Рассылка обновлений по Email

вторник, 7 июня 2011 г.

Как организовать служение милосердия на приходе?


 Не так давно у нас в храме служил на Вознесение Литургию
ЕПИСКОП  ПАНТЕЛЕИМОН
Мы помним его еще по прежнему служению, ( председатель Епархиальной комиссии Москвы по церковной социальной деятельности, настоятель храма св. блгв. царевича Димитрия в Первой градской больнице) как замечательного организатора дел милосердия и больничного служения в Московской епархии. И теперь, вспоминая его давние наставления об организации этих трудов, вновь откроем давнюю публикацию, он РАССКАЗЫВАЕТ:
О служении милосердия на приходе



Как организовать служение милосердия на приходе?

Вначале отвечу на самые распространенные вопросы тех, кто хотел бы служить ближним, но не знает, как такое служение начать.
Сколько для этого нужно денег?
Нисколько.
Сколько нужно собрать людей для начала?
Не меньше одного.
Нужно ли специальное помещение?
Не нужно.
Есть ли специальные пособия по организации этого служения?
Есть - это книги Нового Завета.
У кого можно научиться этому служению?
У святых.


С чего же нужно начать? Нужно начать исполнять то, что написано в Евангелии: «Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф, 5, 42).
Если Вы не можете пока отдать по евангельской заповеди и верхнюю одежду тому, кто просит рубашку, и с тем, кто просит пройти одно поприще, пройти два, дайте просящему хотя бы то, что он просит, не больше. В самом начале можно даже меньше, чем он просит, но все-таки дайте хотя бы что-то и хоть чем-нибудь помогите.
Кому нужно начать помогать в первую очередь?
Начните с самых ближних. Совершайте дела милосердия дома. Жертвуйте своим временем, силами, желаниями, намерениями, планами. «Будь смел, решителен на всякое добро, особенно на слова ласки, нежности, участия, тем более на дела сострадания и взаимной помощи» (св. праведный Иоанн Кронштадтский). В храме перед службой или после службы обратите внимание на тех, кто находится рядом с Вами. Будьте отзывчивы к ним и старайтесь всех радовать и никого не огорчать. Очень важно помнить, что дела милосердия нужны прежде всего нам, а не нуждающимся в помощи. Прп. Авва Дорофей говорит, что если мы ухаживаем за больным, то «более больной благотворит нам, нежели мы больному». Помогая другим, мы прежде всего помогаем себе.
Как определить свою меру и не взять на себя больше, чем Господь возлагает?
Нужно следить за тем, чтобы огонь любви не погас в сердце. Если огонек едва теплится, нельзя класть в костер толстые и сырые ветки, они могут погасить пламя. Целью милосердного служения является не увеличение внешних дел и не попытка устроить рай на земле, а умножение любви.

Дата публикации: 20.04.2004  

Продолжение (в нашей приходской жизни) - следует?

Три новых сотрудника появятся в каждом приходе

Автор Редакция портала "Православие и мир" дата: 23 декабря 2009 @ 22:43

Три новые должности должны быть введены в храмах: социальный работник, активист по работе с молодежью и педагог-катехизатор, – сказал  на епархиальном собрании Москвы Святейший Патриарх Кирилл.

Cоциальный работник должен отвечать за организацию дел милосердия на приходе: «Социальную работу нужно начинать внутри самого прихода, как это было в апостольские времена. Ведь многие из прихожан остро нуждаются в моральной или материальной поддержке. Именно на них, в первую очередь, должно обратить внимание духовенства и приходская социальная служба.» – отметил Патриарх.

Организация служения потребует централизованной работы: «Предлежащий нам фронт работы обширен, встает вопрос о подготовке специалистов, способных организовать на приходском уровне полноценную социальную работу. Сейчас прорабатывается возможность создания специального центра подготовки таких кадров на базе одного из вузов Москвы», – сказал Патриарх.

Введение ставок социальных работников создаст новые рабочие места в городе. Вместе с тем, по слову Патриарха,  настоятели не должны устраниться от дел милосердия и переложить все на плечи социальных работников.

Также будут введены должности педагога-катехизатора, ответственного за просветительскую работу прихода и молодежного руководителя. Введение должности молодежного руководителя потребует отдельной тщательной работы:  «Если социальных работников готовят светские вузы, то с молодежными лидерами дела обстоят сложнее. Работать с молодым поколением на современном уровне у нас умеют немногие. Этому надо учиться, а учиться практически негде. Вот почему сейчас изучается проект создания Школы молодежных лидеров при Даниловом монастыре».

Все должности должны полноценно оплачиваться, сказал Патриарх: «Важно, чтобы за эти направления деятельности отвечал не активист-любитель на общественных началах, а профессионал.»

-------------------------------------------
Статья распечатана с Православие и мир: http://www.pravmir.ru

URL статьи: http://www.pravmir.ru/tri-novyx-sotrudnika-poyavyatsya-v-kazhdom-prixode/

----------------------------------------------------------------------------
Продолжение: 2010 г.:
http://www.sv-panteleimon.ru/information/377-2010-11-12-14-44-14.html

Как организовать служение милосердия

shatovЧетыре особенности церковного социального служения
Доклад епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона на пленарном заседании Первой региональной конференции по церковному социальному служению «Новая эра милосердия». 
Церковное социальное служение имеет свои особенности, которые отличают его оттого, что называют социальным служением в нашем обществе, в учебных заведениях. Я смотрел учебники по социальной работе для студентов вузов, где подготавливают таких людей. И хотелось бы сказать об этих особенностях, чтобы не потеряться, чтобы сохранить свою идентичность. Сейчас при входе в зал я встретил молодых людей с музыкальными инструментами, спросил у них: «У вас, что здесь концерт?» Ответили, что нет, была служба здесь. Мы, говорят, баптисты. У них тоже социальное служение, у баптистов. Социальное служение есть у мусульман, наверное. У них более крепкие семьи и социальное служение не так востребовано как в нашей стране, где семьи разрушаются. Говорить об особенностях нашего социального служения все-таки нужно.
Очень важно понять, для чего же это делаем мы, какая цель? Какой должна быть форма этой деятельности. Мы должны сохранять свою верность Христу и сохранять верность православному преданию. И поэтому наше социальное служение нечто совсем иное, отличное от того, что сейчас совершается в нашем государстве. И вот об этих четырех особенностях я хотел бы вам сказать.
1) Первая особенность нашего с вами служения это то, что это служение любви, со всеми вытекающими от сюда последствиями. Нельзя совершать это служение, не имея любви. Можно делать его, не имея чувств любви. Трудно иметь эти чувства к бездомному, который как-то не похож немножко на нас с вами. Трудно иметь эти чувства к ребенку, который родился уродом, трудно иметь эти чувства к людям, которые совершили какое-то страшное преступление. Но, конечно, любовь – это не просто чувство, любовь – это слово объемлет очень много важных для нас с вами вещей. Будем говорить о вечном смысле этого слова, который известен нам с вами.
Любовь – это БОГ. И это служение должно иметь все оттенки любви, должно иметь всю глубину любви, должно обязательно иметь радость любви. Должно иметь ту верность, которая есть в любви. Должно иметь своей целью, не просто совершить какие-то действия, не просто осуществить какие-то наши с вами планы, не просто сделать то, что нам кажется важным. Любовь, которая есть БОГ, явление любви в мире - вот что есть такое церковное социальное служение. Любовь – это когда другой человек, каким бы он не был, является для нас радостью. Той радостью, какой он был для преподобного Серафима Саровского. Каждому человеку, приходящему к нему, он говорил: «Радость моя, Христос Воскресе!» Не лицемерил и не лукавил. Это мы с вами вместо того, чтобы быть православными, стараемся выглядеть таковыми. И, поэтому, в православной жизни, конечно, много фарисейства, лукавства, такого не было конечно у святых. У преподобного каждый был радостью. И нам нужно научиться эту радость знать, чувствовать. Чтобы это было не просто вынужденное служение, как это делают иногда медсестры в больнице, у которых не остается уже любви. Они приходят на работу, стараются что-то сделать, но не имеют этой любви.
У нас должно быть понимание того, что человек, к которому мы с вами обращены в нашей деятельности, что человек этот – это образ Божий. Образ Господа нашего Иисуса Христа. Человек носит на себе образ того, кто воплотился на нашей земле, стал нашим учителем, нашим Господом. И служа этому человеку – мы служим самому Иисусу Христу. Это мы должны помнить и искать эту радость, радость, которая одна только является целью человеческой жизни.
Гедонизм – это страшная, конечно, философия. И современное общество, которое ищет удовольствия, придет к страшному концу. Но радость, конечно, - это цель человеческой жизни. Господь хочет отдать эту радость, этой радости научить. И поэтому, совершая это служение, мы должны научиться радоваться тем людям, которым мы с вами помогаем. В не зависимости от их внешнего вида, в не зависимости от преступлений совершенных ими, от того какой они национальности, веры, знакомы они нам или не знакомы.
Радость должна быть обязательно, надо искать эту радость. Вот это служение будет служением именно любви. Мне кажется это самое главное, если этого не будет, если это уйдет, если мы об этом забудем с вами, то это служение не будет по-настоящему церковным. Тогда оно не поможет, а помешает прийти людям в церковь. Тогда наше служение станет стеной, препятствием для человека, он не увидит за этим любви, которая должна быть. Конечно же, если это служение - любовь, то мы тоже должны любить друг друга. Мы должны учиться этой любви. Я думаю, что Москва должна помогать всем другим регионам, поскольку в Москве мы живем лучше, чем вы, у нас больше денег, больше еды, больше одежды, больше комфортных условий жизни. Поэтому мы каемся. Мы мало помогаем, мало что-то делаем для вас. Конечно, мы должны делиться, даже бандиты делятся друг с другом, у них такой закон. Тем более мы христиане должны это делать! Эта любовь должна нас связывать с вами. И наше собрание должно быть не просто теоретической какой-то конференцией, некой галочкой в отчете. Не просто неким мероприятием, а должно быть собранием, где тоже присутствует Христос, где есть любовь.
2) Вторая особенность. Она немножко такая трудная и не всеми может быть правильно понята.
Совершая социальное служение, в отличие от безбожников и коммунистов, мы должны помнить, что этот мир, в котором мы живем – обречен. Мы должны помнить, что каждый человек, который рождается в этот мир, умрет. Мы должны помнить, что каждый человек, пришедший в этот мир, будет страдать. Мы должны помнить, что не сможем всем помочь, мы не сможем окончательно устранить ту несправедливость, которая есть в мире. Мир идет к своему концу, любовь иссякает. Уходит.
Без этой памяти, без этого знания, мы можем стать благодушными деятелями, о чем- то мечтать, потом разочаровываться от того, что ничего у нас не получается. Ничего и не должно получиться в этом мире, не надо обольщаться. Не надо думать, что вот собрались мы вместе и теперь во всех епархиях начнется работа. Не будет этого ничего, не обольщайтесь. Не потому что вы плохие, не потому что нет денег или нет людей, а потому что мир, в котором мы живем, в нем действует грех, действует зло. И чтобы обессилить это зло, нужно принести себя в жертву.
Господь, когда пришел на землю, Он же не устроил никаких социальных институтов. Он собирался с апостолами, помогал тем, кто к Нему приходил. Сам никому не отказывал, Сам исцелял больных, был Любовью. Умер на кресте. Те люди распяли Его на кресте. Не нужно думать, что наше общество разделит с нами наши идеи. Я думаю, что наша деятельность обречена на поражение. Мы не можем победить зло, мы можем умереть со Христом, мы можем жертвовать собой, можем сострадать и сочувствовать людям. И самое главное, что мы можем – мы можем этим людям помочь понять тайну страдания. Получается противоречие: с одной стороны мы стараемся, чтобы страданий было меньше, и в тоже время должны помочь им понять тайну страдания. Это не я придумал, мне об этом говорил о. Иоанн Крестьянкин, когда мы были у него с директором нашего училища, он сказал, что задача сестры милосердия помочь больным полюбить свою болезнь.
Не лишать его сочувствия и сострадания, а если мы готовы сами сострадать, то наша любовь и милосердие помогут людям переносить страдания. Мы не сможем облегчить все страдания на земле, но мы можем помочь людям узнать о страданиях Христа. Мы можем согреть сердца любовью, и тогда никакое страдание не будет им страшно, в этом отличие церковного социального служения, которое отличает его от социальной работы государства, скажем. От тех программ, которые принимает государство. Если это забудем, то мы или отречемся от Бога, думая, что здесь можно устроить рай. Или откажемся от своего дела, будем нести как тяжкое бремя, безрадостно.
3) Третья особенность – мне кажется, тоже очень важная и если мы о ней не будем помнить, ничего у нас не получится. В церкви есть разные служения. Есть служение певчего - у человека хороший голос, он поет на клиросе. Это замечательное служение. Потому что если в храме можно закрыть глаза, то нельзя заткнуть уши. Если хор плохо поет, невозможно молиться, хочется уйти в другое какое-то место. Поэтому, это служение очень важно. Есть служение священника. Это наше такое особенное служение. У кого-то есть дар слова, он может говорить замечательно.
Но есть служение - общее для всех христиан. Вот сегодня была Литургия, на которой не все вы, к сожалению, причащались. Но Литургия – это общее дело. И таким же служением является служение милосердия, если в этом служении не будут участвовать все члены церкви, оно будет неполным. В этом служении должны участвовать не просто социальные работники, не только сестры милосердия, не только дьякона. Наша задача объяснить всем, что это служение, как и служение Евхаристии на Литургии – общее. Как есть главная заповедь о любви к Богу, которую мы исполняем, вместе собираясь на Литургии, так и заповедь о любви к людям должна совершаться совместно. Вместе.
Были времена, когда это нельзя было делать вместе, когда каждый должен был делать в одиночку, когда в лагерях помогали своим собратьям заключенным. Была такая святая Татьяна, которая собирала посылки в тюрьмы священникам, писала письма, утешала. Такое замечательное служение у нее было.
Сейчас мы можем это делать все вместе, всей церковью. Приучать детей к этому служению. Нужно подвигать батюшек на это, к сожалению, не все находят на это время. Сестры милосердия, например, спрашивают: как уговорить батюшку прийти в больницу. Упросить, умолить, настоять, намекнуть на архиерея, объяснить. Если батюшка придет – принять с любовь, угостить, батюшки тоже нуждаются во внимании. Батюшка спешит, нужно ему объяснить, что это за человек, например: человек, что лежит на койке – ветеран войны или женщина замечательная и т.д. Чтоб он увидел личность в этом человеке. Помочь ему.
Сам Патриарх Кирилл в этом служении участвует. В прошлом году на Пасху он был у бездомных, в этом – был у детей-инвалидов. И уделяет этому много времени. Поэтому в нашей епархии так много социальных начинаний.
Не нужно думать так: вот социальный работник, пусть занимается. Нет, это только маленькая часть. всех людей, всех прихожан нужно к этому подключать. Есть разные формы для этого. Есть у нас такая форма - мы собираем людей, которые готовы жертвовать часть своих денег. И те, кто жертвует сотую часть, называем Друзьями милосердия и с их помощью мы сейчас собираем полтора миллиона в месяц. И люди готовы жертвовать, готовы в этом участвовать. Если не может человек давать деньги, не может сам помочь, он может молиться о нас, о тех нуждающихся, которым мы с вами помогаем. Это дело всей церкви, а не только социальных работников или сестер милосердия.
4) И последнее. Четвертая особенность. Господь заповедал дела милосердия делать в тайне, если мы будем об этом слишком много говорить, говорить больше, чем делаем, то нас Господь осудит как лицемеров. На самом деле сердца людей располагаются не пиаром, а подвигом других. О мучениках у нас в стране никому не было долго известно, скрывалось это, замалчивалось. Но именно они, мученики помогли тому, что наша церковь стала свободной. Именно их кровь, их подвиг, невидимый для нас, он преклонил помощь Божью на нашу страну. Некоторые говорят – людей не хватает, как бы их привлекать. Да не надо никого привлекать. Тихо спокойно делать свое дело, заниматься не собиранием людей, не собиранием денег, а деланием добра. Ты, САМ, пойди и сходи в больницу, Хочешь других послать? Денег нет? Ну и хорошо, деньги – это такое искушение и хорошо, что их нет. Делай на те средства, которые есть. Самим делать это дело, маленькое, в тайне, незаметное дело, но жертвуя собой. И тогда будет успех. Вот, я прошу прощения, что такие четыре особенности я озвучил перед вами. Мне казалось важным поделиться этим с вами.
Источник "miloserdie.ru"




 ----------------------------------------------------------------
http://uteshenie.karelia.ru/site/Social/

о. Лев БольшаковСоциальное служение в приходах Карелии

СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ В ПРАВОСЛАВНОМ ПРИХОДЕ КАК ЧАСТЬ ПОЛНОЦЕННОЙ ЛИТУРГИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

о. Лев Большаков

1. Литургический смысл служения милосердия. Диакония как изначальная функция Церкви
Признавая служение ближнему или, иначе говоря, социальное служение необходимой стороной своей жизни, Церковь подтверждает важнейший принцип православного учения о человеке как личности. В личностной, т. е. ипостасной сути человеческого естества прежде всего раскрывается его божественный образ. Терминология греческих Отцов Церкви принципиально точнее в этом отношении латинской терминологии, употребившей определения «персона» или «индивидуум».
В последнем случае указывается на самодостаточность, единственность человека, а в православном понятии «личность» выражается обращенность к другому. Лицо (лик) непременно открыто подобно тому, как каждое Лицо Святой Троицы бытийствует не самодостаточно, но обращенностью к двум другим в общении жертвенной Любви (Совет превечный, наилучшим образом выраженный зримо в иконе Св. Троицы преподобного Андрея Рублева). Культура, основанная на православном понимании человека как личности, прежде всего, свидетельствует о Любви как основе жизни, чем и отличается от индивидуализма, культивируемого в западной как художественной, так и социальной традиции.
Церковь как екклесия («община») не может существовать во всей полноте иначе, как во взаимном общении любви. Центральным событием Церкви как Тела Христова является Литургия («общее дело»).
Таким образом, мистическая суть жизни Церкви имеет ту же основу, что и деятельная сторона ее жизни: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы», — таким призывом начинается Божественная Литургия. Удивительным образом Таинство содержит молитвы о самой жизненной, актуальной нужде — о единстве в союзе мира: «Нас же всех, от единаго хлеба и чаши причащающихся, соедини друг ко другу, во единаго Духа Святаго причастие;». И особое прошение — о « добротворящих во святых Твоих церквах, о поминающих убогия; воздаждь им богатыми Твоими и небесными дарованьми, даруй им вместо земных небесная, вместо временных вечная, вместо тленных нетленная». Вот как определяется в Литургии цена деятельной любви: ради нее временные человеческие жертвы превращаются Божественной Любовью в вечные дары Небесного Царства. Здесь прямая связь со смыслом евангельского чтения на Неделю о Страшном Суде (Мф, 25, 31 – 46).
Итак, в самые ответственные моменты своей жизни Церковь утверждает священный и вечный смысл служения тому, кто сотворен по образу и подобию Божьему, — человеку.
Недаром в повествовании о начале жизни Церкви в числе первых событий описывается избрание диаконов, имевших попечение о «раздаянии потребностей». Потому и в последующие времена эта изначальная функция Церкви именуется «диаконией».
С течением времени Церковь не меняет своей природы, ибо «Иисус Христос всегда и сегодня и во веки тот же» (Евр., 13, 8), а значит остается актуальным и диаконическое служение как постоянное действие Церкви в мире.


2. Миссионерское значение социального служения Церкви. Различие между гуманитарной деятельностью и диаконией.
Если православная община живет истинно как Церковь — Тело Христово, то и свидетельство ее о Христе совершается тем же образом, как свидетельствовал Он о Себе, т.е. «явил делом, что, возлюбив Своих, сущих в мире, до конца возлюбил их.» (Ин, 13, 1).
В доброделании эта способность проявить любовь, внимание, терпение до конца является отличительным признаком христианского служения милосердия. Причиной этого является не исключительная сдержанность и дисциплина, какую можно себе представить как качество хорошего профессионала или просто воспитанного человека, а нечто по природе иное, - некую внутреннюю свободу, радость, которая не помрачается тяготами служения и способна передаваться другому. Собственно, с этой радостью человек и идет к нуждающемуся, хочет поделиться ею. Тот источник радости, которую имеет в себе верующий человек, становится Источником исцеления всякого недуга, душевного и телесного: «Во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи» (Деян, 3, 6). Нет числа примерам такого свидетельства о Христе, сила Которого совершалась в немощи обычных людей, милосердствующих ради Него. И наоборот, самая обильная раздача гуманитарной помощи может оказаться совершенно бесплодной и даже вредной с точки зрения духовного укрепления нуждающегося человека, если не имеет в себе внимательной любви и радости о Боге.
Верующему человеку, готовому свидетельствовать о Христе, т. е. быть миссионером, служение милосердия дает самый верный путь к сердцам. Вместе с тем этот путь требует и очищения собственного сердца, иначе в нем не прояснится радость о Христе, нечего будет дать другому человеку, кроме временного облегчения. Диакония отличается от филантропии постоянством независимо от благоприятных или неблагоприятных условий. Как постоянна наша богослужебная практика, так постоянной должна быть и практика диаконическая, чтобы вместе с миссионерским служением составить полноту церковного служения.


3. Специфические условия, обеспечивающие диаконическое служение (наличие литургической общины, духовное и нравственное просвещение ее членов).
Мы понимаем служение милосердия как естественную, необходимую часть литургической жизни Церкви. Поэтому очевидно, что готовыми к такому служению будут только люди, участвующие в этой жизни. Верно и то, что по той готовности, с которой человек берет на себя какой-либо труд ради Бога и ближнего своего, можно судить о подлинности его христианского звания. Служение объединяет людей, недаром церковные сообщества, собранные для того или иного служения, назывались братствами.
Идеалы и стандарты современного общества индивидуалистичны, потому, как отмечалось выше, секуляризованная благотворительность и отличается принципиально от церковной: ее цель — акция, а целью церковной благотворительности всегда является человек. Ни для кого нет блага без любви, и потому так естественно, что именно литургическое единство, созданное жертвенной Любовью, делегирует из своей среды призванных к служению благотворительности. Литургическая община непременно содержит в себе тех, кто может служить Богу тем даром, который получил от Него: «И как по данной нам благодати, имеем различные дарования, то имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры; имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли, в учении; увещатель ли, увещавай; раздаватель ли, раздавай в простоте»(Рим.12, 6–8).
Сказанное подтверждается многими примерами из современной жизни церковных общин: в собраниях верующих вне храма для чтения Евангелия, для научения вере и духовного просвещения образуются диаконичекие группы. Все они действуют под пастырским руководством священников, так что работа в такой группе является важнейшей частью духовной жизни члена общины. Спасение как цель всех усилий предполагает прежде всего победу над эгоизмом, самодостаточностью, гордыней, ленью. В конкретной практике милосердного служения духовная польза приобретается вернее всего.


4. Благотворительность в Древней Церкви
В апостольские времена попечение о нуждах бедных обеспечивалось диаконами, диаконисами, служащими при общине вдовицами.
В период после гонений церковные госпитали и монастыри делаются главными источниками благотворительности, принявшей форму массовой раздачи милостыни.
В Константиновскую эпоху сложилась практика благотворительности не за счет сборов среди верующих, а из епископской казны и церковного имущества. Появились и специальные доверенные лица, назначенные к распределению этих средств (в храме Св. Софии служило около 100 диаконов и 40 диаконисс). Целым городом казался комплекс благотворительных учреждений Свт. Василия Великого вблизи Кесари. Широко известны приюты и убежища для бедных, больницы для эпидемиологических больных, больницы и воспитательные дома для сирот. В должности «ксенодоха» — ответственного по уходу за бедняками — бывали и патриархи, например: св. Мина (536–552), св. Сергий (610–638). С именем Милостивый прославился Александрийский патриарх Иоанн (+610). Распространение монашества и основание монастырей также привело к росту заботы о бедняках.
Воспоминание о том значении, которое великие учителя Церкви придавали благотворительности, можно заключить словами Св. Иоанна Златоуста: « Церковь — не то, чтобы в ней плавить золото, ковать серебро; она есть торжественное собрание ангелов. Поэтому мы требуем в дар ваши души, ведь ради душ принимает Бог и прочие дары… Хочешь почтить тело Христово? Не презирай, когда видишь Христа нагим. Изрекший: «сие есть Тело Мое» и утвердивший словом дело, сказал также: «вы видели Меня алчущего и не напитали», и далее: «так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне». Для этого таинственного тела нужны не покровы, а чистая душа; члены же тела Христова, т. е. нищие, имеют великую нужду в нашем попечении». (Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея, Кн.2, М.,1993, с. 522).


5. Благотворительность в Русской Православной Церкви до октябрьского переворота
Эта сторона деятельности Русской Церкви хорошо известна по многим воспоминаниям и свидетельствам о служении Св. Иоанна Кронштадтского, особо именуемого праведным, Св. преп. мученицы Вел. Кн. Елизаветы Федоровны и многих других подвижников. Подробно описана также деятельность церковных благотворительных обществ и братств в19 – начале 20 века. Их работа приобрела характер широкого общественного служения, в которое были вовлечены представители всех российских сословий.


6. Благотоворительность в Русской Православной Церкви в наше время.
Служение милосердия в церковных приходах возобновилось достаточно активно сразу, как только исчезли внешние препятствия и ограничения. Сам этот факт подтверждает естественную потребность в таком служении для полноценной жизни Церкви, а также нужду в благотворительной работе, несмотря ни на какие многочисленные социальные государственные службы. Современная церковная благотворительность в России во многом зависит от иностранной гуманитарной помощи, чему есть свое оправдание: в 90-е годы хозяйство страны было настолько разлажено, что церковные группы просто не имели никаких средств для обеспечения нуждающихся, зато могли организовать добровольческую помощь. Не всегда современная церковная благотворительность ограничивается распределением гуманитарной помощи, тем более, что в самое последнее время поступление ее весьма ограничилось. И в 90-е годы, и теперь действуют церковные общества милосердия, в которых ведется настоящая работа с людьми. Об этом лучше рассказывать на конкретных примерах.


Протоиерей Лев Большаков 




------------------------------------------------------------------
http://miloserdie.ru/print/1/5/169

Как превратить вещь в пожертвование

Речь пойдет о жертве вещами.
Меньше всего она должна походить на освобождение своего дома от ненужного хлама, который относят в церковь потому, что «жалко выкинуть». В притворе нашего храма вывешены объявления о том, что можно приносить, об этом мы часто напоминаем и устно, но многие не слышат нас: молча ставят пакеты с ненужными вещами около сторожа, забрасывают их за шкафчик или за батарею, а иногда и проще – «забывают» в храме. Из этих пакетов мы потом достаем старые купальники, нижние юбки с истлевшими резинками, давно не стиранную, с затхлым запахом одежду…
Для ненужных вещей есть контейнеры во дворах, которыми тоже часто пользуются нуждающиеся. Туда и только туда надо относить все ненужное из дома. Не надо обманывать себя и подменять жертву Богу, жертву нуждающимся просто уборкой собственной квартиры.
Если нет возможности пожертвовать новую вещь, можно принести и ношеную - так велика нужда в необходимом у бездомных и других неимущих. Но чтобы вещь превратилась в жертву, нужно приложить некоторое усилие.
Вещи надо перебрать, постирать, погладить, почистить, зашить, иногда заштопать, вставить резинки, иногда – молнию, пришить пуговицы, петли, вымыть обувь, снабдить ее шнурками. В лучшие времена некоторые верхние вещи и мягкие детские игрушки мы предложили бы еще сдать предварительно в химчистку.
Что чаще всего нужно? Брюки, рубашки (многие нуждающиеся предпочитают темные), свитера, куртки, ветровки, футболки, трусы, носки, спортивные костюмы, тренировочные брюки. Зимой – шапки, шарфы, рукавицы. Самое дефицитное из этого «мужского» списка – обувь. Она может быть старенькой, но должна быть удобной. Ноги у людей с улицы обычно больные, распухшие.
К женской обуви требования аналогичные. Туфли и сапоги на высоких каблуках вряд ли пригодятся: одевать модниц – не наша задача. Нужны широкие, разношенные, ставшие мягкими туфли, ботинки, босоножки, сапоги. Тапочки покрупнее пригодятся в больнице.
Из женских вещей нужны юбки (не «мини»), кофты, колготы, куртки, нижнее белье (не купальники и не комбинации), платки. Женские меховые шапки берут очень редко. Не пользуются спросом старого типа тяжелые демисезонные пальто, да и тяжелые зимние пальто с мехом – они быстро пачкаются, а чистить их трудно.
Подготовленные с душой, заботой, любовью вещи становятся истинной жертвой, особенно когда соединяются с молитвенной помощью несчастным: «Носите на доброе здоровье».
Нескучный Сад №7 (2003 г.)


Дата публикации: 31.03.2004

 ПРИМЕЧАНИЕ: В Покровской больнице регулярно требуются вещи на том отделении неврологии. где некогда служило наше сестричество милосердия. Когда мы там присутствовали, вещи появлялись регулярно, они сортировались и раздавались бомжам - когда бомжа принимают в больницу, его вещи, вшивые и грязные, сжигают. А сестрички больничные сами собирали тогда и наши вещи принимали с благодарностью. И сейчас тоненький ручеек вещей туда течет, с большими перерывами, правда. И есть возможность принять в этом участие. Поскольку Покровская больница - место исторического служения Церкви, она и возникла под эгидой Покровской общины сестер милосердия, и сейчас в ней есть храм, возникла и продолжает жить традиция на праздники, особенно Богородичные, украшать цветами палаты и коридор, и сестринскую на том же неврологическом отделении. На это требуются деньги, и в этом тоже можно поучаствовать. На отделении есть полки с книгами, и больные читают их, правда, частенько прихватывая домой. Поэтому и книги (в том числе худ лит), и православная периодика, тоже актуальны. Когда в 1918 году Собор епископов обсуждал приходской Устав, там были замечательные, увы. не реализованные по наше время мысли: поместная Церковь во всех своих проявлениях должна быть ПО МЕСТУ пребывания, то есть приход отвечает за ту территорию, где он молится Богу в своем храме, и Покровская больница - ближайшая к нам по расстоянию (как и детская инфекционная). В этом смысле наше участие в этой деятельности не выводит нас за рамки приходского служения, если понимать зону ответственности прихода территориально. Д.М.



 ----------------------------------------------------------------
http://www.verav.ru/common/message.php?table=news&num=4249

О церковном служении: обзорный материал о работе Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете Москвы


Одной из тем, которые предстоит обсудить членам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, станет опыт организации социального служения в епархиях. Соборный сайт публикует обзорный материал о работе Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете города Москвы
15 июня 2008 г.


Дела милосердия
Социальная деятельность является одной из важных задача церковного служения и миссии в современном обществе. Во многих епархиях Русской Православной Церкви созданы и успешно действуют отделы по социальной деятельности, организовываются патронажные службы, проводится работа с заключенными, инвалидами, людьми без определенного места жительства. Священники посещают дома престарелых, детские дома и больницы.
Одной из крупнейших социальных служб в Русской Церкви является действующая при Епархиальном совете города Москвы Комиссия по церковной социальной деятельности, созданная по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия в 2000 году.
В настоящее время в составе Комиссии трудятся 20 назначаемых Святейшим Патриархом священнослужителей, которые несут послушания во всех 14 благочиниях города. Председателем Комиссии на протяжении 8 лет является настоятель больничного храма в честь св. благоверного царевича Димитрия при 1-й Градской больнице протоиерей Аркадий Шатов.
По предложению Комиссии и по благословению Святейшего Патриарха с 2004 года в каждом храме г. Москвы назначается ответственный за социальную работу священнослужитель, что позволяет иметь представление о социальной деятельности в пределах всей епархии.
В связи с этим необходимо отметить те цели, которые ставит перед собой Комиссия: координация взаимодействия приходов и их социальной деятельности в Москве, инициирование и поддержка новых социальных проектов, прикрепление к каждому социальному объекту (дому ребенка, дому престарелых, детскому дому для детей инвалидов, больнице и др.) окормляющего храма. Сбор и распространение информации о социальной деятельности Русской Православной Церкви является также одной из ключевых задач Комиссии.
Помимо организации практического служения милосердия, клирики храмов духовно окормляют то социальное учреждение, которое находится под опекой храма — совершаются таинства и требы, проходит поздравление с церковными праздниками, организуются лекции, встречи и катехизаторские беседы проживающих и сотрудников со священником.
По данным Комиссии социальная деятельность Церкви в Москве в 2008 г. выглядит следующим образом.
Всего в Москве насчитывается 857 государственных социальных объектов, из них Комиссией и московскими приходами окормляется 615.
В том числе:
70 детских домов и приютов;
179 медицинских учреждений (больницы, госпитали, дома ребенка, онкологические учреждения, родильные дома, психоневрологические интернаты;
37 образовательных учреждений (учебные заведения, образовательные учреждения для инвалидов);
183 пенитенциарных учреждения (колонии, следственные изоляторы, тюрьмы, в том числе и за пределами Москвы, но окормляемые московскими храмами);
94 учреждений социальной защиты (социальные центры и отделы, учреждения для престарелых).
Помимо государственных учреждений, в которых несут послушание клирики Москвы и волонтеры, также существуют и собственно церковные службы, которых насчитывается 329. Среди них:
25 благотворительных столовых;
3 богадельни;
6 братств;
66 групп милосердия;
11 патронажных служб;
10 медслужб;
12 сестричеств;
5 детских домов;
13 молодежных объединений и центров;
4 общественных и некоммерческих организаций;
65 пунктов сбора и распределения пожертвований;
24 службы помощи заключенным;
14 центров реабилитации алкогольно- и наркозависимых;
5 юридических служб.
Одной из важных форм деятельности Комиссии является информационная деятельность.
Круглосуточная справочно-информационная служба (тел. (495) 972-97-02), информирует о социальной деятельности московских приходов, операторы службы принимают просьбы о помощи и собирают базу предложений о помощи. В неделю в среднем поступает около 250 звонков. Из них просьб о помощи разного рода (информационная, материальная, духовная, социальная, организационная) — 92% от общего количества позвонивших. Предлагают помощь 8% позвонивших. В сутки оператор принимает от 25 до 70 звонков.
Другим важным направлением информационной деятельности Комиссии является ее печатный орган — журнал «Нескучный сад», в котором публикуются новости о церковных и государственных социальных проектах, обзорные статьи о социальном служении в других епархиях, информация о зарубежных церковных инициативах, а также статьи о христианской жизни и делах любви и милосердия. Выходит журнал 6 раз в год с 2001 года.
Комиссия и творческий коллектив редакции журнала «Нескучный сад» издают буклеты «Как организовать социальное служение на приходе?», предлагая их рассылку в разные епархии Русской Православной Церкви, DVD фильм «Кто твой ближний?», ежегодный справочник «Социальная деятельность православных приходов г. Москвы», распространяя их в учреждениях социальной защиты.
Сайт www.miloserdie.ru, который посещает около 2000 человек в сутки, состоит из тематических разделов, посвященных работе с бездомными, детьми-сиротами, наркоманами и алкоголиками, заключенными. Сайт содержит информационную базу о социальной деятельности всех московских храмов и об окормляемых ими социальных государственных учреждениях. На сайте есть форум добровольцев, желающих помогать реальным людям, а также через сайт читатель может предложить помощь или попросить о помощи.
В этом году сложилась и оформилась добровольческая служба «Милосердие», насчитывающая более 500 человек, из них около 300 помогают одиноким беспомощным старикам на дому, 50 человек посещает дома ребёнка, 30 человек помогают делать мелкий ремонт по просьбам нуждающихся, еще 30 помогают в детских домах для детей инвалидов; также волонтеры оказывают помощь пациентам госпиталя им. Н.Н. Бурденко, организуют досуг незрячих и плохо видящих детей в клинике им. Г. Гельмгольца, занимаются с детьми в Центре борьбы с туберкулезом. В среднем добровольцам поступает около 100 просьб в месяц.
Каждый четверг добровольцы собираются на общую молитву. Служба добровольцев «Милосердие» вошла в Союз православных молодежных организаций, приняла участие в православном форуме «Вера и дело» и фестивале «Братья», прошедшем под Можайском.
Набор в службу добровольцев проводится постоянно. Прошли рекламные акции добровольческого движения. В городе, на остановках общественного транспорта, размещались плакаты, приглашающие москвичей участвовать в добровольческом движении.
Добровольческая служба «Милосердие» объединяет самые лучшие и здоровые силы нашего общества, в службу принимаются люди всех возрастов, независимо от их религиозных убеждений. Главный критерий при приеме в добровольческую службу — желание помогать ближнему.
Еще одной важной составляющей деятельности Комиссии является организация работы автобуса «Милосердие». За год расширилась структура службы помощи бездомным. В холодное время года работает ночной автобус «Милосердие», в 2008 году спасший от морозов 2548 человек (в среднем в месяц 619). Зимой 2003-2004 гг. в Москве по сводным данным МВД и Департамента здравоохранения заживо замерзло 390 человек. Зимой 2004-2005, когда начал работать автобус, замерзло почти в 5 раз меньше — 80 человек. Дневной автобус «Милосердие» оказывает медицинскую и социальную помощь в теплое время года. Принято 1556 человек (в среднем в месяц 500 человек), направлено в здравпункт 187 человек, отправлено на ПМЖ 83 человека. Служба «Уборка улиц» работала в 2006 году с мая по июль в течение 77 дней и задействовала 110 бездомных, которыми убрано 585 куб. м. мусора.
Группа помощи бездомным в московских больницах работает при Комиссии вот уже 5 лет. В больницы столицы, особенно в период холодов, поступают бездомные с отмороженными конечностями. К 16 больницам прикреплены социальные сотрудники службы помощи бездомным. Ежемесячно служба отправляет из больниц в различные регионы Москвы и страны СНГ более 30 человек. Только из больниц отправлено к месту последней прописки и к родственникам в другие регионы России и страны СНГ около 300 человек. В дома ночного пребывания и центры социальной адаптации служба помогла устроить более 360 человек.
Главным проектом 2007 года стала «Семейная школа», в которой обучалось 160 человек, изучающих историю семьи, психологию детско-родительских, семейных отношений в семье. Успешно работает проект «День рождения в ресторане «Дрова» для многодетных семей. За прошедший год этой услугой воспользовались около 700 человек. Открылся новый Центр «Радость материнства» — школа для беременных, подготовившая 300 женщин к родам в двух православных палатах при роддомах № 1 и № 14.
Совместно с общественным Советом Центрального Федерального Округа была проведена конференция «Многодетная семья и законодательство», результатом работы которой стало создание бесплатной адвокатской службы для многодетных семьей. Совместно с департаментом по семейной и молодежной политике в храме Христа Спасителя проведена акция «Портфель первокласснику» — подарок первоклассникам из многодетных семей. Во время акции было подарено 700 портфелей. Для многодетных семей регулярно (1 раз в два месяца) организуются бесплатные паломнические поездки.
Комиссия считает важнейшей частью своей деятельности организацию больничного служения. Комиссия ставила перед собой задачу, чтобы в перспективе при каждой больнице был создан больничный храм или молельная комната, чтобы в каждой больнице совершал служение священник, работала требная сестра и социальный работник от Церкви, чтобы был подписан договор о сотрудничестве больницы и храма о духовном окормлении. Сейчас в Москве 36 больничных храмов.
Регулярно проводится набор на образовательные курсы: патронажных сестер, требных сестер, воспитателей детского дома. Проводился специальный психолого-педагогический недельный семинар для воспитателей монастырских приютов.
Комиссией проводится работа с престарелыми. В Москве сейчас 20 домов престарелых, все они окормляются храмами. Молельные комнаты есть во всех учреждениях для престарелых, а в шести из них есть домовые храмы.
Подписаны договоры о взаимодействии Комиссии с Департаментом социальной защиты населения г. Москвы и с Департаментом здравоохранения г. Москвы. Совместно с Департаментом Социальной защиты уже третий год проходит общегородская акция по сбору и раздаче детских вещей, организованы постоянно действующие пункты по приему и выдаче детских вещей. С Департаментом здравоохранения проведен совместный обучающий семинар «Паллиативная помощь при ВИЧ/СПИДе». По договоренности с Департаментом здравоохранения введен новый предмет в медицинских училищах — «Духовные основы милосердия».
В перспективе члены Комиссии планируют организовать церковное социальное служение таким образом, чтобы в Москве ни одно социальное учреждение не осталось без духовного окормления.
Материал подготовлен при содействии Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы.

-------------------------------------------------------------------------------------
http://www.taday.ru/text/856860.html

Христианское служение - служение добровольцев

На круглом столе «Миссия и социальное служение Русской Православной Церкви», который состоялся 22 января в рамках XXI Международной богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ), клирики и миряне обсуждали социальную работу на приходе. Предлагаем читателям доклад заместителя руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре Юрия Белановского о тонкостях взаимоотношений Церкви и добровольцев.
ярмарка
Виды православного христианского служения сегодня можно разделить на две неравные группы. В первую входят пастырство и богослужение. В настоящий момент только они осуществляются не от случая к случаю, а системно, поскольку традиционно воспринимаются исключительно как ответственность всей Церкви и прежде всего церковной иерархии. Вторая группа - все остальные служения, традиционно составившие область ответственности отдельных христиан и православной общественности. Я говорю о миссионерстве, катехизации, молодежной, социальной работе и многом другом, что по определению убыточно и непопулярно в сравнении с постройкой иконостасов и золочением куполов, которые до сих пор привлекают немало жертвователей и доброхотов. Сегодня такие церковные служения  воплощаются и еще долго будут воплощаться большей частью как служение добровольцев, объединенных в православные некомерческие организации (НКО).
Православная общественность слишком долго варились и продолжают вариться в «собственном соку», постоянно «изобретая велосипед». Православные организации очень часто отличались и отличаются жестким, если не сказать тоталитарным менеджментом (подменившим истинное христианское пастырство), заидеологизированностью и большой текучкой профессиональных кадров. Будучи по природе своей НКО, они давно бы уже изменились в лучшую сторону в пространстве обычных для общества открытых деловых юридических и финансово оформленных  отношений. Но дело в том, что российское общество, следуя традициям советского прошлого, на практике имеет потребность только в православном культе и не имеет ясно оформленной и выраженной потребности в услугах этих самых православных НКО, чем бы они не занимались.
дниловцы
Не существует сегмента рынка услуг НКО, занятого православными организациями. Более того, нет даже сегмента рынка, который православные могли бы в ближайшем будущем занять. Теоретически, молодежная и социальная работа обществом востребованы. Катехизация, напрямую - нет, но ее производные, опять же теоретически, в виде досуговых и культурных программ для детей и взрослых тоже востребованы. К сожалению, на миссионерском поле православные довольно слабые игроки в сравнении с разного рода сектантами. В итоге, православные служения вне зависимости от их экклезеологической природы и значимости  живут как-то сами по себе в своем почти что выдуманном мире, как Дон Кихот. Живут и являют в подавляющем большинстве случаев малый профессионализм, самостийность и сумбурность.
И все же, не смотря на сказанное, я думаю у православных организаций, осуществляющих миссионерские, социальное, катехизическое и другие служения, есть будущее. Правда при условии, что они смогут не только быть, но и со стороны руководства и священноначалия поддерживаться, развиваться именно как НКО и очень осторожно и бережно встраиваться в систему церковной жизни.
Совершенно понятно, что православные НКО во многом определяются теми же законами, что и социальное добровольчество, которое  не может быть искусственно сконструировано или построено "сверху". Оно - всегда жизнь, ибо по сути является милосердием и откликом сердца на призыв Божий и очень часто на чужую боль, страдание, надежду. В добровольчестве все определяет некая тайна свободной воли и исходящая из нее некая неопределенность, незаданность формы и даже содержания, что рождается в сердце каждого добровольца. Сердцу нельзя приказать, оно открывается так и тогда, когда само знает. И именно эта тайна делает добровольчество чудом служения, делает его воплощением человеческой воли в добро! Хоть и не с такой полнотой и силой, но то же самое нужно сказать о профессиональном христианском служении, пусть даже оплачиваемом. Отсюда первое практическое следствие:  православные некоммерческие организации всегда как бы плывут, с одной стороны, вслед за запросами тех на кого направлено их служение и, с другой стороны,  за инициативами и профессионализмом сотрудников и волонтеров.
Второе следствие в том, что доброволец, кто бы он ни был, миссионер, катехизатор, социальный работник, не является ни при каком подходе бесплатной рабочей силой. Доброволец, какое бы служение он не осуществлял, по определению находится вне вертикали административного, а в нашем случае церковно-административного управления, ему нельзя приказать, от него нельзя ничего требовать. Можно лишь говорить о доброй воле и взятой лично и свободно ответственности. Приказы и требования возможны только к тем труженникам, что организуют труд добровольцев и получают зарплату. Да и то, следует оговориться, что если за зарплату или «послушание» жестко требуется «продвижение», «продавливание» идей «сверху», то часто это приводит к манипуляции добровольцами и в итоге к деградации служения и большой текучке кадров.
дан
Вполне очевидный, но, тем не менее, важный практический вывод из сказанного состоит в том, что воля руководства связана с конкретным добровольческим служением (будь оно миссионерским, социальным или каким другим) пропорционально вкладываемым ресурсам: личным, профессиональным, временным, человеческим, материальным.
Опыт говорит, что работа православных добровольцев в области миссионерства, катехизации, социального и молодежного служения может быть организована только благодаря большой гибкости системы управления и непротивлению инициативам (при условии, что инициативы не противоречат православной вере и нравственности и соответствуют общей задаче, поставленной перед ними). Для развития какого бы то ни было православного служения очень важно взаимное доверие (в том числе и профессиональное) между священноначалием, церковными работниками и добровольцами. Не должно быть «вертикали власти» от священноначалия до конкретного добровольца, должно быть партнерство, должен быть диалог и стремление понять профессиональную особенность и мнение сотрудников и волонтеров. Опыт говорит, что неполезно и даже вредно подгонять людей под идеи и тем более под «мероприятия» и «отчеты».
Служащего добровольца изменить трудно. Нельзя или почти невозможно донести до него сразу постановку задачи и ее ожидаемое решение. Если епархии (благочинию или приходу) от православных организаций  что-то нужно, то нет другого пути, как предлагать сотрудничество, иногда даже просить о помощи и поддержке и с благодарностью принимать то, что могут дать. В христианском служении нет врагов и злодеев, намеренно делающих что-то не так или на зло кому-то. Добровольцы (или люди получающую небольшую зарплату), готовые что-то делать не только для нуждающихся, но и для епархии (благочиния, прихода), могут делать это только так, как подсказывает им сердце и на что есть у них опыт и силы. Даже при решении важных системных корпоративных задач эту особенность необходимо учитывать.
Православные НКО по своей природе аналогичны христианским общинам. Главное в них люди, их жизнь с Богом и выбранное ими служение. Именно на это должны быть направлены силы епархиального руководства, благочинных и настоятелей. Руководство приходов и епархиальных структур призвано стать теми, кто поддерживает православные НКО, кто бескорыстно вкладывается в них, а значит и в будущее Церкви, вкладывается без ожидания материальных, политических и иных дивидендов и конечно без стремления «вписать в отчеты» и «встроить в структуру».
Руководство миссионерскими, катехизическими, социальными, молодежными и другими направлениями в приходах (благочиниях, епархиях) на данном этапе призвано представлять собой, прежде всего духовное руководство, лидерство, пример христианской жизни и в системном плане - систему обеспечения, поощрения, защиты, коррекции, предостережения от ошибок. Руководители, направляя духовно, воспитывая, в практических аспектах призваны во многом следовать за интересом и профессиональными навыками активистов.
Итак, главный смысл православных НКО, как формы организации православного служения  - быть пространством, где осуществляется развитие и поддержка инициатив. Главная задача начальства - создание благоприятных условий для этого. 
В заключении скажу, что вполне возможно говорить о критериях эффективности православных организаций, если ответить на следующие вопросы.
  1. Все ли входящие средства идут на жизнь НКО? Или часть, пусть по благим намерениям, уходит на сторону?
  2. Соответствует ли запрос к спонсорам и растраты по статьям расхода?
  3. Созданы ли условия труда сотрудников НКО в соответствии с договором и оплатой труда? Чем выше зарплата, тем больше требований; чем ниже, тем больше свободы. Средней размер заработной платы я бы считал для крупных городов 500-700$. Все, что ниже - бОльшая степень свободы, выше – меньшая, при условии, что заказчик понимает что он хочет, а нанятый работник имеет соответствующую квалификацию.
  4.  Созданы ли условия труда волонтеров, чтобы они делали то, на что согласились и к чему призывает их сердце? Никаких "за послушание" быть не может. Волонтерство должно быть осознанное и проговоренное.
  5. Созданы ли условия профессиональной поддержки и обучения? Как минимум, постоянно действующее обучение и психологическая помощь, как в личной работе, так при организации групп?
  6. Созданы ли условия для досуга и творческого развития добровольцев?
  7. Существует ли духовная поддержка сотрудников и волонтеров? 
-------------------------------------------------------------------------------
http://ksenia.mrezha.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=46&Itemid=62


Просящему - дай
Протоиерей Максим Хижий

Просящему – дай

  
В декабре 2009 года на Епархиальном собрании духовенства Москвы Святейший Патриарх Кирилл обратил внимание на исключительную важность для Церкви, как общины веры, совершать дела милосердия, совершенствовать социальную работу на приходах.

Конечно, в нашей Церкви много положительных примеров служения находящимся в нужде и болезни людям. Но сегодня речь идет о другом – о создании системы (на базе приходов) по оказанию социальной поддержки населению, оказавшемуся за чертой бедности. Однако с советских времен принято считать, что дело соцобеспечения есть исключительно государственная проблема. Даже новый российский капиталист предпочитает заплатить налоги и жить спокойно. Действительно, этим он свой долг выполнил.

Однако даже хорошо организованное общество не может обойтись без создания системы взаимопомощи граждан. При этом, оно опирается на различные институты: религиозные и общественные организации, благотворительные фонды и т.п. Забота об обездоленных – один из способов консолидации народа. Если мы действительно желаем поскорее выйти из социального тупика, в котором оказалась страна, то должны задуматься об очевидных истинах и путях выхода из нравственного кризиса.

Сейчас принято обращаться за поиском ответов к историческому прошлому народов России. Традиционно вспоминают купеческое меценатство и благотворительность православных монастырей. История хранит много таких примеров. Однако в конце ХIХ века стало очевидным отсутствие системы социального служения ближним. На это обратила внимание Великая княгиня Елизавета Федоровна, создавшая в России самую известную Марфо-Мариинскую обитель милосердия. Возрождая институт дьяконисс, она намеревалась поднять дело служения ближним на новый уровень – не спорадической благотворительности, а систематической. Вот и сейчас нам нужна система.

Наше время некоторыми существенными чертами напоминает дореволюционную эпоху. Великая реформа императора Александра II дала огромный импульс развитию буржуазного общества. Это означало неминуемый конец традиционный цивилизации в России с ее всеохватной крестьянской общинной формой существования. Труднейшие условия существования русского крепостного населения и православное сознание породили этот удивительный социальный феномен – крестьянскую общину, подобную гигантскому пчелиному улью помогавшему перенести любые невзгоды сообща: помогать вдовам и погорельцам, содержать сирот, избегать полного разорения. Община в селе выполняла функции социального призрения. Приходскому священнику оставалось только корректировать ее деятельность, не было нужды создавать благотворительные общества.

Но бурное развитие капитализма существенно разрушило привычные социальные связи. Стало резко увеличиваться городское население, лишенное родовой взаимопомощи, росла бедность и нищета. Вот и сейчас мы наблюдаем схожие процессы: эпоха накопления, слом советской системы взаимопомощи, расслоение населения на богатых и бедных. Накануне революции российское общество не смогло создать эффективной системы поддержки обездоленных (церковной благотворительности, общественных фондов, профсоюзов) и, в результате, мы скатились в «бунт бессмысленный и беспощадный».

Истории церковной благотворительности и московских общин милосердия в ХIХ веке посвящена интересная научная работа Е.Н.. Козловцевой. Ее выводы актуальны для нашего времени. Анализ списков учредителей и благотворителей московских общин показал, что основывали общины и вставали во главе их, как правило, очень влиятельные люди, в том числе члены императорской фамилии. Общины сестер милосердия приглашали влиятельных особ в число своих почетных членов и попечителей с целью надежно заручиться их поддержкой.

Козловцева делится исключительно интересным наблюдением: «Финансовое обеспечение - это самый сложный аспект деятельности общин сестер милосердия, ведь организация и функционирование любого учреждения возможны только при наличии немалых средств. Наиболее благополучными в материальном плане были общины сестер милосердия Красного Креста, которые регулярно получали пособия от Общества… Эти субсидии были достаточно большими, для того чтобы выручить общину даже в самой критической ситуации. Все остальные общины, основным доходом которых были пожертвования, время от времени терпели нужду и были вынуждены прибегать за помощью к московским городским властям».

История говорит нам о многочисленных примерах православной благотворительности, но отлаженной системы в России, увы, не было. Что необходимо учесть при ее создании?

Во-первых, нельзя ориентироваться только на опыт единиц-энтузиастов, лишь общее нравственное усилие (теория «малых дел»), правильно организованное позволит добиться результата.

Во-вторых, огромное количество православных приходов сами находятся на дотации спонсоров, обременены бесконечными нуждами и не могут оказывать реальную, а не символическую помощь нуждающимся.Большинство таких храмов как раз и расположены в депрессивных зонах с массовой безработицей и сопутствующими социальными болезнями: пьянством, наркоманией, преступностью, распадом семей.

Однако, несмотря на все перечисленные проблемы, христиане обязаны свидетельствовать о своей вере делами. Что мы реально можем сделать сегодня?

Прежде всего, надо обратить внимание (об этом говорил Патриарх) на внутреннюю благотворительность – взаимопомощь на приходе. Что греха таить, иногда мы увлекаемся внешними проектами, не видя нуждающихся собратьев в храме. Взаимопомощь прихожан и священников превращает приходы в общины, в большие семьи. Слава Богу, такая традиция складывается вокруг храмов, открытых в начале 90-х, где люди давно знают друг друга. Сплоченность православных – лучшее свидетельство окружающему миру о нашей вере.

Конечно, нельзя забывать о нуждах людей случайно оказавшихся на паперти и просто обратившихся за помощью. В отличие от прихожан, их судьба и беда, как правило, известны только с их слов. Наше время возродило институт профессиональных нищих и попрошаек, для которых такой образ жизни является бизнесом (данной теме посвящено прекрасное исследование «Нищенство. Ретроспектива проблемы», СПб., 2004). Однако это не должно стать препятствием для церковной благотворительности. Необходимо определиться в приоритетах в делах милосердия. Таковыми, на наш взгляд, является помощь голодным и обездоленным. Накормить один раз в день горячей пищей два-три десятка человек в небольшом провинциальном городе может практически любой приход (ситуация в мегаполисах может быть сложнее). Профессиональным попрошайкам такая помощь, как правило, не интересна. Но она крайне необходима людям опустившимся на социальное дно и умирающим от голода на улицах наших городов. В малых городах их участь бывает трагичнее, чем у собратьев в в мегаполисах, где больше возможностей выжить.

Самым страшным злом в провинциальной России является отсутствие крова над головой в условиях нашего климата. Криминализация жизни потребовала от граждан позаботиться о своей безопасности. Теперь все подъезды оснащены замками, подвалы и чердаки закрыты. Человеку негде укрыться от холода даже на ночь! Я не знаю сколько людей в стране замерзло этой зимой. Статистика не публикуется. Но в Польше за один морозный день декабря 2009 погибло 47 человек. Не думаю, что у нас дело обстоит намного лучше. На окраине моего города, в лесу, бедолаги живут в землянках, пытаясь как-то перезимовать. Ночлежных помещений в Гусь-Хрустальном нет. Их надо создавать по всей России. Большинство приходов сами их построить и содержать не в состоянии. Но они могут оказать содействие муниципалитетам в обеспечении волонтерами для работы с бездомными в ночлежных домах. Даже в тех случаях, когда приход или монастырь имеет соответствующие помещения, необходимо сотрудничество с государственными структурами: церковная ограда привлекает криминальный контингент как укрытие от правоохранительных органов.

Думаю, стоит подумать и об организации простейших общественных работ на приходах для тех, кому тяжело просить, но кто готов зарабатывать. Старец Лев (Наголкин), основатель и вдохновитель Оптинского старчества, затеял строительство монастырской ограды специально для того, чтобы поддержать нуждающихся крестьян из округи.

Учитывая исторический опыт, надо признать, что финансирование является главной проблемой церковной благотворительности. Церковная кружка уже сто лет назад была символическим подспорьем в делах милосердия. Поиск богатых спонсоров, поддержка административным ресурсом не могут быть приоритетом в деле христианского милосердия. Необходимо участие максимального количества людей в «малом подвижничестве». Не грех обратиться к зарубежному опыту, проанализировать его. Сейчас популярной формой оказания помощи нуждающимся является отправление денежных средств через смс на специальный номер. Например, общая сумма от сбора пожертвований через мобильные телефоны в фонд Красного Креста для пострадавшего от землетрясения Гаити в США составила за пять дней 22 миллиона долларов. Мы теряем огромный потенциал из-за длинной процедуры банковского или почтового перевода. Но, в любом случае, всякое дело требует творческого подхода: самая современная форма при длительной эксплуатации теряем свою привлекательность в результате навязчивой рекламы и повсеместного распространения.

И последнее. Церковная благотворительность не должна быть обусловлена обязательством реципиента принять православие. Порой, чтобы отсеять многочисленных нуждающихся, на приходах идут на нехитрую уловку: «Будешь ходить на службы, исповедоваться тогда мы посмотрим как тебе помочь». Стоит ли требовать от человека, опустившегося на социальное дно, такого решительного изменения жизни? Царство Небесное зреет неприметным образом в душе. К сожалению, очень редко у приходов есть возможность раздать Евангелия и простейшие молитвенники вместе с куском хлеба.

Успех социальной работы Церкви зависит не только от желания ей заниматься, но и от наличия подготовленных кадров, которые теперь, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла должны быть на приходах. Однако разработать конкретные модели благотворительного служения в зависимости от условий под силу только специальной научной группе. Также как в организации малого бизнеса это позволит выработать определенный алгоритм и избежать заведомых неудач. Как известно, лучше учиться на чужих ошибках.

Протоиерей Максим ХИЖИЙ,
кандидат философских наук. г.Гусь-Хрустальный

------------------------------------------------------------------------------------
http://www.borblag.ru/arhiv/socsluzh.html







Как организовать социальное служение в сельской местности?



    Регулярное посещение священником сельских жителей, организация епархиальных женсоветов, забота о нуждающихся жителях села, работа с приезжающей в села молодежью должны быть положены в основу социального служения сельских приходов. К такому выводу пришли участники секции, которая была посвящена роли Церкви в организации помощи на селе.
    Помощь, которую пытались оказать погорельцам жители крупных городов, показала, что зачастую они плохо представляют себе жизнь и потребности села. Поэтому впервые в рамках Рождественских чтений 25 января в Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению прошла секция «Особенности и перспективы социального служения в сельской местности. Роль Церкви в организации помощи деревне». Собравшиеся священники, сестры милосердия, активные прихожане в ходе дискуссии пытались найти идеальную модель социального служения для сельского храма. Как отметил куратор секции руководитель сектора по связям с епархиями Синодального отдела по благотворительности игумен Серафим (Кравченко), на селе неприложимы столичные модели, поэтому необходимо распространить опыт действующих сельских социальных проектов.
    Руководители таких проектов поделились своим опытом. Настоятель Владимирского храма с. Давыдово Ярославской области священник Владимир Климзо рассказал об организации летнего лагеря для детей с ментальной инвалидностью. По словам священника, его храм прошел типичный путь сельского прихода. В 1998 году началось его восстановление, через 5 лет стали служить Литургию. «И в это время Господь стал стучаться к нам: пришли инвалиды, нищие, — рассказывает о. Владимир. — Мы их всех собрали, и у нас получились детский сад, младшая школа, приют, летний лагерь для ментальных инвалидов». Иерей Владимир Климзо уверен, что начинать социальное служение на селе надо с малого: «Возьмите на лето одного инвалида, а в следующем году придут двое. А потом появится спонсор, который, увидев ваше дело, захочет помочь». Точку зрения отца Владимира поддержал игумен Серафим (Кравченко): «Большинство монастырских приютов начиналось с одного-двух подброшенных детей», — привел пример таких малых дел отец Серафим.
    Но если не подкидывают детей-сирот, как найти сферу социального служения прихода? Как познакомится со своими прихожанами и сделать их своими верными помощниками, рассказал настоятель Смоленского храма поселка Выездное Арзамасского района Нижегородской области протоиерей Олег Куря. «Главное – жить все время на селе», — считает он. Литургии в сельских храмах обычно совершаются по воскресеньям и праздникам, а остальное время он предлагает посвятить общению с прихожанами – в неделю достаточно посещать одну семью. «В воскресенье после службы подхожу к кому-нибудь , говорю: „Дядя Миша, я приду к тебе в среду, прочитаем акафист, родственников зови‛, — делится своим опытом протоиерей Олег Куря. — Акафист прочитали, хозяева на чай зовут, вопросы задают. На следующей неделе еще к кому-нибудь иду. На четвертый месяц – нет отбоя, все зовут: „Батюшка, приходи ко мне‛. И в храме новые люди появляются». По мнению отца Олега, такое знакомство с прихожанами позволит привлечь прихожан к делам милосердия: «Если так походить, то видно – вот семья зажиточная, а эта совсем бедная. Можно у богатых попросить: „Можно я у вас возьму этих пирожков, отнесу вот тем бедным, да и вы сами им помогайте‛. А потом люди сами предлагают: „Батюшка, давай в школу пойдем‛. И клуб сам приглашает».
    Большую поддержку сельским священникам оказывают их супруги. В Воронежской епархии действует епархиальный Женсовет. Одна из его членов Марина Черницина рассказала об организации вещевого банка, благотворительных ярмарок, клуба многодетной мамы, посещении матушками детских домов.
    Важный аспект социального служения в сельской местности – участие священника в повседневных заботах жителей села. Во многих случаях священник воспринимаются сельскими жителями как представитель власти: если в населенном пункте происходит отключение электричества или происходит какая-то другая авария, сельские жители зачастую обращаются сразу же к священнику.
    Отдельный вопрос – уход за сельскими кладбищами, которые располагаются рядом с храмами и находятся в ведении государства. Часто администрация населенного пункта просит священника самостоятельно поддерживать порядок на кладбище. Игумен Серафим (Кравченко) предложил привлечь к уходу за сельскими кладбищами молодежь, отдыхающую в православных лагерях, а также помочь организовать им палаточный лагерь рядом с селом.
    Участники секции обсудили и проблему пьянства в сельской местности. Один из способов борьбы с сельским пьянством предложили клирики Воронежской епархии, в которой был организован конкурс «Самое цветущее подворье». Один из участников этого конкурса пил уже много лет, пока не увидел во дворе у батюшки очень красивый георгин и не захотел его получить. Батюшка обещал отдать цветок, если этот проситель не будет пить 2 недели. Тот выдержал этот срок и до сих пор остается трезвым. Милосердие.ru

--------------------------------------------------------------------------------------
http://mpr.livejournal.com/7280.html

Пишет блог Межсоборного присутствия ([info]mpr)
@ 2010-12-17 00:28:00
Предыдущая запись  В избранное!  поделиться  Следующая запись
Метки данной записи:Социальная деятельность
Проект документа "О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви"
16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил принять в первом чтении проект документа «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви», направить его на отзыв в епархии Русской Православной Церкви и опубликовать с целью проведения общественной дискуссии, по итогам которой передать документ на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия.

«О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви»

ПРОЕКТ


1.

Призванная действовать по образу Христа Спасителя, Церковь свидетельствует о Нем и Его Царстве, осуществляя служение любви и милосердия к ближнему. Жизнь в Церкви есть непрестанное служение Богу и людям. К этому деланию призывается весь народ Божий.

Каждому члену Церкви даются особые дарования для служения всем: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4, 10). Члены тела Христова, участвуя в общем служении, выполняют и свои особые функции, сообразуясь со способностями, возможностями, навыками и опытом: «Служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех» (1 Кор. 12, 5-6). Нераздельный церковный организм участвует в жизни окружающего мира во всей полноте, однако духовенство, монашествующие и миряне могут по-разному и в разной степени осуществлять такое участие.

В практическом исполнении заповеди Христа Спасителя о любви к Богу и ближнему (Мф. 22, 37-39) заключается важнейшая задача мирян. Быть для ближнего милосердным самарянином из евангельской притчи – нравственный долг каждого православного христианина. Миряне обладают огромным потенциалом и опытом для участия в социальном служении Церкви.

Социальное служение Церкви (церковная благотворительность, церковная социальная деятельность, диакония) – это инициированная, организованная, координируемая и/или финансируемая Церковью деятельность, имеющая своей целью оказание помощи нуждающимся денежными средствами, имуществом, советом, трудом.

Дела милосердия могут совершаться мирянами как в индивидуальном порядке (частная благотворительность), так и принимать организованные формы (общественная благотворительность).

2.

Уже Ветхий Завет неоднократно указывает на богоугодность благотворения (Втор. 16, 9-10), которое прямо связывается с почитанием Творца (Притч. 14, 31), избавляет от смерти (Тов. 4, 10; 12, 9) и очищает всякий грех (Тов. 12, 9; Дан. 4, 24). Милостыня ставится в один ряд с молитвой, жертвой и постом (Тов. 12, 8; Ис. 58, 6-7).

В Священном Писании Ветхого Завета говорится о помощи бедному (Иов 29, 16; Лев. 25, 35; Втор. 15, 7-11 и др.); долге накормить голодного (Тов. 1, 17; Ис. 58, 7 и др.); напоить жаждущего (Притч. 25, 21); одеть нагого (Тов. 1, 17; Ис. 58, 7); помочь больному и калеке (Иов 29, 15; 2 Мак. 8, 28); поддержать вдову и сироту (Иов 29, 12-13; 31, 16-17; Притч. 31, 8 и др.); оказать гостеприимство бездомным и странникам (2 Цар. 17, 27-29; Ис. 58, 7); позаботиться об узниках (Ис. 58, 6; 61. 1) и т. д. Благочестивым людям предписывается подавать неимущим (Лев. 19, 9-10) или предоставлять мелкие беспроцентные ссуды (Лев. 25, 35-37; Втор. 15, 7-11).

Однако понятие «ближнего», в отношении которого следовало осуществлять благие дела, ограничивалось рамками народа израильского (Втор. 15, 3, 7-11; Исх. 22, 25-27; Лев. 25, 35-37; Втор. 23, 20). Кроме того, ветхозаветные благодеяния – это скорее результат законодательного повеления, а не веления сердца. Основной аргумент этого законодательства – страх Божий (Сир. 4, 5-6; Тов. 4, 7).

В Новом Завете диакония является продолжением служения Христа, Который «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10, 45). Помощь ближнему – это деятельное и практическое выражение христианского милосердия и любви, заповеданной Спасителем: «Как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 34-35). Христианство свободно от юридического принуждения к благотворению. Любовь к ближнему – священное призвание и нравственный долг каждого христианина (Ин. 13, 34). Притчей о Страшном Суде Спаситель ясно говорит, что делающий благо ближнему делает его Богу (Мф. 25, 40).

Все члены Церкви составляют «одно тело во Христе» (Римл. 12, 5). Между ними должно существовать общение веры и любви, выражающееся в том числе во взаимной помощи и совместных социально значимых трудах. Церковь – это семья Божия в мире. В этой семье не должно быть никого, кто страдал бы от отсутствия необходимого. Вместе с тем, социальное служение Церкви не может сдерживаться или ограничиваться религиозными, национальными, государственно-политическими или социальными рамками. Церковь простирает свое человеколюбие не только на своих членов, но и на тех, кто к ней не принадлежит (Лк. 10, 30-37).

Превосходнейшую часть любви, по выражению святителя Григория Богослова, составляет любовь к бедным, жалость и сострадательность, «ибо никакое служение так не угодно Богу, как милосердное». По мнению святых Отцов, всякая благотворительность ценна тогда, когда совершается от полноты веры. «Давай, что имеешь; ибо Бог не требует сверх сил. Ты – хлеб, другой – чашу вина, иной – одежду, и таким образом общим сбором уничтожается несчастье одного» (свт. Григорий Нисский).

Благотворительная деятельность в эсхатологической перспективе оказывается предвосхищением реальности Царства Божия.

Милосердие заложено в природе Церкви, оно является неотъемлемым выражением самой её сущности.

3.

К служению милосердия призваны все христиане, и оно имеет свои неотъемлемые духовные черты. Качества, которые требуются от любого участвующего в этом служении Церкви, – кротость, долготерпение, искание не своего, а Божия, послушание старшим, самоотверженность, навык прибегать в трудностях к помощи Божией, смирение. Участвуя в служении ближним под руководством внимательного духовника, христианин может стяжать эти качества. Именно о такой душеполезности дел милосердия писал авва Дорофей, наставляя братию в том, что "более больной благотворит ему [служащему], нежели он больному".

Христианин должен видеть в каждом человеке, обращающимся в Церковь за помощью, не просто «социальную категорию», а личность, со своей историей жизни, духовным путем, то есть человека, созданного по образу Божию, памятуя, что в образе нищих приходит к нам Сам Христос.

В зависимости от возраста, профессии, жизненного опыта, состояния здоровья и прочих обстоятельств каждый мирянин способен понести разный объем нагрузки, связанной с социальной церковной работой. Исходя из этого, сложились разные организационные формы участия мирян в церковной социальной деятельности:

1) Штатный сотрудник церковного социального учреждения (детского дома, приюта, богадельни, благотворительной столовой и т.д.). Для него церковная социальная работа является основным родом профессиональной деятельности. Пастырское попечение о таком сотруднике – сфера ответственности духовников церковных социальных учреждений.
2) Епархиальный социальный работник.
3) Социальный работник в благочинии.
4) Приходской социальный работник – координатор социальной работы на приходе, состоит в штатном расписании прихода, получает заработную плату из приходского бюджета, являясь при этом активным членом той церковной общины, социальную работу которой координирует. В своей работе подчиняется настоятелю и подотчетен приходскому собранию.
5) Сестра милосердия. Сестринское служение – особый вид участия мирянок в церковной диаконии, сформировавшийся еще до революции 1917 года. Примером православного сестричества милосердия может считаться дореволюционная московская Марфо-Мариинская обитель. Существующие сегодня сестричества руководствуются различными уставами. Можно сказать, что сестричества – это приходские объединения женщин, желающих в той или иной мере посвятить себя служению милосердия, руководимые духовником сестричества, обычно имеющие устав и специальный чин посвящения в сестры. Сестра милосердия может нести свое служение в свободное от основной, светской или церковной, работы время, или же находиться в штате церковного социального или медицинского учреждения. Обычно это служение носит характер регулярных, долговременных обязанностей.
6) Доброволец (волонтер), член приходского сестричества или братства. Волонтером является человек, в свободное время принимающий на безвозмездной основе личное участие в социальной церковной деятельности. Для выполнения добровольческой работы от волонтёра часто не требуется специальной квалификации, однако для некоторых видов церковно-социальной деятельности волонтеры проходят специальное обучение. Желательно, чтобы поле добровольческой деятельности максимально отражало личные предпочтения и способности волонтера.
7) Жертвователь. Мирянин, жертвующий на социальные нужды, играет важную роль в приходском и общецерковном служении милосердия. На пожертвования создается материальная основа для обеспечения систематической приходской и общецерковной социальной деятельности. Пожертвования могут быть как крупными, так и небольшими, регулярными или разовыми.
8) Член попечительского совета. Важная разновидность служения мирян – это участие в попечительских советах при социальных учреждениях (как государственных, так и негосударственных). Попечительские советы обеспечивают открытость таких учреждений для общества, привлекают к ним помощь, контролируют качество жизни подопечных, обеспечивают преемство удачного опыта.
9) Сотрудник государственного социального учреждения. Поскольку в осуществлении своего социального служения Церковь имеет возможность тесно сотрудничать с государством (а государственные соцучреждения часто являются объектами церковной помощи), к делу церковного социального служения могут привлекаться сотрудники государственных социальных и медицинских учреждений (врачи, медицинские сестры, педагоги, воспитатели, обслуживающий персонал интернатов, социальные работники и т.д.), в том числе пока не являющиеся активными членами Церкви. Очень важно особое пастырское и миссионерское внимание со стороны вдохновляющих церковную социальную работу клириков к сотрудникам госучреждений, зачастую особенно нуждающихся в духовной помощи.

Для эффективного развития церковно-социальной деятельности важно участие в ней как волонтеров, так и штатных профессиональных диаконических работников.

Конкретная социальная деятельность мирян в рамках упомянутых организационных форм может быть весьма различной: помощь старикам, инвалидам, людям, страдающим тяжелыми заболеваниями, бездомным, детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, заключенным или освобождающимся из заключения, ВИЧ-инфицированным, малоимущим, погорельцам, семьям, потерявшим кормильца, страдающим и стремящимся освободиться от алкогольной или наркотической зависимости, а таке людям, попавшим в иные трудные обстоятельства. Это может быть медицинская, социальная, материальная, психологическая, консультационная, духовная помощь. Фактически – это помощь всем, кто страдает и нуждается в христианской любви и поддержке делом, словом, молитвой.

4.

Развитие социального служения Церкви возможно более широкое привлечение ее верных чад к этому служению на общецерковном, епархиальном и приходском уровнях.

1) На общецерковном уровне:
На общецерковном уровне координацию церковно-социальной деятельности в целом осуществляет Синодальный Отдел по церковной благотворительности и социальному служению. В целях активного привлечения к этой деятельности мирян Отделу следует активизировать следующие направления деятельности:
1. разработка и координация общецерковных программ оказания помощи нуждающимся по различным направлениям социальной деятельности;
2. разработка методических материалов для обучения мирян по отдельным направлениям социального служения (в зависимости от категории нуждающихся в помощи) и распространение их в епархиях;
3. организация регулярных обучающих семинаров для различных категорий мирян, участвующих или желающих участвовать в социальном служении Церкви, а также практических семинаров для священнослужителей по организации социального служения;
4. создание совместно с Учебным комитетом и введение в учебный план духовных школ краткого курса по организации социальной работы на приходе;
5. разработка плана/методики действий в экстренных ситуациях, требующих скорого вмешательства;
6. продолжение в координации с Отделом внешних церковных связей обмена опытом с зарубежными благотворительными организациями, в том числе волонтерскими начинаниями, анализ и использование опыта других христианских конфессий, в силу исторических причин в большей степени развивших социальное служение.

2) На епархиальном уровне:
На уровне епархии расширение участия мирян в церковно-социальной деятельности входит в задачу епархиальных отделов по благотворительности и социальной работе. Общее руководство деятельностью епархиальных отделов по благотворительности осуществляет правящий архиерей. Епархиальным отделам:
1. необходимо обращать внимание клириков епархии на важность привлечения мирян к практическим делам милосердия, объяснять высокое значение благотворительности как особого духовного поприща православного мирянина;
2. следует проводить епархиальные обучающие семинары для клириков по организации социальной работы, а также курсы подготовки церковных социальных работников;
3. важно оказывать всемерное содействие в распространении в епархиях методических и информационных материалов, подготовленных специализированными церковными организациями и предназначенных для приобщения и обучения мирян различным видам диаконической работы;
4. полезно создавать в епархиях объединения мирян – специалистов в той или иной области: врачей, учителей, психологов и т.д. К организации церковной социальной работы следует более широко привлекать жен священнослужителей; использовать имеющийся опыт создания женами священнослужителей общественных организаций;
5. надлежит содействовать освещению в средствах массовой информации церковной социальной деятельности, осуществляемой на территории епархии, с целью вовлечения в нее мирян; по возможности организовывать социальную рекламу церковных начинаний;
6. надлежит содействовать укреплению материальной базы приходских, монастырских и епархиальных социальных программам мирян за счет церковных и привлеченных внешних средств;
7. следует ввести поощрения для мирян, ведущих активную социальную работу, и клириков, вдохновляющих и окормляющих социальные церковные инициативы.

3) На приходском уровне:
Дела милосердия на приходе свидетельствуют о том, что он является живой общиной. Диакония есть средство укрепления приходской общины и объединения людей вокруг храма в служении Богу и ближним. В задачу священника входит, как правило, общая организация, координация, контроль за выполнением мирянами церковно-социальной работы, а также их духовное окормление. Непосредственное администрирование и выполнение этой работы может быть возложено на мирян. Социальная работа на приходе может начаться с развития взаимопомощи между прихожанами, постепенно охватывая все более широкие круги нуждающихся в помощи людей. Для вовлечения мирян в церковно-социальную деятельность на приходе:
1. важно разъяснять во время проповеди спасительный смысл дел милосердия, а также оповещать прихожан о конкретных нуждающихся и социальных начинаниях прихода;
2. необходимо из среды прихожан избрать ответственного за социальное служение прихода, озаботившись о прохождении им соответствующего обучения;
3. социальная работа на приходе должна начинаться с заботы о малоимущих, одиноких и престарелых прихожанах
4. приходская социальная деятельность может включать в себя заботу об инвалидах, сиротах, беспризорных и иных обездоленных людях;
5. важно призывать мирян, особенно тех из них, кто по занятости не в состоянии принимать личного участия в реализации приходских и общецерковных социальных проектов, участвовать в социальной работе посильными денежными пожертвованиями, пусть и небольшими, обеспечивая при этом прозрачность использования целевых денежных средств;
6. нужно развивать практику предоставления приходских помещений для собраний групп взаимопомощи, групп милосердия, добровольцев;
7. необходимо по возможности освещать в средствах массовой информации социальную деятельность мирян на приходе; рекомендуется использовать для этих целей Интернет, размещать на приходских сайтах информацию о социальных проектах мирян и о нуждающихся в помощи прихожанах;
8. священнослужителям надлежит иметь особое попечение о тех прихожанах, которые участвуют в делах милосердия, уделяя пристальное внимание профилактике «синдрома выгорания», посильности взятых мирянином на себя обязанностей, отслеживанию духовных трудностей этого служения, совместной молитве и молитве друг за друга;
9. наряду со взрослыми и молодежью, следует привлекать к делам милосердия детей и подростков, предоставлять им возможность посильного участия в практических приходских социальных инициативах;
10. приход должен знать о существующих в его окрестностях государственных социальных и медицинских учреждениях, сотрудников которых необходимо привлекать к церковной социальной деятельности; важно учитывать, что светские специалисты, профессионально занятые в областях, попадающих в сферу приходской социальной работы, могут и должны стать помощниками и соработниками Церкви в деле реализации ее социальных проектов.

4) В монастыре:
В монастыре, осуществляющем тот или иной вид церковно-социальной деятельности и привлекающем к ней мирян, эта деятельность сообразуется с особенностями монастырской жизни.




(11 комментариев) - (Добавить комментарий)

О цитировании Священного Писания и царе-искупителе
[info]kassen_bek
2010-12-17 10:57 am UTC (ссылка)
Мне понравилось, что наконец-то концептуальные документы РПЦ дошли до понимания того, что и царей земных можно называть искупителями. В любом случае ссылка на Дан 4:24 дает надежду, что "царебожнечиский проект", запущенный в недрах РПЦ будет все же остановлен.

Вместе с тем, есть предложение:
а) Либо цитирование Священного Писания производить по богослужебному тексту, принятому в РПЦ.
б) Либо давать толькоо ссылки на соответствующие стихи Священного текста (например, "Ин. 13,Мф. 25, 40".
в) Либо не цитировать вовсе.


[info]dobry_krot
2010-12-20 09:21 am UTC (ссылка)
Спасибо! Много интересного и полезного.
Но мне кажется, что все эти благие намерения, особенно на приходском уровне, упрутся в нехватку времени, и прежде всего у мирян. Не секрет, что в наше время люди работают по 12, а то и более, часов в сутки, и на дорогу тратят в общей сложности не менее двух часов. А из этого следует что остаётся время только на отдых и сон, и практически его не остаётся на домашние дела, на семью.
Предложение. Первое. Прежде всего начать социальную работу с создания приходских общин по факту, а не по названию (чему, кстати, не способствует нынешний церковно-приходской устав). Для этого считаю необходимым проведение общеприходских собраний с участием всех желающих; знакомство всех прихожан; выяснение священником, или специальной группой лиц, социального и семейного положения прихожан, их нужд и забот; выяснение на общеприходских собраниях основных направлений социальной деятельности прихода.
Второе. Всвязи с вышеуказанными трудностями современного мира, а конкретно с нехваткой свободного времени у мирян, считаю необходимым включить в социальную работу Церкви - создание коммерческих (производственных и непроизводственных) предприятий: мелких - на основе приходских общин, и более крупных - на основе межприходских объединений.
Во-первых, это создаст рабочие места, с нормальным по времени трудовым днём.


[info]ludenhoff
2010-12-23 08:17 pm UTC (ссылка)
Поддерживаю.


[info]dobry_krot
2010-12-20 09:35 am UTC (ссылка)
Во-вторых, это принесёт дополнительные средства для проведения тех же социальных программ в епархиях и на приходах.

С этой же целью, с целью освобождения свободного времени, особенно у молодых семей, считаю целесообразным создание при приходах детских садов, которых катастрофически не хватает в государстве в целом.

Кипрская Православная Церковь - как пример, где Церковь владеет крупнейшими предприятиями: цементными заводами и т.д..


[info]ludenhoff
2010-12-23 08:22 pm UTC (ссылка)
Документ важный, но это не более чем декларация о намерениях.

При первом чтении обращает на себя внимание:

1) отсутствие какой-либо расшифровки понятий "епархиальный социальный работник", "социальный работник в благочинии".

2) монастырям отведена лишь одна строчка. Между тем именно от монастырей и миряне, и общество (в том числе внецерковное) имеют право ожидать социального служения, поддержки и т.п. В последнее время мы постоянно слышим о судебных тяжбах между монастырями и школами, больницами, учреждениями культуры и т.п. Всё это может быть частично оправдано лишь в том случае, если монастыри полученное движимое и недвижимое имущество будут употреблять для служения ближним. Иначе подобная любовь монахов-нестяжателей к стяжанию будет восприниматься с горьким недоумением и возмущением не только "внешними", но и церковным народом.

У Церкви своя цель
[info]ieralexei
2010-12-23 09:34 pm UTC (ссылка)
Нужно не забывать, что социальное служение не является целью бытия Церкви. Если так демонстративно и напоказ пытаться ставить жизнь Церкви на рельсы социального служения, можно не сомневаться, что государство и общество будут нами очень довольны, снисходительно похлопают нас по плечу, скажут: "молодцы", ещё нагрузят и будут погонять. Так уже было в Синодальный период, когда монастыри были превращены государством в "богадельни".
Нельзя забывать, что главная цель Церкви - вечное спасение людей. И дела милосердия - очень важная составляющая в достижении этой цели. Но именно дела милосердия каждого конкретного Христианина, а не социальное служение Церкви государству или обществу. Церковь никому ничего не должна,- ни государству, ни обществу, ни народу. А вот каждый Христианин должен, но опять же, не государству, не обществу, не народу, а должен проявить любовь и милосердие конкретному ближнему. В разовой ситуации таким ближним может оказаться любой человек,- и неверующий, и иноверец (притча о милосердном самарянине). Но вообще, в регулярном порядке такими ближними для каждого православного Христианина в первую очередь являются именно его единоверцы, православные Христиане. И объектом заботы и милосердия для приходской общины в первую очередь должны являться именно свои члены. С них и должно начинаться всё это служение милосердия. И до тех пор, пока среди прихожан остаётся хоть одна нуждающаяся семья или человек, вся социальная деятельность прихода будет лишь показухой. То же самое касается благочиния вцелом.

И главное, чтобы во всей своей социальной деятельности Церковь преследовала свою цель, возложенную на неё Христом, т. е. проповедь Христа, приведение людей к Богу, а не довольствовалась целью, вменяемой ей государством и обществом. Которым она на самом деле ничего не должна.

Дела милосердия и миссионерство
[info]ivan4500
2011-01-04 07:40 pm UTC (ссылка)
> И объектом заботы и милосердия для приходской общины в первую очередь должны являться именно свои члены.

Объектом заботы должны стать и внешние люди, чтобы тем самым их привлечь их к Истине Христовой. Забота Церкви должна простираться не только на её чад или те группы людей, который традиционно к ней принадлежат, но на тех, кто находится вне Церкви, так как мы должны заниматься миссионерской деятельностью среди последних (Мф. 28; 19). Одна из составляющих миссионерской деятельности - дела милосердия. Оценивая по достоинству нашу любовь и заботу, язычники, может быть, ответят нам взаимной любовью, которая, в конечном счёте, приведёт их к желанию присоединиться к нашей Церкви. Мы должны им показать, что никто так не любит их, как Христос и наша Церковь. И они, видя, что их языческие ложные боги и идолы не заботятся о них так как мы, может быть, захотят креститься. Поэтому, дела милосердия нужно делать не только своим, но и внешним.

Сначала - о своих
[info]ieralexei
2010-12-23 10:02 pm UTC (ссылка)
Прежде, чем нести социальную деятельность в мир, необходимо проявить заботу о своих, чтобы и на уровне прихода, и на уровне благочиния не осталось ни одной нуждающейся семьи или человека.
Иначе, наше служение внешним будет показным и лицемерным.

А реализовано это может быть только конкретикой. На каждом приходе, и на уровне каждого благочиния должен быть реестр нуждающихся православных семей и одиноких людей, которым должна оказываться регулярная и достаточная помощь.
Проще говоря, среди верных не должно быть нуждающихся.

Ведь любви свойственно позаботиться прежде всего о том, кто ближе всех находится. В разовом порядке и для конкретного человека таким ближним может стать любой человек, и неверующий, и иноверец (притча о милосердном самарянине). А для Христианской общины, и в регулярном порядке, в первую очередь ближним является именно свой, верный, кто участвует в Евхаристии, Богослужениях и молитвах.

О единении
[info]ieralexei
2010-12-23 10:06 pm UTC (ссылка)
Думаю, целесообразнее социальную деятельность координировать не на уровне отдельных приходов, а на уровне благочиний. Чтобы всё благочиние чувствовало себя единой общиной, а не дробилось на приходы.

Забота о семьях и угроза юю
[info]ieralexei
2010-12-23 10:40 pm UTC (ссылка)
Я думаю, категория людей, которым труднее и страшнее всего жить, которые в первую очередь нуждаются во внимании, поддержке и помощи общины - это молодые и многодетные семьи, и вообще семьи с детьми, а также одинокие женщины с детьми.

В наше время ко всем прочим трудностям для этой категории прибавилась ещё угроза ювенальной юстиции. Внимание органов "опеки" может привлечь слабое материальное положение семьи, имеющей детей.

Поэтому на уровне каждого благочиния первейшим предметом внимания и заботы должна быть каждая семья, имеющая детей, чтобы исключить возможные претензии к ним органов "опеки".

Для этого необходима, опять же, конкретика. На уровне приходов и благочиний должен вестись реестр семей, имеющих детей, в первую очередь православных, а также всех, кто обращается к покровительству и поддержке церковной общины.

И ещё, необходимо обязать благочинных о каждом случае изъятия детей из семьи в пределах благочиния докладывать архиерею. Для решения вопроса о привлечении помощи пострадавшей семье и возврата детей в семью на уровне епархии, раз благочинный не смог проконтролировать и справиться на своём уровне.
Церкви необходимо отреагировать на эту новую и страшную угрозу для своих чад и выстроить систему противодействия ей на разных уровнях (и благочиния, и епархии).

Поправка
[info]ivan4500
2011-01-07 04:23 pm UTC (ссылка)
Есть абзац:

> Все члены Церкви составляют «одно тело во Христе» (Римл. 12, 5). Между ними должно существовать общение веры и любви, выражающееся в том числе во взаимной помощи и совместных социально значимых трудах. Церковь – это семья Божия в мире. В этой семье не должно быть никого, кто страдал бы от отсутствия необходимого. Вместе с тем, социальное служение Церкви не может сдерживаться или ограничиваться религиозными, национальными, государственно-политическими или социальными рамками. Церковь простирает свое человеколюбие не только на своих членов, но и на тех, кто к ней не принадлежит (Лк. 10, 30-37).

Следует написать по-другому.

> Все члены Церкви составляют «одно тело во Христе» (Римл. 12, 5). Между ними должно существовать общение веры и любви, выражающееся в том числе во взаимной помощи и совместных социально значимых трудах. Церковь – это семья Божия в мире. В этой семье не должно быть никого, кто страдал бы от отсутствия необходимого. Вместе с тем, социальное служение Церкви не может сдерживаться или ограничиваться религиозными, национальными, государственно-политическими или социальными рамками. Когда Христа спросили, а кто мой ближний, Христос ответил притчей о милосердном самарянине (Лк. 10, 30-37). Этим Он объяснил, что Церковь простирает свое человеколюбие не только на своих членов, но и на тех, кто к ней не принадлежит. Причём последнее особенно важно в плане миссионерства. Церковь должна показать находящимся вне её людям, что только от неё они могут ждать истинную любовь и милосердие. И что никто никогда так не позаботиться о них, как Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь. Вследствие этого люди, по отношению к которым Церковь проявила милосердие, могут осознать, что именно Церковь и только она хранит Спасительную Истину. Что, в свою очередь, может повлечь желание присоединиться к ней.

------------------------------------------------------------
 http://www.klikovo.ru/db/msg/18994


Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон: Когда мы приходим к страдающим людям, мы приближаемся ко Христу

25 августа 2010 г.
В интервью интернет-изданию «Татьянин день» председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон рассказал о делах милосердия как основе христианской жизни и о принципах работы Отдела.
— Владыка, Вы недавно возглавили Синодальный отдел по благотворительности после многих лет руководства аналогичной комиссией при Епархиальном cовете Москвы. Насколько применимы методы работы комиссии во всероссийском масштабе? Одинаковы ли социальные проблемы, стоящие перед Москвой и Россией?
— Задача Церкви — не столько решение социальных проблем, сколько проявление любви. И формы, в которых любовь может быть явлена, конечно, разные в Москве и в России, хотя есть и много общего. Все государственные учреждения, которым Церковь помогает, нуждаются в добровольцах, в посещениях священников, некоторые нуждаются даже в материальной помощи. Даже в Москве в некоторых социальных учреждениях, несмотря на сравнительно высокие зарплаты, не хватает, например, памперсов.
Но я недавно беседовал с Чукотским епископом Никодимом, — там вся епархия 40 тысяч человек — и спросил, чем ему нужно помочь. Он попросил любых консервов. Потому что там и русским, и чукчам просто есть нечего. Сейчас будем договариваться с дальней авиацией, которая туда летает, чтобы они бесплатно отвезли в Чукотскую епархию консервов.
В Москве не нужна, скажем, одежда, бывшая в употреблении, а в регионах она может быть востребована, и некоторые московские священники собирают одежду в своих приходах, а потом грузовиками ее отвозят в приходы или монастыри, где эта одежда раздается нуждающимся. Налаживая связь с епархиями, надо помнить, что Москва и вся Россия — это немножко разные «государства».
— А как Вы будете перестраиваться после стольких лет работы в Москве: московскую специфику Вы знаете, но здесь получается столкновение с другой реальностью?
— Мы стараемся привлекать к работе в Отделе людей, которые работают в приходах в других регионах. И собираемся провести встречи по федеральным округам, собрать людей, которые занимаются социальной деятельностью. Это нужно и для того, чтобы помочь им в работе, и для того, чтобы узнать, какие у них есть проблемы в епархиях. Потому что созывать общецерковное собрание будет трудно, и сложно составить список тем, которые будут интересны и важны для всех. А на территории одного федерального округа есть общие проблемы, задачи. Первое такое собрание планируется в октябре в Санкт-Петербурге по Северо-западному федеральному округу. Мы уже нашли гостиницу, где будет проводиться это собрание, ее готовы предоставить бесплатно, обеспечить питание для участников конференции. Планируем собрать около 150-ти человек из епархий, которые входят в Северо-западный федеральный округ, чтобы помочь им устроить социальное служение у себя в епархиях.
В некоторых епархиях говорят: «Конечно, у вас в Москве и Петербурге денег полно, а у нас ничего нет». В наш Отдел сейчас перенаправляют письма с просьбами о помощи, которые поступают к Святейшему Патриарху. Недавняя история с девочкой из Одессы, которая получила инвалидную коляску, обратившись к Патриарху, — это только один пример. Таких просьб о материальной помощи Патриарху приходит очень много, и все эти письма отдаются на рассмотрение в наш Отдел. Мы их рассылаем по епархиям, просим епархиальных архиереев, чтобы они проверили, насколько просьбы актуальны, насколько они подлинны, действительно ли люди нуждаются в помощи, и затем уже стараемся как-то помочь. И вот я встретил епископа, которому перенеправили одно из этих писем, а он говорит: «Да, хорошо у вас канцелярия работает, нас завалили уже просьбами, а у нас батюшки живут в домах с глиняными полами, нам помогать нечем». Речь, конечно, идет не о том, чтобы Церковь подменила собой государственную структуру и начала материально помогать нуждающимся, а о том, чтобы возродить служение любви.
— Вы затронули важную тему: а священникам надо помогать? Ведь за пределами крупных городов духовенство часто живет очень трудно, и паства тоже совсем не богатая...
— Конечно, батюшкам нужно помогать. Ведь у большинства из них многодетные семьи. Я знаю священников, которым прихожане помогают воспитывать детей. В Москве есть один замечательный священник, у которого третий ребенок болен ДЦП, и сестричество, которое он создал, помогает в том числе и его ребенку.
Здесь могу рассказать одну любопытную историю. Есть в Москве владыка Анатолий, он служит в Тихвинском храме. Раньше он служил где-то на севере, там даже Святые Дары замерзали в Чаше — так было холодно. И когда кончалась служба, он уезжал, а люди еще ждали на холоде попутного транспорта. Он пожалел их, собрал всех своих священников, и сказал им: «Батюшки, давайте хотя бы будем прихожан поить чаем после службы». Один из священников сказал ему: «Владыка, я их чаем поить не могу, у меня 6 детей: трое своих, троих я усыновил. У меня денег на чай и сахар нет, поэтому я исполнить Ваше благословение не могу». Тогда владыка велел принести мешок сахара, отдал этому священнику и чай. Через два месяца батюшка пришел, поклонился владыке в ноги и сказал: «Вы знаете, теперь они сами все приносят. И я теперь безбедно живу. Спасибо большое, Вы меня вразумили, все теперь у нас хорошо». Так что, конечно, если отдать что-то малое, даже если это тебе самому нужно, то ответ будет обязательно. И как раз наша задача — зажечь искру любви. Искорка, конечно, будет подхвачена прихожанами, и батюшки, которые сами помогают другим, тоже не останутся без помощи.
— Какие первостепенные задачи сейчас стоят перед Вашим Отделом, что надо решать в первую очередь? Какое направление вызывает у вас наибольшую тревогу?
— Сейчас мы собираем базу данных по всем епархиям, чтобы понять, как обстоят дела. Потому что до сих пор такой базы данных не существовало, и все социальные начинания не были известны даже Священноначалию.
Не все священники, к сожалению, понимают, что имеется в виду под социальным служением, и к чему нас призывает Святейший Патриарх. Они думают, что социальное служение — это давать милостыню нищим, и говорят, что нищие все обманщики, все пропьют, и, если им начать давать, то, как говорят московские батюшки, «тут скоро все три вокзала соберутся».
А на самом деле социальное служение в Церкви должны совершать миряне, а священники его организовывать. Социальное служение должно вернуть в церковные общины ту любовь, которая была до революции. Вернуть то устроение людей, которое было до того, как по нашей стране таким страшным катком прокатилось безбожие. Раньше же люди были милосердными, не нужно было организовывать никакое социальное служение. Например, в Москве было 220 приходских богаделен. Каждую Пасху, Рождество люди сами носили передачи, подарки в тюрьмы, посещали больных в больницах. Если ребенок оставался без родителей, то его усыновляла христианская община, его не отдавали в детский дом. Люди были, может быть, неграмотными, не знали Священное Писание, читать не умели, но в их сердцах была любовь. Современные люди очень жестокие и очень заняты собой, очень эгоистичные. И помочь им научится любви одними призывами, проповедями не удастся. Нужно объяснять им, почему без любви нет общины. И поэтому главная наша задача — привлечь именно мирян к служению милосердия. Если в приходских общинах начнется движение добровольцев, если они будут помогать нуждающимся, тогда, мне кажется, любви будет больше, и Церковь будет больше похожа на духовную семью, а не просто на место, куда люди приходят «удовлетворить свои религиозные нужды», как писали в советское время.
— Сегодня много действенных социальных проектов никак не институализированы — это сообщества добровольцев, энергичных неравнодушных людей, которые частным образом, договорившись друг с другом, помогают нуждающимся: одиноким старикам, детдомовцам и так далее. Планируете ли Вы с ними сотрудничать?
 — Конечно.
— А как можно взаимодействовать с ними? Они основаны просто на человеческих отношениях, самоорганизации, у большинства из них нет печатей и штампов, никаких уставных документов...
— Церковь поддерживает движения добровольцев, мы с этими людьми сотрудничаем. Сегодня, например, к нам придет девушка, которая организовала движение «Старость в радость», мы будем говорить о взаимодействии с Отделом. Мы давно уже сотрудничаем с «Отказниками», они иногда по субботам проводят свои встречи у нас. Именно такие движения и нужно поддерживать.
Нельзя сконструировать социальную деятельность, создать некие формы, а потом их наполнить. Нужно, чтобы сначала появилась живая любовь, живое сострадание, сочувствие, и тогда появятся формы. Самарянин, который является образом исполнения заповеди любви к ближнему, сначала ощутил в своем сердце сострадание к нуждающемуся, сжалился над ним, а потом это приняло и форму: он договорился с хозяином гостиницы, употребил какие-то средства. Главное в начале — это импульс в сердце человека.
— Многие боятся сотрудничать с западными благотворительными фондами. Будете ли Вы это делать? Какие подводные камни у такого сотрудничества, в чем его преимущества? Можете ли назвать конкретные организации или типы организаций, с которыми есть положительный или отрицательный опыт сотрудничества?
— Скажем, Санкт-Петербургская епархия осуществляет свою социальную деятельность во многом благодаря пожертвованиям Скандинавских стран. Наша Свято-Димитриевская община, когда только зарождалась, тоже существовала за счет пожертвований западных спонсоров, потом появились российские благотворители, а теперь мы живем в основном за счет «Друзей милосердия» — людей, которые жертвуют сотую часть своих доходов на социальное служение. И, конечно, мы можем быть едиными в деле добра с христианами других конфессий. Мы не можем вместе служить Литургии, не можем вместе молиться, это будет нарушением канонических правил, но делать добро с ними вместе мы можем. Поэтому мы рады такой помощи, принимаем ее. Единственное, мы не принимаем помощи от различных сект и злонамеренных людей.
— Будете ли Вы вести мониторинг благотворительной активности епархий, благочиний и приходов? Как планируете определять, где — реальная работа, которую нужно поддержать, а где — потемкинские деревни, нагороженные для галочки?
— Можно, конечно, обмануть с помощью бумажек, написать прекрасные отчеты, но когда ты знакомишься с людьми, то становится сразу все понятно. Есть, например, в Москве одна община, которая в отчете о социальной деятельности перечислила огромный список учреждений, где они помогают. Мы просто обзвонили эти учреждения, и в половине из них ничего не знают о том, как помогает им эта церковная община.
— Основа социальной деятельности Церкви, по идее, это приходы. Вы можете посоветовать приходам, может быть, недавно созданным, которые сейчас только собираются начать социальную работу, как общину направить на дело служения ближним? Существует ли какая-то методология, алгоритмы работы, с чего стоит начинать молодым приходским священникам?
— Я думаю, что батюшкам нужно быть внимательными к своим прихожанам. И если они видят, что их прихожане нуждаются в помощи, то нужно эту помощь оказывать. Священникам нужно отвечать на просьбы тех людей, которые приходят в храм, и стараться помочь всем, чем можно, тем, кто делает добрые дела. К нам пришел, например, однажды Илья Кусков, он помогал бездомным, что-то делал сам, и видно было, что он действительно очень переживает за этих людей. Он активно занимался помощью, и мы стали ему помогать. Теперь Илья Кусков — знаменитый человек, который организовал «Автобус милосердия».
Нужно не выдумывать, а отталкиваться от конкретных нужд людей, которые приходят в храм. Если храм находится рядом с больницей, то ясно, что в эту больницу нужно ходить, навещать больных, пойти познакомиться с главным врачом, с руководством больницы, узнать, какая нужна помощь. Если рядом находится психоневрологический интернат или детский дом для детей-инвалидов — то же самое.
Вот я приехал лет 10 назад в детский дом для детей-инвалидов посмотреть помещение для храма и увидел, в каком состоянии находятся дети. Я привозил туда наших учащихся из училища сестер милосердия, чтобы они там проходили практику. Они выступили на радио «Радонеж», рассказали об этом детском доме и детях, и пришло много добровольцев, на первую встречу — 30 человек. Некоторые из них до сих пор там трудятся.
Сейчас государственная социальная сфера в Москве меняется в лучшую сторону: увеличиваются зарплаты у сотрудников, больше людей работают в больницах, допускают добровольцев к работе.
Наша задача — не совершить какое-то великое дело, не решить какую-то социальную проблему государственного уровня, а помочь конкретным людям. Разумеется, маленький приход не может организовать огромное сестричество, собирать средства на операцию ребенку в Германии. Но пойти к бабушке, которая нуждается в помощи, помочь многодетной семье, которая живет на территории этого прихода, прийти на Пасху и Рождество в больницу помочь больным может каждый. И, конечно, мне кажется, это служение любви, как мы говорим — социальное служение, должно быть существом жизни людей, живущих в миру.
Когда человек живет в монастыре, он молится, это его главная задача, главное дело. А в миру что делать? Смотреть телевизор, ходить по магазинам, сидеть в Интернете? Может, это интересно, но во многом для души вредно. А помогать другим, разделять страдания других людей, — это значит быть со Христом. Христос не только там, где совершается Литургия. Когда совершается Литургия, мы, конечно, собираемся вокруг Христа. Но когда мы приходим к страдающим людям, мы тоже приближаемся ко Христу, потому что Христос с ними, со всеми брошенными, преданными, всеми забытыми, нуждающимися в помощи. Если мы хотим быть со Христом, то мы должны и на Литургии быть, и идти туда, где страдают люди.
— В европейских странах дела милосердия держатся на мирянах, волонтерах, но там это широкое общественное движение, естественное, не экзотическое, укорененное в традиции. При этом они очень ответственно относятся к своему служению, как к работе, неважно, что они за нее не получают зарплату. А у нас добровольчество не развито как системное явление, нет ни естественности, ни ответственности. Как Вы думаете, с чем это связано: с социально-экономической ситуацией, с историческим процессом последних ста лет или, может быть, с менталитетом?
— Мы просто недооцениваем того ужасного положения, в котором находится наше общество. 70 лет боролись с Богом, происходили страшные процессы. Замечательный старец отец Павел (Троицкий) писал, что советская власть поставила задачу создать нового человека и в итоге создала такого человека — нового хама, который не знает своего родства. Причем клонировала его в миллионах копий. Людей оторвали от корней, их научили мыслить и думать совершенно по-другому. Мы себя немного успокаиваем, говорим, что у нас в стране 70% населения православные, но назвать себя можно кем угодно. Одно дело самоидентификация, хотя это, конечно, важно и интересно, а другое дело, кем ты являешься по сути. Если меньше 5% людей ходят в храм по воскресным дням, если люди не знают Евангелие, если люди не воспитаны в христианских заповедях, не научены этим заповедям, то о чем можно говорить? Это дикий народ, у нас просто новое средневековье, страшное варварство. Что можно хотеть от людей, которых 70 лет учили быть Павликами Морозовыми, объясняли, что Бога нет, а есть Гагарин, который в космос летал и Бога не видал?
До сих пор продолжают воспитывать детей, говоря им, что человек произошел от обезьяны, что аборт сделать — это ничего страшного.
С другой стороны на Западе христианству уже 2000 лет, хотя и с отклонениями, а мы всего 1000 лет назад крестились. Это тоже имеет значение. Не нужно преуменьшать и значение экономических причин: все-таки там стабильное благополучие, а у нас постоянные перемены, люди не могут спокойно думать о том, что будет завтра. Но все-таки главная причина — безбожие.
Даже когда люди возвращаются к Православию, они возвращаются не к любви Божией, исполнению заповедей, а возвращаются к какой-то культурной традиции: как перекреститься, как платок нужно носить, как поститься.
Есть община святого Эгидия в Риме, к ним приехали в гости на праздник 200 католических епископов. А в общине правило: если человек приходит посетить их общину, его призывают поучаствовать в ее жизни. Нас с протоиереем Александром Степановым из Санкт-Петербурга попросили резать на всех фруктовый салат, выдали специальные фартуки. И даже порезав салат, я почувствовал себя причастным к доброму делу. А епископов они попросили раздавать на вокзалах бомжам еду и мыть бомжей. И епископы мыли бомжей. Конечно, у них больше епископов на душу населения, и они идут к бедным, помогают людям. Раньше много говорили о «загнивающем Западе», но там сохраняются культурные традиции, традиции христианского милосердия. Бог будет нас судить и спросит, почему, имея полноту веры, в отличие от них, мы не имеем полноты любви? Почему мы с удивлением, восхищением, изумлением смотрим на те дела, которые они совершают, а мы их сделать не можем?
— В Европе в число забот церковных организаций входит и работа с мигрантами, их включение в жизнь социума, интеграция в культуру. В России эта проблема стоит очень остро. Планируете ли Вы ею заниматься? В каком направлении?
— Наш Отдел будет заниматься работой с мигрантами. Мы должны знакомить мигрантов с Православием, давать им шанс узнать о Христе. И наша задача — помогать всем, не разбирая, какой национальности человек, к какой конфессии он принадлежит, — ведь к этому нас призывает Господь. Пока я вижу два направления работы. Во-первых, — организовать курсы русского языка для мигрантов, а во-вторых, — помогать мигрантам из Молдавии. Многие молдавские женщины приезжают в Москву и становятся рабынями. Церковь может помочь им вернуться на родину. Мы собираемся дать адрес и телефон нашего Отдела молдавским епископам и священникам. У них сейчас массовый исход в Москву, и, если людям, которые приехали сюда, не нашлось здесь места, и они хотят вернуться обратно или им нужна какая-то помощь, поддержка, они заранее должны знать, куда обратиться.
Аналогичной работой сейчас занимаются зарубежные приходы Русской Православной Церкви. Скажем, в Риме в православном храме святой Екатерины служат раннюю Литургию на молдавском языке для тех, кто приезжает туда на заработки. Наверное, и в Москве нужно делать подобное.
У Отдела есть еще одна задача, — помогать в чрезвычайных ситуациях. Когда были беспорядки в Киргизии, мы направили туда помощь. Мы собирали помощь и для Гаити, когда там было землетрясение. Сейчас готовим к подписанию соглашение между Русской Православной Церковью и МЧС. Вот и прямо сейчас Русская Православная Церковь стала крупнейшим координатором помощи пострадавшим от пожаров. Мгновенно откликнулось множество добровольцев, люди трудятся круглосуточно, некоторые — рискуя жизнью. На сегодняшний день на счет Отдела поступило более 30 млн. руб., около 25 тысяч долларов и 5 тысяч евро. Это показывает, что люди доверяют Церкви. На свете есть много людей, желающих помочь попавшему в беду ближнему, и Церковь дает им эту возможность.
kilkovo.ru
 ----------------------------------------------------------------------------
 http://ioannpredtecha.narod.ru/miloserdie.html

СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ

 

Протоиерей Аркадий Шатов: Церковная социальная деятельность — это есть служение любви
Протоиерей Аркадий Шатов: Церковная социальная деятельность — это есть служение любви
Решением Священного Синода от 5 марта 2010 г. (журнал № 9) новым председателем Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению назначен клирик Московской епархии протоиерей Аркадий Шатов. В интервью сайту Милосердие.ру отец Аркадий рассказал о перспективах развития социального служения Церкви на современном этапе.
— Каковы будут Ваши первые шаги на новой должности?
— Прежде всего, я хотел бы обсудить со Святейшим Патриархом главные перспективы развития общецерковной социальной работы и те возможности, которые есть для этого у Церкви.
Одна из задач отдела — скоординировать ту работу, которая уже ведется на тысячах церковных приходов во всех епархиях. Для этого необходимо создать оперативно пополняемую, интерактивную базу данных об имеющихся начинаниях епархий Русской Церкви. По Москве такая база есть, она доступна в интернете на сайте Милосердие.ру, надо распространить этот опыт на другие епархии. Нужно наладить информационную связь между этими начинаниями, чтобы более сильные могли помогать начинающим, чтобы обмен опытом стал эффективным. Например, такое сотрудничество давно идет между Москвой и Екатеринбургской епархией — и там есть региональные организации «Милосердие», они дружат, сотрудничают, перенимают технологии соцработы друг у друга, несколько лет назад из Москвы в Екатеринбург был отправлен автобус для службы помощи бездомным.
Координация тесно связана с информационной работой, которая дает очень быструю отдачу при не очень больших вложениях. Каждый рубль, вложенный в работу сайта Милосердие.ру приносит около 9 рублей помощи конкретным нуждающимся. Надо, чтобы у самых отдаленных епархий и начинаний появилась возможность попросить о помощи всю Церковь. Например, недавно произошло разрушительное землетрясение на Гаити. Там есть православные приходы РПЦЗ. Церковь за рубежом начала сбор помощи, к инициативе присоединились некоторые московские приходы, но надо, чтобы об этой нужде узнало как можно больше церковных людей, тогда желающих помочь найдется много. Уже сейчас добровольцы из Москвы ездят помогать в отдаленные регионы; надо расширить эту деятельность. Надо распространять и технический, и духовный опыт дел милосердия.
Нужно организовать широкое общецерковное добровольческое движение. Это реально: ведь только одно московское православное движение добровольцев «Милосердие» меньше чем за четыре года выросло с двадцати человек до 1000 добровольцев.
Кроме того, необходимо более эффективное взаимодействие с государственными социальными службами и учреждениями. Наши добровольцы и сестры милосердия могут делать то, на что не хватает возможностей государственной социальной машины: могут дать индивидуальный, личностный подход к помощи нуждающимся больным, одиноким. У нас был хороший опыт взаимодействия и в условиях чрезвычайной ситуации: когда в Москву из Беслана привезли раненых детей, наши добровольцы приобрели телевизоры для каждой палаты, собрали хорошие добрые мультфильмы, чтобы дети могли отвлечься от страшных переживаний, разузнали, что конкретно нужно каждому ребенку. Надо совместно с МЧС наладить такую службу быстрого реагирования на подобные ситуации: ведь многие пострадавшие хотели бы пообщаться не только с психологом, но и со священником.
Надо, чтобы о возможности привлечь церковных добровольцев и сестер знали в государственных учреждениях — очень многие из них, особенно в глубинке, нуждаются в помощи и настроены на сотрудничество. Надо, чтобы там знали о том, как и откуда пригласить священника к больному, к умирающему, к одинокому человеку, и чтобы в храмах знали и поддерживали контакты с соседними больницами, интернатами, приютами, необходимо закрепить за каждым храмом окормление ближайших к нему социальных и медицинских учреждений.
— Для широкой социальной работы, кроме добровольцев, нужны и денежные ресурсы. Но в период кризиса, как мы знаем, пожертвования резко снились. Видите ли Вы решение этой проблемы?
— Я думаю, надо привлекать массовых, но некрупных благотворителей. «Понемногу от многих» — на таком принципе уже больше года строится работа созданного нами в Москве для поддержки церковных социальных инициатив общества Друзей милосердия, пока ни один из проектов мы не свернули, хотя приходится очень непросто.
Должны быть общецерковные благотворительные программы, привлекающие обычных людей — по 100-200-300 рублей, это всем доступно. Важно объяснить людям, что даже такие небольшие пожертвования могут спасти жизнь, спасти настоящее дело, если регулярных жертвователей много. Имеет смысл перенять зарубежный опыт: например, в Польше действует общецерковная православная благотворительная организация «Елеос», вместе с католической «Каритас» и лютеранской «Диаконией» они проводят акции в масштабах всей страны — всем жителям там известна и понятна, например, Великопостная неделя милосердия, и мысль о том, что надо жертвовать хотя бы понемногу на добрые дела, ни у кого не вызывает удивления.
Надо также более широко использовать государственные и негосударственные гранты — многие церковные начинания достигли такого уровня, что имеют хорошие шансы на грантовых конкурсах.
А вообще говоря, полезно вспомнить житие прекрасного святого — Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского. Он раздавал нищим деньги из епископской казны и укорял своих помощников, которые боялись, что денег не хватит, в маловерии. «Я не желаю быть участником вашего маловерия, — говорил он. — Я верую Богу, что, если бы со всей Вселенной сошлись в Александрию убогие, желая получить от нас милостыню, то и тогда не оскудеет наше церковное имущество». На самом деле не благотворители дают деньги, а Господь посылает через них. И если дело хорошее, нужное, то средства найдутся, даже когда надежды, казалось бы, нет. У нас так было много раз — столько, сколько нужно для выживания, Господь посылает, но не так чтобы можно было жировать, конечно. Мы же и молимся: «хлеб наш насущный даждь нам днесь», а не бутерброд с икрой просим.
— От чего, на Ваш взгляд, зависит, есть ли социальная деятельность, служение ближним, на конкретном приходе?
— От того, является ли приход духовной семьей, общиной. Если члены прихода соединены любовью, то эта любовь не может не переливаться через край. Именно в этом основа того, что на приходах развивается социальная деятельность. Церковная социальная деятельность — это и есть служение любви, умножение любви, а не создание структур, дублирующих государственные.
Если есть община, то и тем, кто хочет что-то делать полезное, есть к чему примкнуть, присоединиться, есть на что опереться. Общины могут быть разного формата, разной направленности — одни помогают сиротам, другие бездомным, третьи многодетным, четвертые еще кому-то — не должны быть все одинаковыми. Но главный признак — община, в которой есть любовь, с любовью принимает и внешних, и бедных, и больных, и бездомных. В идеале верующий человек принимает другого человека в свое сердце, здесь нет отстраненности, как в государственной системе социальной помощи. Это и есть ноу-хау церковного социального служения.

____________________________________________________________

1) Отчёт о проделанной работе епархиальной Комиссии по организации церковной помощи пострадавшим от пожаров в июле-августе 2010 года. (Перейти к отчёту) 

------------------------------------------------------------
http://www.kpmd.ru/forum/index.php/topic,348.0.html?PHPSESSID=67714bd482de3506c48c71da998c13ff

Автор Тема: НУЖНЫЕ МИРЯНЕ!  (Прочитано 602 раз)


Оффлайн Иер. Георгий Казанцев

  • Секретарь Миссионерской комиссии Калужской епархии
  • Миссионер
  • Ветеран
  • ***
НУЖНЫЕ МИРЯНЕ!
« : 22 04 10 11:46:03 »
 Комиссия Межсоборного присутствия по вопросам церковной социальной деятельности 

НУЖНЫЕ МИРЯНЕ
 http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=2&s=87&id=11845

Публикуем доклад прот. Аркадия Шатова, председателя Синодального отдела по благотворительности и социальному служению «Социальное служение как основная форма участия мирян в жизни Церкви». Доклад был сделан 14 апреля 2010 года на заседании рабочей группы комиссии Межсоборного присутствия по вопросам организации церковной социальной деятельности и благотворительности.

Миряне как члены церковного организма
Сердцевиной жизни каждого христианина является служение Богу и ближним. Формы и способы такого служения могут быть различны, как различны призвания и дарования людей. Они дополняют друг друга, как члены живого организма. В этом Церковном организме все связаны единой любовью и все служат друг другу и Христу. И как в организме нет ненужных, лишних членов, так и в Церкви не может быть членов ненужных, бездеятельных. Тем более, когда речь идет о самой большой части Церкви – мирянах, народе Божием. И если для священника центр его служения Богу и ближнему – это совершение богослужения, таинств, окормление паствы; если для монаха заповедь о любви к ближнему заключается в молитве за весь мир; то для людей, живущих в миру, как пишет Паисий Святогорец, главное церковное служение – это дела милосердия.

Конечно, дела милосердия – это наше общее дело, как и Евхаристия, как молитва за других. Социальное служение мирян будет возможно только в том случае, если они живут церковной жизнью, являются участниками совершения Евхаристии – словом, осознают себя «царственным священством». К сожалению, многие из тех, кто пришел в Церковь после 70-летних гонений, не успели стать полноценными ее членами: они не понимают смысла церковных таинств, не считают себя участниками богослужений – а лишь «созерцателями»; не знают о том, что могут принимать участие в церковных соборах и т.д. Поэтому сейчас дело священников – помочь мирянам стать полноценными членами Церкви и объяснить им их высокую миссию, сердцевиной которой являются дела милосердия.

Социальная деятельность как служение Христу
Социальная деятельность никогда не была для Церкви самоцелью. Наша цель – не устроить земной рай, накормив всех голодных и одев всех нищих. Эта деятельность – выражение сострадания и любви к ближнему. Спаситель прямо сказал, что помогая нищим, больным, заключенным, мы тем самым служим Ему. И мы не можем сузить круг ближних до нашей семьи и друзей, потому что Господь показал нам, кто есть наши ближние и как мы должны им служить, на примере милосердного самарянина. Милосердный самарянин оставил свои дела и взял на себя попечение о совершенно чужом ему человеке-иноверце, потратив на это силы и все имеющиеся у него деньги, обещая помогать и дальше. Так и наше служение должно распространяться на всех нуждающихся в помощи.

Даже в Израиле времен Ветхого Завета люди должны были платить не только десятину на храм, но и пожертвования на помощь нуждающимся. С пришествием Христа помощь нуждающимся обрела новый, высший смысл и стала долгом каждого верующего. Поэтому нам нечем оправдать наше бездействие. Конечно, многодетная мать не сможет уделять такому служению много времени, у старого и больного человека может не быть на это сил. Но все-таки участвовать в таком служении любви должны все - каждый в свою меру.
Мы не можем оправдать наше бездействие и тем, что заботу о социальных нуждах наших граждан взяло на себя государство. Всем нам очевидно, что государство с этими проблемами само справиться не может – и не должно. Для этого нужна помощь общества и Церкви.

Категории мирян - участников церковной социальной деятельности
В зависимости от обстоятельств, профессии, места работы и проч., верующие могут участвовать в социальной деятельности в разном объеме и качестве:

1) Профессионально, в максимальном объеме, в качестве штатных сотрудников - сотрудники церковных социальных учреждений (детских домов, богаделен, благотворительных столовых и т.д.), а также соцработники на приходах – институт, создание которого было недавно благословлено Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

2) В свободное время и бесплатно работают добровольцы – люди, имеющие свою работу, но помогающие столько, сколько они могут, и там, где сами чувствуют потребность: кто-то хочет помогать бездомным, другие - детям в детских домах, третьи – в больницах.

3) Верующие сотрудники государственных социальных учреждений, даже если они не воцерковлены. Они являются нашими соработниками, и мы должны помочь им наполнить духовным смыслом их деятельность. Они заняты в сфере, трудиться в которой очень сложно, а без веры в Бога и знаний духовных основ милосердия порой и невыносимо (откуда синдром выгорания и другие последствия). Поэтому нельзя их обличать и критиковать, им нужно помочь.

4) Дети воскресных школ. Они с детства должны воспитываться в понимании важности служения ближним. Поэтому с ними можно и нужно заниматься не только изучением основ веры, но и социальной деятельностью: поздравлять больных на Пасху и Рождество, устраивать кружки юных сестер милосердия и т.д.

Различные формы социального служения мирян.
Разным категориям мирян соответствуют разные формы их участия в служении милосердия. Такими формами могут быть:
1) Работа в церковных социальных учреждениях;
2) Общины сестер милосердия;
3) Сообщества добровольцев;
4) Молодежные сообщества социальной направленности;
5) Пожертвования мирян на социальные нужды. Мирян нужно призывать к тому, чтобы они участвовали в социальной деятельности не только делами, но и своими ресурсами. Во время кризиса, длительность которого нам неизвестна, наш девиз может быть только таким: не «много от немногих», а «немного – от многих». Каждый член церкви должен обязательно уделять часть своих денег не только на содержание церковной общины, но и на помощь нуждающимся. Особенно это важно в богатых городах, таких как Москва.

Участие в социальной деятельности священников и архиереев
Сейчас, когда после 70 лет гонений служение милосердия только возрождается как общецерковное дело, помочь его возродить и организовывать должны священники и архиереи. Они должны побуждать к делам любви мирян, объяснять им их высокое значение.

1) Необходимо призывать их к более полному участию в церковных таинствах, объясняя, что церковные таинства совершаются всей общиной. И хотя участие в этом священника наглядно и очевидно, а мирянина – незаметно, однако прихожане должны понимать, что священнодействие совершается по общим молитвам, и без участия каждого Литургия не станет общим делом. Необходимо учить мирян навыкам духовной жизни, рассказывать о борьбе со страстями, о том, как нужно молиться. Без этого, как и без ответственного участия в церковной жизни, таинствах, без чтения Евангелия, невозможно творить дела милосердия, ведь они всегда связаны с большой самоотдачей и концентрацией всех душевных и духовных сил.

2) Необходимо побуждать прихожан заботиться друг о друге, напоминать им, что церковный приход – это не случайно оказавшиеся вместе люди. Он должен быть общиной, связанной духом любви. В общине не должно быть голодных, нуждающихся, одиноких, обездоленных. О них необходимо заботиться, как это было в первой христианской общине.

3) Нужно напоминать мирянам, что наша община – это не только наш приход, но и вся Церковь. И она должна быть большой дружной семьей. В нашей Церкви есть богатые приходы и бедные – как есть богатые и бедные епархии. И как во времена апостольские, собирались пожертвования для церквей, пребывающих в нищете (2 Кор. 8-9), так и сейчас богатые храмы и епархии должны обязательно помогать тем, кто нуждается. По слову апостола Павла, «не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность. Ныне ваш избыток в восполнении их недостатка; а после их избыток в восполнении вашего недостатка» (2 Кор. 8, 13-14).

Категории нуждающихся
Итак, кто является тем самым ближним, кому должен помогать церковный народ?
1) Те, кто составляет единую с ним церковно-приходскую общину. Силами прихода можно организовать помощь попавшим в трудную ситуацию, лежащим в больнице или прикованным болезнью к своей постели, а также многодетным семьям. Им в современных условиях особенно трудно – несмотря на призывы поднимать рождаемость, реальной помощи им практически не оказывается.

2) Вся Церковь. Нужды бедных епархий и приходов можно решать сообща, так же как сообща нести попечение об общецерковных социальных проектах.

3) Люди, которые обращаются в храмы за помощью. Нужно каждого человека, который приходит в церковь, принимать с любовью, помня, что в образе нищих приходит к нам Сам Христос. Отвергать их на том основании, что среди таких людей много обманщиков, мы не можем. Ведь даже обманщики и пьяницы стали таковыми под влиянием непосильных несчастий. Мы не можем для всех сделать все, что они просят, но помочь им хотя бы в чем-то необходимо.

4) Люди, которые сами не могут прийти в церковь: дети-инвалиды, которые собраны в специальных учреждениях; больные, которые умирают в больницах; дети в детских домах; старики, не покидающие своих квартир; заключенные и другие. Это наиболее страдающие наши ближние, и наша обязанность – разделить их страдание, выразить свою любовь к ним заботой о них.

Мы часто придумываем для разных социальных и возрастных групп прихожан разные формы участия в церковной жизни. Мы забываем о том, что забота о нуждающихся, которые есть образ Самого Христа, эта «Литургия после Литургии», может объединить всех нас точно так же, как объединяемся мы для совершении Евхаристии. А для тех, кто остается пока за пределами Церкви, это служение любви станет, может быть, самой действенной сегодня формой проповеди.


Дата публикации: 21.04.2010
"Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения: так как ты отверг ведение, то и Я отвергну тебя от священнодействия предо Мною; и как ты забыл закон Бога твоего, то и я забуду детей твоих." (Ос. 4:6)
"Ибо милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений." (Ос. 6:6)

-----------------------------------------------------------
http://www.kpmd.ru/forum/index.php/topic,348.0.html?PHPSESSID=67714bd482de3506c48c71da998c13ff


Re: НУЖНЫЕ МИРЯНЕ!
« Ответ #9 : 05 05 10 23:27:57 »
Нужен ли добровольцу паспорт
Доклад Марины ВАСИЛЬЕВОЙ, главного координатора службы добровольцев «Милосердие» на заседании 30 апреля
Доклад Марины ВАСИЛЬЕВОЙ, главного координатора службы добровольцев «Милосердие» на заседании рабочей группы комиссии по социальному служению и церковной благотворительности Межсоборного присутствия, прошедшем 30 апреля

Традиции добровольческого движения
Всегда, во все времена люди помогали друг другу. В России до революции сложилось много традиций такой помощи внутри каждого сословия и всего общества. Например, если в крестьянской общине в какой-то семье умирали родители, соседи брали детей в свои семьи. Или было почетным делом принять в дом странника - даже очень бедные люди давали им приют и последний кусок хлеба. То, что мы сейчас воспринимаем как подвиг, раньше было делом обыденным, само собой разумеющимся.

Купцы и обеспеченные люди других сословий создавали благотворительные столовые, приюты, родильные и странноприимные дома. Это тоже было делом чести.

Личную ответственность за других – обездоленных, больных, нищих и сирот – чувствовал каждый человек. Особенно широко это проявлялось в периоды социальных катастроф – во время войн, голода и эпидемий. Помощь раненым, пожертвования в помощь голодающим, устройство госпиталей и другая безвозмездная помощь – всё это было общенациональным делом.

Разнообразная безвозмездная помощь ближнему была настолько распространена, что даже члены царской семьи с детских лет воспринимали как должное свое участие в уходе за больными в больницах.

И хотя преемственность этих традиций прервалась, но потребность помогать другим в людях осталась и останется всегда. Это относится не только к верующим людям, но и ко всем людям с живой совестью и душой. Потому что помощь тому, кому плохо, кто одинок и несчастен, - это одна из базовых потребностей человека.

Одно из зарубежных исследований, проведенное в 1997 году, (Университет Джона Хопкинса), выяснило мотивы, которые приводят людей к добровольческому служению. Самым распространенным из них оказался такой:
• Хочу помогать нуждающимся людям - 61%

Остальные ответы были такими:
• Надеюсь научиться чему- то новому - 46%
• Хочу иметь какое- то занятие - 41%
• Для собственного удовольствия - 31%
• Хочу познакомиться с новыми людьми - 29%
• Хочу ответить людям за добро добром - 11%
• Хочу бороться с определенной проблемой - 7%
• У меня есть свободное время - 4%

В России ответы вроде «Надеюсь научиться чему-то новому» и «Хочу иметь какое- то занятие» не столь актуальны, как в США, где проводились эти исследования. Но зато у нас сильнее мотив одиночества – добровольцами часто становятся те, кто хочет найти единомышленников. Это относится и к тем, кто только начинает свой пути в Православии. И все же главным остается желание помочь.

Волонтерство в мире
Чтобы вы представляли себе масштабы добровольческого движения в мире, приведу некоторые цифры.

В США добровольческой деятельностью в 1998 г. была охвачена почти половина граждан. 48,8% взрослого населения США посвящали безвозмездному труду в среднем 4,2 ч в неделю (помимо основной работы) , а с учетом подростков старше 14 лет - 79%.

В Великобритании добровольная работа занимает примерно 2,5 часа в неделю. Самые частые виды деятельности волонтеров - это сбор средств, работа в комиссиях и комитетах, преподавание и обучение.

Для молодых людей особенно выражен мотив приобретения новых знаний, умения, опыта. Это связано с тем, что волонтерская деятельность в Великобритании воспринимается как прямой путь к постоянной работе. При поиске работы или поступлении в вуз полезно указать, что ты работал в качестве добровольца в соответствующей сфере. В социальной сфере принято в документах о приеме на работу указывать продолжительность и род волонтерской деятельности, которые рассматриваются как опыт практической работы.

Во Франции 19% взрослого населения хотя бы раз в жизни участвовали в волонтерских акциях. Из них 60% регулярно участвуют в добровольческой работе, отдавая ей более 20 часов в месяц. 46% опрашиваемых сказали, что они стали волонтерами, потому что чувствуют в себе большое желание помогать другим.

34% населения Германии – т.е. каждый третий немец - является волонтерами, посвящая этой работе более 15 часов в месяц.

26% японцев имеют опыт волонтерства. Из них 48% уверены, что добровольческий труд очень полезен для личностного роста и общества в целом.

Около 33% взрослого населения Ирландии является волонтерами. Общее количество времени, отданное на волонтерскую работу, равняется 96454 рабочим часам в год. 72% населения считает, что волонтеры делают то, что никогда не может быть сделано руками оплачиваемых сотрудников.

В странах, где не прерывалась религиозная традиция, активным социальным служением занимаются христианские общины и братства. Наиболее известны из них католическая организация Каритас (она действует в 198 странах), Итальянская католическая Община Святого Эгидия и другие.

Ситуация в России
В России по официальной статистике в добровольческом служении участвует только 1% граждан. Однако, по данным исследования ВЦИОМ, 32% опрошенных за последние 2-3 года несколько раз добровольно и безвозмездно трудились на благо других людей (не для родных и близких), 9% россиян делали это постоянно и 7% - лишь однажды. Разница в цифрах объясняется тем, что чаще всего россияне занимаются этим в одиночку - об этом свидетельствуют ответы 37% опрошенных.

По сравнению с другими странами, цифры очень скромные. Причины этому называют такие:
• кризисное состояние некоммерческих организаций, неразвитость гражданского общества,
• слишком низкий уровень жизни – поэтому почти никто не готов работать бесплатно. Все свободное время люди с активной жизненной позицией пытаются заработать себе на жизнь.
• отсутствует планомерная государственная поддержка волонтерства и благотворительности в целом. За рубежом волонтерам от государства достается множество преференций: например, студентам снижают плату обучение, выплачивают специальные стипендии.
• подорванность авторитета общественной работы в связи с приобретением ею принудительного характера в период до 1990-х годов, сильной политизации в период 1990-х годов и коммерциализации в последующие годы.

Тем не менее, если опираться не на официальные данные, а на практику, то становится очевидным, что идея добровольного труда очень популярна – в том числе и среди верующих. Правда, большинство православных добровольческих организаций не имеет каких-либо формальных структур. Оценить, как много людей в приходах занимается подобной деятельностью, пока чрезвычайно сложно.

Среди известных примеров организованных православных служб выделяется http://miloserdie.ru/forumСлужба добровольцев «Милосердие» в Москве, объединяющая около 1000 человек (по ее примеру созданы службы при православных храмах и монастырях в Нижнем Новгороде, Калуге и Сергиевом Посаде) и Православная служба «Милосердие» в Екатеринбурге.

Московская служба была создана всего 4 года назад. Количество новых людей, приходящих на собеседование, порой достигает 30 человек в неделю. 45% узнает о ней через интернет, 25% - от знакомых, друзей или священников, остальные – из публикаций, объявлений в храмах и пр. По возрастному составу: 43% - люди от 21 до 30 лет, 25% - от 31 до 40, 13% - от 41 до 50, остальные – за этими возрастными рамками. Самому юному добровольцев 14 лет, самому пожилому – 77.

Пока серьезной работы по созданию добровольческих служб на базе приходов не ведется. Хотя очень важно, чтобы добровольное служение ближним направляли священники, которые могут и объяснить важность такой помощи, и поддержать, и научить христианскому отношению к скорбям, болезням, к смерти. Задача священнослужителей - не самим организовывать служение, а быть вдохновителями, оказывать духовную помощь добровольцам.

Перспективы и проблемы развития добровольческого движения
В настоящее время существует государственная программа развития добровольчества. Она разработана в соответствии с посланиями Президента России Федеральному Собранию и проводится в жизнь госструктурами.

Эта программа нацелена на создание «ресурсных центров», которые должны будут координировать добровольческую деятельность на определенной территории, обучать добровольцев и оказывать им методическую и консультационную поддержку. Финансирование таких центров предполагается осуществлять из средств бюджета.

Кроме того, в 2009 году Министерством спорта, туризма и молодежной политики России разработан новый для российской практики механизм регистрации и учета волонтеров – так называемая «личная книжка волонтера». Она будет содержать сведения о трудовом стаже добровольца, его поощрениях и дополнительной подготовке. Всё это будут фиксировать, заверять подписью и печатью - организации, в которых работает волонтер.

Выдача «личных книжек волонтеров» (также известных как «паспорт волонтера») в ряде регионов уже началась. В волонтерской среде эти документы вызывают неоднозначную реакцию – от решительной поддержки до полного отрицания.

На наш взгляд, для православного человека документ такого рода неприемлем. Сама идея записать свои добрые дела в количестве часов и заверить все это подписями и печатями, противоречит евангельскому принципу: «Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Матф.6:3). И значит, инициатива государства может привести к некой маргинализации православных людей, которые не захотят «засвечивать» свои дела, либо же притоку в добровольчество тех, кто будет охотиться за льготами для обладателей «паспорта волонтеров». Сама система заполнения «паспортов» может дискредитировать не только сам документ, но и идею волонтерского движения, изжив из нее искреннее, глубоко личное стремление человека делать добро.

Есть еще одна опасность в том, что государство начинает активно заниматься развитием добровольчества. Эта опасность состоит в формальных, бюрократических методах, которые применяются: спущенные сверху разнарядки, отправленные наверх раппорты о выполнении и перевыполнении... Уже сейчас известны случаи, когда в местные органы власти приходит разнарядка: сколько должно быть добровольцев по району (в зависимости от количества проживающей здесь молодежи).

На настоящий момент все, чем занимаются добровольцы, организованные государством - это либо деятельность по уборке улиц, природных территорий, охране порядка, либо разовые акции, в том числе политические. Но разовые акции, даже самые замечательные, самые массовые и затратные, имеют очень мало смысла - для добровольческого движения в первую очередь важна регулярность. Старики и инвалиды живут каждый день, а не только в день Победы или день пожилого человека, и им каждый день нужны еда, лекарства, гигиенические процедуры, общение. Даже самая небольшая, но регулярная помощь для них гораздо важнее, чем самый дорогой продуктовый паек раз в году от очередного кандидата в депутаты.

Участие Церкви
Конечно, для того, чтобы развивалось добровольческое служение, нужно уметь его правильно организовать. При этом слишком большая заорганизованность - как и слишком большая свобода – будут одинаково опасны. В первом случае – погибнет сам дух добровольного служения ближнему и останутся только политические мотивы и карьерные амбиции. А при слишком большой свободе, переходящей в анархию, служба развалится, не успев сделать ничего путного.

Итак, для волонтерского движения важно правильно организованная работа. Но не менее важны цель и духовное наполнение этой деятельности.

Если для государственных социальных служб важно решить социальную проблему – уменьшить количество нищих на улицах, уменьшить смертность за счет помощи больным и т.д. – то для людей, собранных вместе ради служения ближнему, главной целью должен оставаться сам ближний! А духовное наполнение этому труду даст только любовь к ближнему и к Богу.

Государство в принципе не способно помочь каждому конкретному человеку, потому что оно исходит из стандартных инструкций и правил. Но живой страдающий человек, его жизненные коллизии сплошь и рядом не укладываются в стандартные рамки, и его проблемы нельзя решить шаблонным методом. Здесь нужно увидеть и полюбить именно этого человека. И научиться этой любви помогает Церковь и вера.

Церковь всегда, с самого начала занималась тем, что мы сейчас называем социальным служением – но не для того, чтобы решить социальные проблемы! Христос, Который и есть Глава нашей Церкви, сказал нам, что в образе нищих, больных, бездомных, голодных приходит к нам Он Сам! И помогая несчастным, мы служим Ему. Весь закон духовной жизни Христос уместил в двух заповедях – возлюби Бога и ближнего. А ближние – это не только наши родственники, друзья и знакомые. Из притчи о милосердном самарянине мы понимаем, что ближний может быть максимально далеким, чужим и даже чуждым, непохожим на нас! Он может быть другой веры, национальности, других взглядов и обычаев, но если он страдает и нуждается в помощи – он наш ближний.

Память об этом очень важна для труда добровольцев. Ведь люди, которым они помогают, не всегда приятны в общении, их вид далеко не всегда ласкает взгляд, вместо благодарности от них можно услышать нечто противоположное. Поэтому для такой деятельности остро необходимы духовные силы, которые может дать только Бог. Нужна молитва, нужны церковные таинства, нужна духовная жизнь, чтобы не утонуть в душевных и психологических переживаниях. Без обращения к Богу невозможно долго «гореть» желанием помогать - можно сгореть самому и не помочь другому. Как бы хорошо добровольца не подготовил «ресурсный центр», какой бы информацией не снабдил, этого не достаточно, чтобы доброволец смог найти выход из кризисной для себя ситуации и найти силы для продолжения волонтерства.

Нам приходилось разговаривать с добровольцами, которые перестали помогать детям в РДКБ из-за того, что не могли смириться со смертью малышей. В светских добровольческих организациях нет священников, нет тех, кто мог бы открыть волонтерам глубину и смысл происходящего. Поэтому текучка в таких организациях всегда будет выше, добровольцы будут уходить от этой стрессовой для них деятельности гораздо быстрее, чем это могло бы произойти в церковных службах.

Церковь должна стать объединяющим началом для развития здорового добровольческого служения. Мы не призываем игнорировать государственные инициативы, но предлагаем создавать те же ресурсные центры в сотрудничестве с Церковью. Церковь не навязывает своего участия, но предлагает свою помощь.

Как, например, это устроено в Православной службе добровольцев «Милосердие»? Служба создана по инициативе Церкви и силами православных верующих. Первую встречу с добровольцами проводит священник, у каждого добровольца есть возможность участвовать в богослужениях, узнать о Таинствах и пойти по пути воцерковления. Но: никто не навязывает дальнейшего общения со священниками, не проводит никаких «обязательных духовных бесед», не обязывает ходить в храм. К нашему православному движению может присоединиться человек любого вероисповедания и найти себе дело по вкусу. Единственное ограничение в таких случаях – не проповедовать своей веры. Так что даже в собственно православной службе мы ничего добровольцам не навязываем. Но нам кажется очень важным дать импульс, сказать о духовном содержании служения и о том, что в момент духовного кризиса Церковь готова прийти на помощь добровольцу – если он сам этого захочет. Наша цель – научить того, кто этого захочет, любить и жалеть страдающего человека, сострадать ему, жертвовать ради него своим временем и силами. И кроме Церкви, кроме Бога научить этому не может никто.


--------------------------------------------------------------------------------

Дата публикации: 03.05.2010