенною супругою мысли о скоротечности жизни сея имевый, возрастал еси во всякой добродетели, непрестанно поя Господеви: Аллилуиа.
Икос 2

Разум недоумевает, отче Серафиме, како выразите во словесех веру твою и любовь ко Господу, испытующему люди Своя. Поистине праведному Аврааму подобен еси, он бо николиже усомняшеся в благости Отца Небеснаго, такоже и ты полное доверие к Богу в душе своей питал еси. Сего ради глаголем ти сицевая:

Радуйся, обетований непреложных восприятие сердечное; радуйся, веры непоколебимый явление многочудесное.
Радуйся, свидений Божиих хранение самозабвенное; радуйся, исполненный за вся благодарения.
Радуйся, бояйся Господа и помняй заповеди Его; радуйся, на всяк день поучавыйся правде Его.
Радуйся, душу свою в терпении стяжавый; радуйся, Царствия Божия прежде всего искавый.
Радуйся, главо союза во Христе единодушнаго; радуйся, образе целомудрия и воздержания супружескаго.
Радуйся, кротости и тихаго нрава любомудрый носителю; радуйся, истиннаго благочестия усердный ревнителю.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  

Кондак 3

Силою Вышняго укрепляемый и советами духоноснаго старца Варнавы Гефсиманскаго наставляемый, поприще купеческое с деланием внутренним умело сопрягал еси, праведне отче, и делами милосердия, Христа ради творимыми, благословение Божие снискал еси. Покрый убо нас, обнаженных от всякаго дела блага, любовию твоею, да восхвалим купно милостиваго Бога: Аллилуиа.
Икос 3

Имея сострадание сердечное, нуждающимся помогал еси и скорбящих утешал еси, больных и сирых всячески упокоевал еси, милостиве отче, темже славу Евангелия Христова устнами благодарных тебе приумножал еси. Приими и от нас недостойных благодарственную песнь сию:

Радуйся, скорый помощниче всем в бедах сущим; радуйся, щедрый подателю неимущим.
Радуйся, храмов и обителей тайный благотворителю; радуйся, слабых и убогих доброхотный попечителю.
Радуйся, сословия купеческаго украшение; радуйся, неуклонный последователю Евангельскаго учения.
Радуйся, образ и подобие Божие в ближнем возлюбивый; радуйся, яко Самому Христу всякому человеку послуживый.
Радуйся, пагубное самолюбие из сердца своего изгнавый; радуйся, богатство тленное ни во чтоже вменивый.
Радуйся, суетных пристрастий свободивыйся; радуйся, веру делами любве утвердивый, Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  

Кондак 4

Бури богоборчества, властьми самозванными в России воздвигнутаго, не убоялся еси, богоносне отче, но благодатное время исповедничества познав, потщился еси всех видимых благ отрицатися, во еже совершенным учеником Господа нарицатися, и Ему всецело ся предав, радостно вопияше: Аллилуиа.
Икос 4

Слыша о лютых гонениих и тяжких страданиих, верными за имя Христово претерпеваемых, вслед за апостолом помышляше, премудре: кто разлучит ны от любве Божия? Ибо благоугодно Господу есть крестом избранных Своих спасти. Вемы же, отче, яко любящим Бога вся поспешествуют во благое, молим тя и нам многогрешным душеполезное от Господа испросити, да согласно поем ти:

Радуйся, веру православную мужественно исповедавый; радуйся, даже до смерти за Христа пострадати хотевый.
Радуйся, Царя и Отечество в трудную годину не предавый; радуйся, безмятежную жизнь на чужбине презревый.
Радуйся, чаяний заветных сбытие улучивый; радуйся, Христа ради с женою разлучивыйся.
Радуйся, имение свое по слову Господа раздавый; радуйся, за Возлюбленным тобою и тя Возлюбившим последовавый.
Радуйся, злато, в горниле искушений очищенное; радуйся, древо, при источниках вод живых насажденное.
Радуйся, скорби и испытания в богатство духа обративый; радуйся, сокровенным подвигом в миру к монашеству себе приуготовивый.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 5

Богосветлую звезду яви тя Господь в Лавре Александро-Невстей, преподобне отче, егда ко ангельскому чину благодать священства восприяв, души многих скорбящих и во мраце отчаяния пребывающих духом укрепил еси и светом Истины озарил еси, научая премудрым судом Божиим покорятися и среди горькаго лихолетия непоколебимо пети: Аллилуиа.
Икос 5

Видевше братия и священноначалие исправное монашеское житие твое, отче, и послушания многотрудная, тобою носимая, паче же смирения глубину, мир и радость о Господе, разумели суть плоды Духа Свята, в тебе обильно прозябшыя. Темже и мы, зряще духовное восхождение твое от силы в силу, тако с благоговением взываем ти:

Радуйся, плоть свою со страстьми и похотьми самоотвержением распявый; радуйся скверну греховную ветхаго Адама покаянием омывый.
Радуйся, благодатную силу смирения познавый; радуйся, деланием заповедей Евангельских внутренняго человека обновивый.
Радуйся, имя Иисуса сладчайшаго непрестанно сердцем призывавый; радуйся, в живое общение с Господом вступивый.
Радуйся, мир Христов, превосходяй всяк ум, наитием Духа Божия получивый; радуйся, на земли блаженство будущаго века вкусивый.
Радуйся, Богу и ближним нелицемерно служивый; радуйся, пред престолом Вышняго за вся люди слезно воздыхавый.
Радуйся, Жертву безкровную со страхом и трептом совершавый; радуйся, словом мудрым всех притекающих к тебе питавый.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворце.  
Кондак 6

Совершенную любовь яко венец добродетелей, яко дар Святаго Духа приемый и душу свою за ближних положите готовый, немощи немощных подъял еси, духоносне отче, и ко спасению мнози души управил еси. Твоим боголюбезным предстательством и мы, грешнии, недугов многоразличных исцелевше и веру крепкую обретше, благодарственно вопием Господу: Аллилуиа.
Икос 6

Возсия в лице твоем правда Божия и отгнася прелесть сатанинская, егда лукавии раскольники со престолов своих яко идоли падоша и Лавра ига обновленческаго свободися, иноцы же вси возвеселишася. Сего ради просим тя, миротворче, раздоры и нестроения живота нашего утолити, неправды разорити, да в единодушии глаголем ти:

Радуйся, Божественныя Троицы Избранниче; радуйся, Трисолнечнаго света причастниче.
Радуйся, радостию совершенных возрадованный; радуйся, милостию ко всякому богатый.
Радуйся, храме нерукотворенный Христа Бога нашего; радуйся, щедротами Духа Святаго благолепно украшенный.
Радуйся, жертвенник в сердце своем соделавый; радуйся, фимиам молитвы Господу пред ним возносивый.
Радуйся, о заблуждающихся зело душею болезновавый; радуйся, всем спастися и в разум истины прийти желавый.
Радуйся, гордость, и злобу нечестивых смирением и кротостию победивый; радуйся, христоподражательно любити враги своя учивый.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 7  

Хотяху боголюбивии архипастырие тебе духовником Лавры избрати, темже подвигоша тя, старче, великаго ангельскаго образа всем сердцем взыскати, душа бо твоя чистая огнем пламенныя молитвы за весь мир воспылала есть, и великую схиму яко печать совершенства от Бога прияв, с трепетом вопияше Ему: Аллилуиа.
Икос 7

В дивном пророческом сне на заре подвижничества твоего, преблаженне, указа ти Господь путеводителя и покровителя Своего, печальника земли Российския, преподобнаго Серафима Саровскаго; егоже именем в схиме нареченный, ты воистинну новым утешителем народу русскому явился еси. Сему благоволению Божию чудящеся, с надеждою поем ти:

Радуйся, опытный воине Христова ополчения; радуйся, мрачных бесов горестное посрамление.
Радуйся, в куколь смирения и младенческаго незлобия облеченный; радуйся, духовною молитвою на мысленных супостатов вооруженный.
Радуйся, к Богу о всех молитвенниче дерзновенный; радуйся, Владычицы Державныя угодниче любезный.
Радуйся, духоносных отец сподвижниче; радуйся, ангелов приятный собеседниче.
Радуйся, правоверных благодатное заступление; радуйся, блуждающих во тьме безбожия светозарное наставление.
Радуйся, грешников с Богом покаянное примирение; радуйся, источниче радости и умиления.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 8

Странно и неудобоприятельно суетному миру слышати, како молитвами твоими, чудотворче, богатство милосердия Божия изливается на всех, с верою притекающих к твоему небесному покровительству. Мы же, славяще Троицу Святую, Давшую та благодать сию, радостно восклицаем: Аллилуиа.
Икос 8

Всего себе на старческое служение людем предал еси, но и духовных высот никакоже отступил еси, дивный отче, такожде чадом своим заповедал еси, о горнем всегда помышляти и молитву Иисусову, яко благое средство спасения, усердно стяжати, еюже всякий грех в душе посекается и дух человека с Духом Божиим соединяется. Под твое пречудное благословение прибегающе, доброхвально величаем тя:

Радуйся, горнего Иерусалима жителю; радуйся, неизреченныя славы Спасителя мира созерцателю.
Радуйся, Богом управляемая душевная колеснице; радуйся, Духа Утешителя сердечное вместилище.
Радуйся, от райских обителей в юдоль плачевную нисходяй; радуйся, молитвы наша к стопам Вседержителя и Богородицы приносяй.
Радуйся, якоже отец чадолюбивый просящим полезная подаяй; радуйся, яко мати нежная, в скорби утешаяй.
Радуйся, Церкве Христовы назидание; радуйся, неисцелимых болезней безмездное врачевание.
Радуйся, будущих судеб чудесное прозрение; радуйся, настоящих обстояний скорое избавление.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 9 

Все силы небесные удивишася премудрому смотрению о тебе Вышняго, старче, мучительным бо тя недугом зряще пораженнаго, обаче промыслительно от рук безжалостных гонителей из Лавры восхищеннаго. Людие же вернии видевше тя чудно под кровом Богородицы в Вырице хранимаго, воспеваху Человеколюбца Господа: Аллилуиа.
Икос 9

Витийство человеческое умолкает пред величием подвигов твоих, преподобне, како убо старец немощный по плоти сый, и таковая творити возмогл еси; но поелику имамы богобоязненное произволение, тако благодерзостне взываем ти:

Радуйся, древних пустынников искусный подражателю; радуйся, постнического жития их усердный любителю.
Радуйся, молитвенных бдений неусыпный ревнителю; радуйся, внутренняго безмолвия и тишины ума хранителю.
Радуйся, Божественною любовию в сердце уязвленный; радуйся, неутолимым стремлением ко Господу распаленный.
Радуйся, познание небесных тайн приявый; радуйся, от духовных дарований паче прежняго в собственном мнении обнищавый.
Радуйся, истинным смирением добродетели своя покрывый; радуйся, плачем покаянным плоды Божия благодати умноживый.
Радуйся, яко дева мудрая, елей радости трезвением сохранивый; радуйся, яко невеста добрая, духовному Жениху Христу вполне благоугодивый.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 10

Спасти Русь святую от полчищ немецких Единаго Спасителя умолил еси, боголюбче дивный: «Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго и мир Твой», тако со умилением сердечным к Богу взывал еси, и сего ради старцу Саровскому подражая, новый подвиг молитвеннаго стояния на камне подъял еси. Темже тя укрепившаго в брани Господа славим, победную песнь поюще Ему: Аллилуиа.
Икос 10

Стена бе незримая люте страждущим от войны, молитвенниче тепле, и неизсякаемыя надежды источниче, победу бо российскаго оружия пророчествовал еси и разумом духовным смысл попущенных Богом скорбей постигая, возвратитися ко Христу народ некогда Божий призывал еси. Темже соблюди и нас неразумных от всякия вещи сопротивныя, вопиющих таковая:

Радуйся, чашу страданий с Отечеством земным до конца испивый; радуйся, о помиловании России Господа просивый.
Радуйся, мученичество безкровное волею претерпевый; радуйся, немощи естества человеческаго презревый.
Радуйся, столпе непоколебимый Православия; радуйся, пламенный проповедниче веры и покаяния.
Радуйся, крепосте неприступая, неприятеля устрашающая; радуйся, надеждо несумненная, верных окриляющая.
Радуйся, земли Российския молитвенное ограждение; радуйся, от враг видимых и невидимых досточудное избавление.
Радуйся, воинству христолюбивому Богом дарованное поможение; радуйся, душ и телес наших живительное орошение.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 11

Пение коленопреклоненное приносим ти, преподобне отче, ублажающе многотрудное земное житие твое, ты же не преставай молитися за ны ко Господу, да дарует нам грехов оставление, страстей же одоление, во всяцей добродетели утверждение и мира душевнаго сохранение и сподобит нас недостойных вкупе с тобою во Царствии Небеснем благодарственная восклицати: Аллилуиа.
Икос 11

Светозарнаго провозвестника сущим во тьме безбожия зрим тя, всеблаженне отче, духовное бо возрождение России провидел еси и, к сыновом сынов с отеческою любовию обращаяся, твердо веры Православныя держатися завещал еси. Мы же, словесы твоими просвещаеми, со слезами умиления взываем ти:

Радуйся, Божественнаго Солнца луче; радуйся, духовнаго пробуждения заре.
Радуйся, звездо путеводительная в Царствие Небесное; радуйся, светлый облаче, покрываяй жаждущих спасения.
Радуйся, росо благодатная, пажить греховную утоляющая; радуйся, радуго многоцветная, сердца наша веселием исполняющая.
Радуйся, свет мира, имже мнози человецы просвещаются; радуйся, молние огнезрачная, еюже козни вражия разрушаются.
Радуйся, чистоты сердечныя зерцало; радуйся, совершенства христианскаго красото.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 12

Блаженную кончину течения твоего, богомудре отче, молением благоговейным ко Всемилостивей Владычице мира предварил еси, Та бо явственне посетивши тя во славе Своей, отшествие близкое на небо десницею указа тебе. Киими похвалами нам грешным достойно венчати тя, Царицы Небесе и земли избранниче, ныне со лики ангельскими воспевающа: Аллилуиа.
Икос 12

Поюще дивнаго во святых Своих Бога, веруем вседушно, яко много может молитва праведнаго ко благосердию Владыки, и сего ради просим тя, приснопамятный отче Серафиме, буди о нас ходатаем теплым у престола Пресвятыя Троицы, вопиющих ти сице:

Радуйся, пламенным серафимом тезоименитый; радуйся, старчества духоноснаго восприемниче великий.
Радуйся, нивы Христовы неустанный возделателю; радуйся, мира Божия в души человеческия насадителю.
Радуйся, сокровище благодати неистощимое; радуйся, милости глубинно неизмеримая: Радуйся, чудотворений тонкое благоухание; радуйся, желаний Божественных исполнение.
Радуйся, Русския Православныя Церкве новое украшение; радуйся, велие к Богу, прославльшему тя, за Русь многострадальную дерзновение.
Радуйся, рода христианскаго благомощное заступление; радуйся, почитающим тебе ходатаю вечнаго спасения.
Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче.  
Кондак 13

О преславный и досточудный угодниче Божий Серафиме, приими усердное сие моление наше, от любве душевныя тебе возносимое, и умоли Всеблагаго и Всемилостиваго Господа избавитися нам всякаго зла и напасти, да благочестие в веце нынешнем поживем и блаженство живота вечнаго молитвами твоими обрящем, о тебе же благодарственно воспевающе Господеви: Аллилуиа.


(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)



Молитва преподобному отцу нашему Серафиму, Вырицкому чудотворцу



О, богоблаженный и премилосердый отче наш Серафиме! Ведуще тя и по смерти яко живаго суща, с верою припадаем ти и вопием: не забуди убогих твоих до конца, но милостивно призри на стадо твое духовное и упаси е, добрый пастырю, благоприятными твоими к Богу молитвами. Испроси нам от Господа время на покаяние и греховныя жизни исправление, веси бо вся немощи наша душевныя: не имамы дел веры и спасения, не имамы ревности ко истинному богоугождению, пленихомся умом в погубительных страстех, растлехом сердца во гнусных похотех. Что убо чаем, и на что надеемся, неключимии, разоривше храмины душ наших? Ей, святый отче, простри молитвенно руце твои ко Господу и умоли Спасителя рода человеческаго коснутися благодатию окаменелых сердец наших, омыти нас слезами покаяния, возставити в вере, укрепити во благочестии и вся полезная ко спасению даровати. Не посрами упования нашего, еже по Бозе и Богородице на тя возлагаем, но буди нам скорый помощник, утешитель в скорбех и покровитель во обстояниях, да сподобимся молитвами твоими наследником быти Царствия Небеснаго, идеже вси святии непрестанно славят и воспевают Пречестное и Великолепое Имя Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



Тропарь преподобному Серафиму Вырицкому


Тропарь, глас 8

Крест приим свой, преподобне, радуяся нераздельным помыслом последовал еси Христу. Был купец еси воистину преславный, яко не земное, но небесное сокровище стяжа. Сего ради спасошася тобою мнози чада твоя, ихже возлюбил еси. И ныне, отче наш Серафиме, шлися покаяние нам даровати и в разум истины прийти.