Рассылка обновлений по Email

пятница, 8 июля 2011 г.

РАССТРЕЛЫ НА РЖЕВСКОМ ПОЛИГОНЕ. 00. ИСТОРИЯ ПОИСКА В КОВАЛЕВСКОМ ЛЕСУ И В УРОЧИЩЕ КОЙРАНКАНГАС

КОВАЛЕВСКИЙ ЛЕС

МЕСТО БЛИЗ СТАНЦИИ КОВАЛЕВО, 

БЛОКАДНОГО ПАМЯТНИКА  "ЦВЕТОК ЖИЗНИ"

НА РЯБОВСКОМ ШОССЕ

ОБНАРУЖЕНИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ ОСТАНКОВ ШЕСТИ ЧЕЛОВЕК В КОВАЛЕВСКОМ ЛЕСУ, ВБЛИЗИ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО МЕСТА РАССТРЕЛА Н.ГУМИЛЕВА.



ФРАГМЕНТЫ ИНТЕРВЬЮ С.РОЩИНА (Поисковое объединение "Северо-Запад") И М.ПУШНИЦКОГО ("Мемориал")

1) 
НАХОДКА

Т=10:45:24

(1-00,29)М.П.: На Ржевский полигон я приехал в первый раз это было 30 октября 96 года от Троицкой площади. После митинга на Троицкой площади предложили поехать нам на предполагаемое место расстрела Гумилева. И вот я впервые там оказался. И там познакомился с Геннадием Федоровичем Филипповым, членом Мемориала. И мы решили с ним, он профессиональный топограф, и он предложил сделать вот такую схему, то есть разбить площадь предполагаемого места расстрела на квадраты, чтобы искать более... ну какую-то систему внести в поиски. И вот зимой 96-97 года мы раз 15 выезжали и провели некую работу. Через каждые 20 метров вбивали пикет, и вот, просеки рубили. Ну в общем сделали примерно то, вот на этой схеме это видно, сделали примерно то, что хотели. Ну и в итоге место, где найдены останки шестерых вошло в линию этих квадратов.

---------------------------

(3-00,55) М.П.: (неразб) ... От погреба скакали? Вот (показывает на карте) скакали от погреба.
(00,58) С.Р.: А, вот эта нулевая – погреб? Как вот эта стенка, да?
(00,59) М.П.: Да. нулевая это погреб.
(01,02) Д.М.: И через сколько проведены эти...
(01,03) М.П.: Через 20 метров точка. Точка через каждые 20 метров.
(01,07) С.Р.: А красненькой это вроде отмечено вот там, где...
(01,11) Д.М.: Красное – это место расстрела.
(01,13) М.П.: Ну, это могила.
(01,14) С.Р.: А, да, вот это трупная яма, которая сейчас грубо так не называется, которая называется сейчас могилой (в кадре карта с обозначение места), а по-настоящему это была какая-то неизвестная трупная яма
-------------------------
(1-02,20) М.П.: А сделали. Значит, в итоге, когда стали... начались там поиски... Да, после этого я предложил поисковую работу... искать при помощи бура. Были сделаны буры, и бурили двухметровой глубины скважины диаметром 16 сантиметров. И вот мы хотели так найти останки.
(02,55) Д.М.: Какой это период?
(02,57) М. П.: А начали, да? Первая работа там была в 99-ом году. В 97-ом Мемориал занимался на Медвежьегорске Сандармох, 98 начали уже на Кангасе, а в 99-ом решили вернуться туда в к погребу.
(03,23) Д.М.: То есть получается, что работы на Кангасе предшествовали...
(03,27) М. П. Начало, начало (неразборчиво).
(03,31) Д.М.: Хорошо. Значит, и последовательно первые работы по шурфлению. Когда и кто их производил, какую территорию они охватили...
(03,42) М.П.: А шурфы, да. Ну сделали он порядка 230-ти шурфов в основном, не в основном, а практически все вот на территории (показывает на карте), отмеченной нами в 97-ом году.
-------------------------
(1-08,50) С.Р.: И площадь квадрата также ты покрывал через каждые пять метров, это точное бурение уже шло.
(08,55) М.П.: Да, да-да-да. практически просто спецтранс - уборочная машина. И сзади у нее крутится этот бур. Я подумал, вот это то, что надо. Пошел уже в «Спецтранс», купил у них бур, оа у них широкая эта штука. Мы его разрезали на несколько частей, приварили, значит, трубу и получился... Ну там некоторая корректировка, проба, так сказать, опробовали его, там кое-что поменяли, да, кое-что лишнее там подпилили. И в итоге получилось. Но он работает только... на Кангасе он не работает. Там, где мелкие камни, или корни, он уже не идет. А здесь вначале выбираешь штыковой лопатой на штык квадрат, и дальше он идет...ну не то, что как масло, но по крайней мере
--------------------------
(1-07,27) М.П.: Вот тогда, когда сезон 99-го года, мы тогда снимали комнату в музее Приютино, даже так. Ночевали там
(07,35) Д.М.: Сколько вас было, и какая группа работ была?
(07,37) М.П.: Группа? Те, кто мог – немного. Много народу не было.
(07,42) Д.М.: По именам, кого помните
(07,43) М.П.: По именам? Ну я помню, там вот, дочка Флигеля была, Александра, потом молодые ребята несколько человек.
----------------------------
(1-08,01) Д.М.: И дальнейшие эти вот события, как оно привело к тому, что появился еще один участник.
(08,08) М.П.: Ну это уже Сергей, может быть, расскажет, да?
(08,10) Д.М.: Но Вы же его пригласили, насколько я знаю.
(08,12) М.П.: Пригласил не я, пригласила Флигель.
(08,14) Д.М.: Пригласила? Флиге? Ирина Флиге?
(08,16) Да, Ирина Флиге. Ирина Флиге пригласила.
--------------------------------
(3-30,27) С.Р.: Рощин Сергей Валентиныч.
(30,31) Д.М.: А в поисковой деятельности?
(30,31) С.Р.: Поисковое объединение «Северо-запад». Но, правда, с этого года я себе подписал бумаги на «Святой Георгий». Ну они вместе раньше были, просто у другого командира оформил – это без разницы.
-------------------------------
 ПЛАН 1930 г
 ----------------------
(1-10,41) С.Р.: Ну ладно, начнем тогда, чтобы было понятно, как, значит, я подсоединился к такому мероприятию. То есть до этого я занимался, скажем, военным поиском в поисковых отрядах, в поисковом объединении. Но где-то уже наверное на профессиональном уровне, серьезном, уже на официальном. Когда поисковые отряды были легализованы, где-то в начале девяностых уже получается где-то 7-8 лет так серьезно занимался, имел определенный опыт, и получается мой товарищ как бы предложил мне поучаствовать в поиске. Он говорил, что-то там ребята потратили много времени, что-то у них не идет. Надо как-то, в общем, оказать, там, некоторое содействие, помощь, там, возможную. Вот, и я вроде как согласился, мне это было интересно. Потому что вообще с детства у меня была тяга к чему-то такому потаенному, то что связано там, спрятано в земле как-то вот ну как-то была такая, детский романтизм как-то у меня. Но, я думаю, что у детей с детского сада поиск – это у всех, а у меня как-то ко взрослому времени как-то это перешло уже на серьезный профессиональный уровень. Но профессионально им нельзя заниматься у нас, это как бы любительский уровень, но на уровне профессионализма. Было достаточно, в общем, много практики, ну, в общем, была хорошая практика ориентирования на местности. И как-то вот именно, ну, допустим, ну как археологи, может быть, они видят через землю, как они говорят. Ну а здесь просто какая-то интуиция, чутье, ну и вообще, если про поиск говорить, это в первую очередь, конечно, огромный труд. Огромный физический труд и есть определенная теория, ну и, конечно, физический труд. И поэтому когда я потом уже с Мишей встретился и понял, какая титаническая работа была произведена до меня, что профессионально была разбита сеть точек, потом между этими точками каждые 5 метров точечное бурение производилось. Ну вот, площадь, минимальная площадь поиска это наверное там метров 100 на 100, 200 на 200 пошире, а может быть даже еще больше. То есть я уже сразу настраивался на такие серьезные работы, и в первый день, когда мы туда прибыли, я даже ни на что и рассчитывать не мог. Я просто познакомился, что было сделано до меня. Единственно, я сразу поставил под сомнение, что делалось через 5 метров, что могут быть пропуски. И как-то говорил, что должна быть наверное немножко другая методика, то есть опорные точки должны быть опорными точками для плана, чтобы закрывать участки графически и чтоб на них не возвращаться. А белые пятна все уже чисто на местности практически как-то уже работать. Ну вот, и потом как-то мы вот с Мишей поговорили, он меня ввел в курс, предысторию, саму легенду, что тут происходило. Ну то есть дал мне некоторую историческую справку. Ну вот, а потом, также когда я узнал, что это дело Таганцева, так называемое, и сын, вот, расстрелянного не дожил до этого как бы, и Миша мне еще показал его фотографию. В общем, тут как-то вот даже немножко как-то почувствовал что-то такое как будто, нет, нет, не личное, что-то почувствовал как будто действительно находишься под воздействием чего-то ну, в общем, скажем, высших сил. Ну вот, со мной даже, скажем, никогда такого не было. Ну, я говорю, ладно, Миша, ты, говорю, работай по своему плану, а я пойду посмотрю, что тут как. Потому что надо было просто для начала пройтись, посмотреть. Ну вроде я как-то что-то взял с собой щуп, лопату, но даже не собирался нигде там ни копать, ни пробовать. Просто взял и пошел. И самое главное интересно, что пошел как-то из дальней точки и как-то вот даже не помню, о чем я думал. Просто пошел как-то по этой лесополосе. Шел-шел-шел-шел как-то по какой-то кривой и что-то вдруг меня заставило остановиться. Даже просто я даже не помню, о чем я думал, просто я остановился и смотрю. И смотрю прямо вот именно на это место, которое потом действительно оказалось тем самым, о чем вот идет речь. То есть просто я шел, остановился и сразу увидел, скажем так. То есть это нельзя объяснить какой-то интуицией. Просто действительно получается, что кто-то меня вел, специально. Ну вот, я говорю, странно, что-то очень знакомое. Действительно как вот если военный поиск, ну, может, это грубые слова, что действительно ищешь или трупную яму, то есть какие-то военные стихийные захоронения, или это просто погибшие бойцы, воронки, траншеи, или это стасканные куда-то после боя в какой-то склад на местности, а потом это как-то это место или присыпано или зарастает, но все равно какой-то, визуально глаз зацепляется за какой-то провал. Ну вот, а потом еще есть, конечно, такое свойство, как все-таки органика много лет, скажем, сохраняется. И даже если археологи рассказывают, что когда они вскрывают какие-то захоронения, там, тысячелетней давности, сохраняется даже какой-то специфический запах. Ну вот, а события где-то полувековой давности, то они как бы это очень ярко подтверждают, и был уже определенный опыт. То есть я просто обнаружил, ну просто увидел непонятный на местности, скажем, небольшой провал с выросшим деревом рядом. То есть тут тоже один признак, что очень часто на погибших бойцах и вырастают какие-то там деревья, кусты, то есть просто даже, может, ну просто там, где какие-то органические остатки людей. Ну вот, и как-то сразу это не то, что насторожило, но вижу, что что-то не то сразу. И когда попробовал это, скажем, в землю вогнал щуп, его извлек из земли. Ну там земля влажная достаточно, ну как бы обычно, когда что-то подозрительное, это, скажем, поисковик опытный это даже как собака на запах просто. И просто я чуть-чуть дуновение ветра от щупа, просто уловил что-то такое неприятно-сладковатое знакомое. То есть такой ну не скажу, что это запах неприятный, но неприятный с моральной точки зрения. То есть запах не отвратительный, но просто знакомое что-то такое неприятно-сладковатый, неприятный запах. Ну вот, и сразу пошел за Мишей. Я говорю, Миша, вот смотри, я говорю вот, тебе это не кажется подозрительным? Что тут, такая непонятная яма. Я говорю, смотри, твои точки сходятся – вот там одна контрольная, здесь контрольная с номером, и здесь вроде, ты что-то рядышком бурил. Миша подходит, да, говорит, вроде я тут бурил и даже тут вот, даже вроде как на краю этой ямы. И говорит, какие-то там даже вроде как вот какие-то фрагменты вроде были странные, корешки какие-то. Ну говорю, сейчас мы все выясним. Посмотрели, да, Миша, говорю, то есть у меня даже сомнений никаких не было. Я говорю, не знаю, что это, но то, что это, скажем, яма с человеческими останками, это, говорю, бесспорно. Единственное, что, говорю, как вот тут вся эта процедура потом по вскрытию. Потому что сейчас, говорю, мы, наверное, и прав не имеем. И даже если есть какой-то соблазн, это наверное смысла нету. Давай, говорю, все официально, чтобы это было на каких-то законных основаниях. Хотя можно, в принципе, там, в лесу, скажем, если человеку нравственность личная не мешает, можно творить все, что угодно. Но так как я говорю мы все-таки не какие-то мародеры или какие-то там романтики, непонятно чего там ищущие. Просто дело серьезное, и то есть мы даже как обнаружили, вскрывать не стали. То есть в известность поставили руководство Мемориала, что что-то подозрительное, и потом уже, дальше уже вот, наверное, Миша расскажет вам, что там первое вскрытие без меня было, и я даже как-то, ну, честно говоря, я поиском занимаюсь давно и насмотрелся очень много, но никогда не имел желания непосредственно своими руками что-то делать. Мне нравилось именно подключиться на тему, то есть подойти к точке, а уже кто-то, ну нет, сам, естественно, тоже и копал, но как-то... есть люди, кому может это больше нравится. Мне как-то это вот, мне вот именно какое-то побуждение внутреннее найти. Найти и чтобы это было со смыслом, и даже не обязательно туда самому как-то забираться в эту яму. Но единственное, что если физически оказать уже какую-то помощь, если некому, то как бы и пришлось, и помог бы, но как-то внутренне меня привлекал сам процесс поиска, чтобы найти что-то скрытое. Ну вот, получается, что как-то действительно вышел срок, и данная тема наверное пришла к своему какому-то историческому заключению. Не к заключению, а к новому какому-то этапу развития. Потому что до этого была полная неизвестность. Ну вот как-то через меня вот это произошло.
(19,47) Д.М.: Какого числа это было, не помните?
(19,51) С.Р.: Это было 10 лет назад, почти 10 лет. Сейчас одиннадцатый год, это было в 2001 году 4 июля.



 ПЛАН 1925 г







2) 
ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЕСА

Т=02:27:12

(1-20,49) С.Р.: Нет, я просто даже немножко за точкой Лукницкого. То есть я пошел вообще, то есть, скажем, я даже еще местность-то плохо знал. То есть уже потом в дальнейшем я изучал местность, вот у меня всякие материалы. Один материал с трофейного немецкого аэрофотоснимка времен войны. Это вот как бы основа. Потому что снимок, он на пленке, а я сделал лавсановую упрощенную схему, и эту схему на ксероксе просто увеличил и как бы уже графически тут... потому что тут, скажем, в районе поиска огромная масса воронок. То есть воронок, пятен непонятных, которых даже сейчас уже, может быть, визуально и нет. То есть вот это – это какая-то основа, ну вот, пятидесятилетней давности, в общем-то 42-ой год основа
----------------------------------
(1-22,17) С.Р.: Ну дело в том, что сейчас, конечно, с годами, изменилось потому что... Да, во-первых, на данной территории находился какой-то военный объект, но во время войны там от аэродрома, не знаю, Ириновка или Углово, не помню, какой аэродром, там какие-то находились тылы, снабжение ГСМом, в общем какие-то аэродромные склады.
--------------------------------
(1-53,24) Д.М.: Эта версия основывается на том, что это был склад ГСМ, откуда эта информация?
(53,28) М.П.: Публикация Йоффе. Его изыскания на эту тему.
(53,32) С.Р.: Нет, просто это подтверждается проволокой. То есть это как бы там действительно прожектора, вышки деревянные, фрагменты вышек, проволока. То есть то, что это был охраняемый какой-то периметр это 100 %.
--------------------------------
(1-53,16) Д.М.: Хорошо. Склад ГСМ – это информация от кого? То есть цепочка рассуждений...
(53,21) М.П.: Все понятно. Нет, ну это все на самом деле...
(53,24) Д.М.: Эта версия основывается на том, что это был склад ГСМ, откуда эта информация?
(53,28) М.П.: Публикация Йоффе. Его изыскания на эту тему.
(53,32) С.Р.: Нет, просто это подтверждается проволокой. То есть это как бы там действительно прожектора, вышки деревянные, фрагменты вышек, проволока. То есть то, что это был охраняемый какой-то периметр это 100 %.
-------------------------------
 (23,55) С.Р.: А там остались фрагменты от вышек. Там, ну какая там? Там осталась во-первых, колючая проволока, которая ограждала. Колючая проволока, колья, прожектора брошенные остались, фрагменты ржавых прожекторов и части вышек. Ну видно, что территория серьезно охранялась, что была не просто огорожена, а такое было охранение с подсветкой. То есть нормальный серьезный военный объект времен войны.
------------------------------
(1-41,01) Д.М.: Но все-таки вопрос остается прежним: ощущение от леса как у профессионала.
(41,08) С.Р.: Ну, скажем, темный, неприятный лес, достаточно подвергшийся техногенному воздействию. То есть, скажем, мрачное впечатление. То есть я не знаю, чем это, скажем, объяснено, тем, что там были убиенные, находились люди. То есть общее мрачное впечатление.
(41,31) М.П.: Захламленный лес.
(41,32) С.Р.: Что он захламленный, и сам лес такой, мелколесье неприятное, какое-то темное все. В общем, лес такой неприятный. Нет, бывает иногда темный... темный лес, но он как-то, ну скажем как-то посветлее, посветлее не в смысле, что света больше, а более светлое ощущение. Даже просто мелколесье, но как-то, ну как бы легче воспринимается. А тут действительно что-то такое тяжелое, неприятное, не знаю, чем это обусловлено, но какая-то обстановка вот на местности такая мрачная, неприятная, сразу чувствуется.
(42,05) Д.М.: Лес молодой?
(42,07) С.Р.: Относительно молодой, да. то есть там таких старых деревьев достаточно, ну не так много.
(42,13) Д.М.: Если берем обстановку 42-го года, то вот тот лес, о котором вы говорите (лужайка). Это деревья, выросшие только что? Их не было в 18-ом году?
(42,25) С.Р.: Нет, ну получается, что, допустим, та же береза, которая над этой ямой выросла, это однозначно, что эта береза выросла где-то ну, ей 4 десятка лет, наверное, может быть.
(42,35) Д.М.: Послевоенная?
(42,36) С.Р.: Да, уже послевоенная береза.
ПЛАН 1939 г
------------------------

3-1)

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ 
ОБОСНОВАНИЯ 
ПОИСКА



Т=03:44:17

(2-59,37) С.Р.: Потому что я вот, честно говоря, я там поиски вообще, я, говорю, я там был один раз с поиском. Ну второй раз это я уже. То есть первый раз это когда была обнаружена яма. Второй раз я вокруг ямы просто искал гильзы. Ну вот. И больше я там поиском вообще не занимался. И потом, а, ну потом я еще был при вскрытии, когда вот вода, то есть после вскрытия уже был, когда вода появилась. И потом еще через 6 лет с женой когда вот вместе (указывает на М.П.) ездили прогуляться туда.
------------------------
(2-49,24) С.Р.: Просто первое действительно, что вот все-таки расстреляно не шесть человек, а несколько десятков и как-то все, что... тогда-то все особо маскировать и скрывать-то уж такого ну не было смысла там вот шифроваться, чтоб так прятать, чтоб никто не нашел, или потом вывозить это все. Поэтому я не думаю, ну вот странно, что как-то это место не обнаружить
-------------------------
(3-02,00) С.Р.: Нет, а сколько вообще, потому что я немножко отошел.
(02,02) М.П.: 87 человек.
(02,03) С.Р.: 87. То есть...
(02,04) М.П.: 87. 62, 17 и 8.
(02,08) С.Р.: То есть 62 в первой яме, скажем так.
(02,09) М.П.: Да.
(02,11) С.Р.: Дело в том, что насколько я понимаю, что 62 человека загнать в землю в одну яму – это просто физически невозможно.
(02,17) М.П.: Сережа, о чем ты говоришь?
(02,18) С.Р.: Это надо рыть котлован. Нет, я говорю о том... просто я уже говорю о грубой механике.
(02,22) М.П.: Нет, вот там, где, я понимаю, там дальше есть блиндаж. Вот в эту яму блиндажную, что от него осталось, туда можно 100 человек положить.
(02,34) С.Р.: Нет, дело в том, что тогда блиндажей никаких не было.
(02,36) М.П.: Нет, ну выкопали для этого (неразб).
(02,40) С.П.: А кстати...
(02,42) Д.М.: А давайте начнем с начала
--------------------------
(2-50,02) М.П.: Нет, главный аргумент – это документ, который привез Йоффе из Москвы. Это фрагмент следственного дела по осужде... Одна из женщин, которая была осуждена за то, что посетила могилу Гумилева на сороковой день.
-------------------------------------------
(2-50,40) М.П.: Ей дали полгода.
(50,41) С.Р.: Как ее наказали? Полгода?
(50,42) М.П.: Полгода, да. ну видимо что-то такое: посещение запретной зоны или как там может... ну так или иначе она получила полгода.
--------------------------
(2-51,23) Д.М.: Значит, Йоффе привозит из Москвы...
(51,25) М.П.: Да.
(51,26) Д.М.: Следственный документ, фрагмент следственного...
(51,28) М.П.: Допроса, допроса.
(51,29) Д.М.: Допроса
(51,29) М.П.: Допроса Марии Сперл
(51,31) Д.М.: Марии Спелло?
(51,32) М.П.: Спиро.
(51,34) Д.М.: А, Спиро. Какой это год?
(51,37) М.П.: 21-ый год.
--------------------------
(2-51,46) М.П.: Она была подругой одного из его подельников.
--------------------------
(2-52,42) М.П.: Так вот там указано, что она... ее спрашивают, откуда вы узнали. Она сказала, сказали в храме. Была панихида в Казанском соборе, и кто-то ей там сказал. Подошел и сказал, что собираются люди поехать туда.
(52,56) С.Р.: Общественное мнение такое было.
(52,58) М.П.: Да, собираются поехать туда.
(53,00) Что-то говорит Д.М.
(53,01) М.П.: Докуда ехала она? Она ехала до станции, взяла билет до станции Плац.
(53,06) С.Р.: А, то есть (неразб)
(53,07) М.П.: Такой станции нет. Никто из железнодорожников, Йоффе по крайней мере пытался найти.
(53,10) Голос за кадром: Полигон. Была станция Полигон.
(53,12) М.П.: Нет, она говорит именно Плац. А была ли станция Полигон? Что она имела ввиду?
(53,19) С.Р.: Ну это надо на старых картах смотреть.
(53,20) М.П.: Ну это такая вещественная привязка все-таки серьезная. Это документ. Остальное все в его публикации. Там такие полулегендарные сведения на уровне, там, одна баба сказала. Там кто-то там...
(53,40) С.Р.: Слушай, а...
(53,40) М.П.: К ним никто серьезно не относится, но...
(53,43) C.Р.: Миша, а вот кроме билета до станции Плац там больше ничего не было, что шла в сторону Лубьи или какие-то ориентиры еще, ничего не было?
(53,49) М.П.: Нет, вот не было.
(53,50) С.Р.: Просто билет...
(53,51) М.П.: Мы даже пытались найти ее. Пытались найти ее, мало ли она, там, внучке сказала это все. она выехала в 43-ем году из Питера.
(54,01) С.Р.: А, то есть...
(54,02) М.П.: Да, в эвакуацию и в город не вернулась. Все.
(54,06) Д.М.: Какого года рождения Мария Спиро?
(54,08) М.П.: Она, ой, ей что-то тогда было по-моему 28 лет. 93-его года значит,
-------------------------------
(2-52,05) Д.М.: А вот эпизод нахождения этого дела Йоффе, когда происходит относительно описываемых событий? До поисков могилы? После них? Во время них? Когда он привозит это дело?
(52,17) М.П.: Ой, вы знаете, я думаю, что все-таки до, наверное, до, до расстрела, (поправляется) до нахождения
-----------------------------



3-2)

ВЫЕЗД 

НА 
МЕСТО




Т=1:27:05

(2-01,36) Д.М.: Так. Хорошо. Тогда вернемся к этой истории. Итак, 4 июля две тысячи...?
(01,43) М.П.: Первого.
(1,44) Д.М.: 2001-го года вечером вы вышли на точку, которую потом идентифицировали как могилу шести. Не вскрывали ее, а только доложили о том, что...
(01,59) С.Р.: Ну да, что найдено, что найдено подозрительное место.
(02,02) Д.М.: Дальше как развивались события в Мемориале?
(02,04) М.П.: Ну дальше я организовал... Иофе организовал выезд на место
 (02,08) Д.М.: Когда это было?
(02,09) М.П.: Это было попозже, не сразу. Там какая-то... они были чем-то заняты что-то такое, но не так вот – в пределах недели примерно.
(02,16) Д.М.: То есть через неделю...
(02,17) М.П.: Через неделю поехали.
(02,19) Д.М.: Кто поехал?
(02,19) М.П.: Выкопали...
(02,20) Д.М.: Нет, кто выезжал на местность?
(02,21) М.П.: Ой, ну там выехала толпа. Там много...
(02,24) Д.М.: Толпа даже? Имена помните?
(02,26) М.П.: Ну, Лемберик, сам Йоффе...
(02,27) Д.М.: Кого вы по именам помните?
(02,28) М.П.: Ирина
(02,29) Д.М.: Флиге?
(02,30) М.П.: Да. Потом, оператор, как его там звали, Александр…
-------------------------------------
(2-26,10) М.П.: Вспомнил... вспомнил фамилию оператора – Александр Добрияник.
-------------------------------------
(2-04,39) М.П.: Да, и была тогда журналистка из Часа пик. Она написала об этом.
(04,44) Д.М.: Как ее фамилия?
(04,47) М.П.: Ой, Господи, сейчас скажу, как-то Богоявленская что ли, или что-то в этом роде
-------------------------------------
(2-02,55) Д.М.: То есть были съемки на видео?
(02,57) М.П.: Да, он снимал прямо там, да, снимал. Но тогда мы вскрыли до, только до останков.
------------------------------------





4)


ВСКРЫТИЕ _ ДО _ КОСТЕЙ



Т=05:06:07

(2-12,45) М.П.: 25 августа было захоронение и открытие доски.
(12,50) Д.М.: Понял. То есть между этими датами 4-го июля и 25 августа укладываются эти события.
(12,53) М.П.: Да, вот все это, да. Да, все это.
(12,57) Д.М.: Когда начали вскрывать, верхний слой была
только земля – ни пуль, ни
каких предметов, ни чего еще.
(13,04) М.П.: Нет, пули были
(13,06) Д.М.: Нет, только земля, вот допустим, 80 сантиметров идет, или в ней что-то еще было?
(13,10) М.П.: Нет, практически ничего не было.
(13,11) Д.М.: Мусор какой-то?
(13,12) С.Р.: Да пули визуально надо с  металло... там надо действительно было грамотно работать, металлоискателем проверять
(13,18) М.П.: Нет, мы не просеивали, не просеивали
(13,20) С.Р.: Потому что если металлоискателем, надо было элементарно взять сетку строительную и через сетку все

(13,25) М.П.: Ну понятно все.
(13,25) Д.М.: Металлоискатель был?
(13,26) М.П.: Нет, не было.
(13,27) Д.М.: Металлоискателя не было.
(13,28) М.П.: Не было.
(13,29) Д.М.: Ни на первом этапе, ни на втором?
(13,30) М.П.: Ни на первом, ни на втором не было. Просто когда копали, так просто так договорились, что будем смотреть. Вот лопату отбрасываешь на бруствер и можно разворошить так, рассмотреть. И просматривали. Вот так вот пули и нашли.
(13,43) Д.М.: Если вы копали, то кто смотрел на бруствере?
(13,45) М.П.: Сами и смотрели.
(13,46) Голос за кадром: (нерзб)
(13,47) М.П.: Тот, кто кидает, и так друг за другом. Там немного. Яма небольшая. Копали 2-3 человека.
(13,52) Д.М.: По очереди?
(13,53) М.П. Да, как-то так.
-----------------------------
(2-12,07) Д.М.: Стоп. Когда приехали в лес вскрывать верхний слой, было сухо?
(12,10) М.П.: Да, было сухо. Почему не стали вскрывать кости?
(12,13) М.П.: А потому что не было договоренности, не привезли прессу и эксперта.
-----------------------------
(2-03,17) М.П.: Потом начались дожди, яма была полная воды.
(03,20) С.Р.: Потом был еще какой-то выезд, уже я выехал тоже поучаствовать, какую-то пассивную там помощь принять, посильную, ну вот, и... ну там не видно ничего не было, и там было бесполезно что-либо делать, потому что яма была до самого верха водой заполнена. То есть там надо было яму вычерпывать.
(03,37) М.П.: Ну и потом в итоге вычерпали яму...
(03,40) С.Р.: Ну и потом уже специально приехали.
(03,42) М.П.: Призвали судмедэксперта.
(03,46) Д.М.: Как его фамилия?
(03,47) М.П.: Сейчас. Иван Борисович Кулябко. Кулябко.
(03,52) Д.М.: Откуда?
(03,54) М.П.: Это просто знакомый. Он бывший политзек, по-моему член Мемориала тоже и просто знакомый Йоффе. Йоффе его на какой-то конференции (неразб) узнал, что он судмедэксперт...
---------------------------------
(2-14,23) С.Р.: Потому что, насколько я знаю, значит, там такая ситуация по поводу гильз и патронов. Вот я точно не помню уже, был вот этот первый шурф тогда или вообще еще ничего не было. Потому что вроде я туда приехал с металлоискателем. Ну как-то у меня просто время свободное нашлось, я уже это в памяти плохо... я не помню, там была яма разрыта или нет. Но я как-то протраливал этот район достаточно, там несколько часов работал, и вот как раз в районе ямы было найдено там че-то пара гильз и пара патронов именно верховых. То есть где-то в районе ямы, недалеко от нее, в нескольких метрах. В нескольких метрах было найдено. Ну вот, а потом, когда я уже был там второй раз и когда был уже отвал. Вроде это как раз тогда наверное, когда яма была заполнена водой. И прямо вот, после дождей-то прошел и вот на этой куче отвала оголились че-то один или два патрона я еще нашел тогда; Мише говорю, передай там Йоффе или кому еще к тем патронам, которые я притащил, я говорю, вот еще один патрон, ну, прямо с отвала. То есть это уже из ямы, видать.
(15,23) Голос за кадром: Нестреляный был.
(15,24) С.Р.: Да, нестреляный был. То есть один патрон был в яме нестреляный. Слушай, насчет осечки, я не помню, был он с осечкой или нет, не помню
--------------------------------------------------
(2-20,15) С.Р.: Слушай, или я даже в «Мемориал» их привез. Или когда я нашел сразу же их на другой...Это, в общем, надо наверное Ирину, потому что я помню, что я потом был в «Мемориале» после вот как-то этой поездки и наверное может быть даже я сам туда их и привез-то. Я созвонился, сказал наверное, как лучше сделать и вроде я их даже привез туда. Потому что когда мы с Мишей, вроде Мишу-то не видел до следующего выезда, а потом мы на отвале нашли вот еще один, да вот.
(20,40) Д.М.: То есть люди, которые ехали вскрывать яму, уже имели найденные вами в окрестностях ямы патрон и гильзы?
(20,44) С.Р.: То есть они знали, что уже патроны в районе ямы уже есть.
(20,48) Д.М.: И то, что «арисака» сказали Вы им?
(20,50) С.Р.: Ну да.
(20,51) Д.М.: То есть слово «арисака» прозвучало от Вас?
(20,52) С.Р.: Предположение. Да, ну да, это от меня предположение такое пошло
--------------------------------------------------------
(2-18,55) Д.М.: Как вы установили, что это патроны и гильзы, принадлежащие именно винтовке «арисака»?
(18,59) С.Р.: Ну, наверное по диаметру. Потому что это где-то 5, что это от английских, от немецких, от русских винтовок отличается даже, ну вот видно, что это по размеру гильзы и по пуле.
(19,09) Д.М.: Куда они потом попали?
(19,10) С.Р.: А это я все отдал Йоффе.
(19,12) Д.М.: Йоффе?
(19,13) С.Р.: А потом другой, который с отвала, тоже, говорю, передай еще, говорю, до кучи, до тех.
(19,18) Д.М.: Йоффе.
(19,19) С.Р.: Я даже себе че-то ничего не оставил. Ну как-то чего-то с расстрельной ямы чего-то себе оставлять даже так... У меня просто вот дома, например, гильз от «арисаки» никогда не было и нет, но эти я чего-то оставлять себе не стал. Не знаю, почему.
----------------------------------------
(2-23,40) С.Р.: Ну, допустим, вот если, я допустим, немножко (неразб). Ну допустим, я вот нашел, допустим, 3, допустим, нашел патрон и две гильзы. Вот так вот, если брать по минимуму. Может быть, я чего-то и прибавляю, но просто, чтобы точно, однозначно минимум – это было две гильзы, один патрон. Это найдено до ямы. И один патрон был найден на отвале. Мной же опять. Это, скажем, 4. То есть 4 точно там было.
(2-24,02) Д.М.: По расположению патронов и гильз можно указать место, где стояли палачи и где стояли жертвы. Или это уже предположение произвольное.
(24,12) М.П.: Я думаю, произвольное.
(24,13) Д.М.: Произвольное.
(24,14) М.П.: Произвольное.
(24,15) Д.М.: То есть я к тому, что именно расстрельная яма, или яма, куда были брошены тела прежде убитых людей?
(24,20) С.Р.: Ну да.
(24,22) М.П.: А, а патроны или гильзы, да? Но там гильзы были.
(24,24) С.Р.: Но дело в том, что, нет, я что хотел сказать, что просто надо еще нормальное обследование с металлоискателем. Просто обследовать территорию, что попадутся ли еще либо где на этой территории гильзы. Потому что вот я это знаю из опыта там, и некоторые мы, ну как бы искали базирования партизанские... ну просто, вот скажем, по поисковой теме, когда к тайне приблизиться, много разных опыт из работы. Даже например определяли: здесь партизаны делали засады, допустим. Вот стреляли они этими патронами, потом, ну допустим, немцы ответили, там, с дороги. И вот тут нашли несколько немецких пуль прямо. Ну то есть я говорю, что когда работаешь с металлоискателем, находишь пули, гильзы и как-то уже представляешь картину, что тут происходило вот именно в период боевых действий. То есть даже вот так вот. Когда грамотно вот работаешь, аккуратно, смотришь, сопоставляешь, знаешь местность и вот по находкам сразу определяешь, что тут могло происходить. Ну вот. И поэтому просто я вот считаю, что в этом лесу надо еще нормально походить с металлоискателями и если нигде подобных не обнаружится патронов и гильз, то ясно, что это связано с расстрелом.
------------------------------------
(2-18,24) С.Р.: Да, где-то именно до ямы, то есть не в яме – до ямы. Там еще какие-то осколки, какие-то железки. То есть там металла-то много еще было найдено всякого. Только, ну вот, всякое, ну вот металлические предметы различные, ну типа гвоздей, скобки там, какие-то уголки – ну просто всякое железо перегнившее в верхнем слое, хлам, в общем – железный мусор. И среди этого мусора вот попалось несколько, вот я говорю, патронов и гильз.

----------------------------------------




5)  

КОСТИ



Т=02:46:18

(2-04,53) С.Р.: Слушай, Миша, а ты не помнишь, вот когда вскрытие производилось, там вот на каком уровне вот эти все кости извлекались, там вот следы насильственной смерти были? Там, вот именно там какие-то ребра сломанные пулями или что-то...
(05,03) М.П.: Нет, таких деталей... вообще, как я понимаю, все это делалось довольно варварским методом.(Одновременно что-то пытается сказать С.Р)
(05,07) С.Р.: Потому что там надо было ножом расчищать все по косточкам. А я там понял, что там это под лопату все шло..
----------------------
(2-08,44) Д.М.: Сколько было от поверхности до костей.
(08,48) М.П.: От поверх... сантиметров 80-90.
(08,52) Д.М.: Грунт был какой?
(08,54) М.П.: Грунт? Такой, довольно глинистый. Вот поскольку была сырая погода, дождило. Дождило.
(09,01) С.Р.: Ну, суглинок.
(09,02) М.П.: Дождило. Ну такой да, не песок как на Кангесе...
(09,07) Д.М.: Значит, размеры ямы вскрытия. Прямоугольная?
(09,11) М.П. Ну да, примерно 2 с половиной на полтора-два, полтора-два.
(09,18) С.Р.: Миша, а это до верхнего слоя 80 сантиметров глубина такая небольшая?
(09,19) М.П.: Да, до верхнего слоя, неглубоко.
(09,21) С.Р.: А до нижнего, когда вы извлекли, или там это все сплющено было до... 10 сантиметров слой.
(09,25) М.П.: А там все довольно... да, там глубина небольшая, все было примерно метр, ну примерно метр.
(09,30) Д.М.: То есть сами останки – 20 сантиметров?
(09,32) М.П.: Да.
(09,33) Д.М.: И 80 до поверхности?
(09,34) М.П.: Да.
---------------------------------
(2-07,45) Д.М.: Кто копал? До костей?
(07,47) М.П.: Я. в том числе я копал.
(07,48) Д.М.: Непосредственно копали вы?
(07,50) М.П.: В том числе. В том числе я копал.
(07,50) С.Р.: Миша, Миша, слушай, а такой просто вопрос, извини меня. А кости все извлекались? Или нижний слой остался?
(07,57) М.П.: Кости практически все. Убеждались, что слой только один, что ниже ничего нет, и в этом месте прекращали копать.
(08,03) С.Р.: Просто, если извлекали все, так надо было извлечь и черепа, хоть просто знать.
(08,06) М.П.: Так черепов не было.
(08,08) С.Р.: Нет, ты говоришь под березами? Или они раздавлены были?
(08,09) М.П.: Нет, под березами, там фрагменты, только фрагменты.
(08,12) С.Р.: Просто это как бы, ну просто их раздавило камнями наверное.
----------------------------------------------------
2-10,24) Д.М.: Полтора. Значит, все останки находились, вот эти черепа – под березами? То есть вот под корнями берез.
(10,33) М.П.: Да.
(10,34) Д.М.: Находились черепа людей.
(10,35) М.П.: Да, да. Нет, только два, только два черепа.
(10,39) Д.М.: Два черепа?
(10,40) М.П.: Остальные были в разных местах, то есть они падали не в одну сторону,как...
----------------------------------------------------
(2-10,59) С.Р.: Нет, ну просто они лежали вперекрест, но головой-то все равно в одну сторону.
(11,03) М.П.: Нет, по-моему, одна голова, как бы  к ногам, да.
-------------------------------
(2-11,09) С.Р.: А вот, еще один такой момент, а вот как раз фрагмент одежды какой-то там был, не то пальто-то какое-то непонятное... тряпка какая-то.
(11,12) М.П.: Там было... фрагмент одежды не тряпки даже, а какие-то, трудно даже сказать, что это. Сукно, не сукно. Все почему-то черные, все одного цвета. Их было немного. Очень немного.
(11,25) С.Р.: Ну черное это могло быть чисто уже следы гниения, то есть черное оно могло быть...
 (11,28) М.П.: Да, в некоторых местах были вот такие вот, даже не удалось уяснить, что это такое, что за материалы, что это вообще такое.
-------------------------------
(1-39,33) С.Р.: Нет, ну там наверное, честно говоря, нужно было просто, если найти какие-то подтверждения материальные, то для этого надо было использовать сито, промывать. То есть наверняка там, потому что, там же просто был разобран грунт и извлечены мелкие, скажем, фрагменты костей, ну вот, то, что было видно. А то, что в комочках земли, что, во-первых, я думаю, что через руки те комочки не пропускали. И даже если пропускать через руки, можно что-то все равно пропустить. Обычно, я знаю, профессионально просто для этого используют сетку, чтоб, допустим, или смертный медальон, чтобы не пропустить с отвалом. То есть или какие-то пуговицы, по которым можно определить принадлежность, скажем, скажем, к какому-то, скажем, к какому-то виду людей. Ну я имею в виду, военный к роду войск, военный или гражданский, по пуговицам, если одежда была. Но хотя по легенде вроде рассказывали, что, вот опять же это дело Таганцева, что вроде партию людей просто раздели, и они в голом виде ждали своей участи, я так понял, что, а одежда... И вообще, там очень часто на практике вот, наверное, расстрела одежду снимали. Не знаю, из каких целесообразностей – чтобы обезличить людей или... Ну приказ, наверное, была инструкция наверное.
-------------------------------



6)

ЧЕРЕПА


Т=04:24:11

(2-30,09) Д.М.: Завершим от это вот. Итак, последнее. Происходит вот эта находка, и вынимаются кости.
(30,17) М.П.: Да.
(30,19) Д.М.: Они где-то раскладываются.
(30,21) М.П.: Там был расстелен полиэтилен, на полиэтилен клали так в ряд.
--------------------------------------
 (2-35,04) Д.М.: Стоп. Там же присутствовал эксперт.
(35,05) М.П.: Да.
(35,06) Д.М.: Когда кости укладывались.
(35,07) М.П.: Да, да, да.
---------------------------------------
(2-05,30) С.Р.: А он скребочком, как он расчищал-то вот этот костяк?
(05,31) М.П. Ну, каким... Расчищал я. я вынимал кости и давал ему, и он давал свое заключение тоже.
--------------------------------------
(2-35,10) М.П.: Ну он, так сказать, определял... как раз сказал, вот то, что вы... первое, что он сказал, когда достал берцовую кость, я помню первую, не берцовую – бедренную, ну, говорит, вы нашли то, что ищете.
(35,22) С.Р.: Ну для этого эксперт не нужен, чтобы определить, что это кость человека.
(35,24) М.П.: Нет, ну это да, да.
(35,25) С.Р.: Единственное, что эксперт мог понадобиться, чтобы определить это, скажем,
(35,30) Д.М.: Датировку?
(35,31) С.Р.: Ну приблизительно сроки и какого пола там мужской или женский, это уже надо быть специалистом.
(35,37) Д.М.: Датировал, определял пол? Что он говорил о датировке и по поводу пола?
(35,40) М.П.: Ой, Дима (отрицательно качает головой).
(35,42) С.Р.: Наверное, ничего.
--------------------------------------
(2-31,22) Д.М.: (неразб) по костям берцовым. Здесь считали людей, ну, шесть человек - по костям?
(31,26) М.П.: Да, по костям, потому что черепа не сохранились.
(31,29) С.Р.: Шесть человек проще сосчитать.
(31,30) М.П.: По... по... бедренным костям.
(31,35) Д.М.: Черепа не сохранились.
(31,36) М.П.: Фрагменты, только фрагменты. Полусферы такие.
(31,40) Д.М.: Были ли фрагменты черепов с пулями, пулевыми отверстиями?
(31,44) С.Р.: Так вот черепа-то не извлекали.
-------------------------------------
(2-31,50) С.Р.: Из-под берез, раз уже... Нет, одно дело, если бы останки не извлекаются, тогда это другой вопрос. А если были извлечены останки, что как я вот считаю, что тут вопрос-то повисает в воздухе. Надо тогда извлечь и черепа и посмотреть, в каком они состоянии, есть ли на них следы вот. То есть вот это вот...
(32,05) Д.М.: То есть остается два черепа, которые пока нигде не учтены под березами.
(32,10) С.Р.: Упущение какое-то получается.
(32,11) М.П.: Это не черепа, это фрагменты. Фраг-мен-ты.
(32,13) С.Р.: Нет, ну вы же не... нет, ну ты же не вытаскивал их оттуда. Ты не знаешь, что там, допустим, ты видишь один фрагмент, а что за ним - ты не видишь. Ты ж там... не прощупал там руками.
(32,23) М.П.: Нет, но он уже развалившийся, мы не стали...
(32,25) С.Р.: Просто там вот под березами раздавленные черепа.
(32,27) М.П.: Чтобы достать черепа, был вариант такой: спилить березы и окопать с той стороны то все. Но мы решили, что пусть береза будет как памятник. То есть...
(32,35) Д.М.: То есть под березами еще находятся фрагменты неизвлеченных костей?
(32,38) М.П.: Ну да. Да, видимо, да.
(32,39) Д.М.: В том виде, в котором они находились.
(32, 41) С.Р. и М.П.: Получается так, да. – Да.
(32,43) Д.М.: Кости извлечены. Разложены на полиэтилен...
(32,45) М.П.: Да.
(32,46) Д.М.: Проверено, что дальше ничего внизу нет.
(32,48) М.П.: Да.
(32,50) Д.М.: Кстати, как это проверено?
(32,52) М.П.: А это просто лопатой по стуку определяли не сильно, да, костей нет.
(32,56) С.Р.: Нет, ну честно говоря...
(32,57) М.П.: Там была просто жижа. Настолько мокрая эта глина, мокрая (неразб)
(33,02) С.Р.: По-настоящему, конечно, это определяется, как даже и археологи и опытные поисковики, это, можно сказать, военная археология пытаются называть это, поиск, что это опытный человек это должен определять по срезу грунта. Видно, что грунт не замешан, ну то есть материковый грунт не тронутый.
---------------------------------------
(2-14,01) Д.М.: Когда извлекали по косточкам останки...
(14,04) М.П.: Да.
(14,06) Д.М.: Пули и гильзы лежали в одном месте или в разных местах? и в каком: ближе к головам или ближе... к корням ели?
(14,18) М.П.: В разных местах...


----------------------------------------------------------------
(2-36,37) М.П.: (неразб) на одном черепе, на одном черепе была такая как мох, ну вот полусфера черепа и такой как мох на нем. Я его так поднял и прямо ахнул – прядь волос...
(36,50) С.Р.: А, ну волосы сохранились.
(36,51) М.П.: ...светлая прядь волос, но сохран... ну как будто ее только что срезали.
(36,53) С.Р.: А волосы-то длинные?
(36,56) М.П.: Длинные. Длинные волосы.
(36,58) С.Р.: Ну и женщина, значит, была, если длинные волосы.
(37,00) М.П.: Светлее, чем у вас, достаточно светлые волосы.
-------------------------------------
(2-38,48) Д.М.: Вынули, увидели волосы.
(38,49) М.П.: Да.
(38,49) С.Р.: А, то есть, когда развернул?
(38,50) М.П.: Да.
(38,51) Д.М.: Вы это передаете вверх. Что говорит по этому поводу судмедэксперт?
(38,54) М.П.: Нет, по-моему это было уже без него. По-моему это было без него.
(39,00) С.Р.: Нет, он вообще-то по идее, если судмедэксперт, то он должен присутствовать от и до.
----------------------------------
 (2-39,30) Д.М.: То есть получается, после этой выемки...
(39,32) М.П.: Да.
(39,33) Д.М.: Еще один выезд происходит ваш...
(39,35) М.П.: Да.
(39,36) Д.М.: ...и кого?
(39,37) М.П.: Ну мой товарищ из «Мемориала».
-----------------------------
(2-39,42) М.П.: Сазонович. Виктор Сазонович Кременков.
(39,47) Д.М.: Значит, вы вдвоем с этим Виктором Сазоновичем Кременковым...
(39,48) М.П.: Да.
(39,49) Д.М.: ... выезжаете еще раз после выемки.
-----------------------------------------------------------
(2-39,53) М.П.: Его... его не было в городе, когда было вскрытие, и он захотел поехать.
(40,00) Д.М.: Яма еще вскрыта?
(40,01) М.П.: Яма вскрыта, да.
-----------------------------
(2-40,19) М.П.: Да, да, да. Просто я под березой показал останки черепа.
(40,24) С.Р.: Что не извлекалось.
(40,26) Д.М.: И вот когда показали останки, вот тогда взяли фрагмент?
(40,30) М.П.: Да.
(40,31) Д.М.: Показали. Там оказались волосы.
(40, 32) М.П.: Да, да, да.
(40,34) Д.М.: И потом фрагмент куда положили?
(40,39) М.П.: А, положил на место.
(40,40) Д.М.: На место.
(40,41) М.П.: Туда, откуда взял.
(40,42) Д.М.: Об этом какое-нибудь сообщение было сделано «Мемориалу» или кому-то еще? Или только осталось в вашей памяти?
(40,48) М.П.: Я кому-то по-моему рассказывал, но так чтобы... (отрицательно качает головой).
(40,51) Д.М.: То есть никакого документа, оформленного отчета...
(40,53) М.П.: Документа... не помню, чтобы
(40,56) Д.М.: И медэксперту эти волосы не попали в руки?
(40,58) М.П.: Нет.
(41,03) Д.М.: На тех же останках, которые были ему показаны, никаких следов волос не наблюдалось.
(41,07) М.П.: Нет, нет.
-------------------------------------
(2-34,41) Д.М.: Дальнейшие действия с этими костями. Кто их взял, что с ними сделали.
(34,46) М.П.: Нет, ну их до захоронения их просто завернули в полиэтилен, там... выкопали небольшую ямку, и пакет положили туда и так прикрыли. А потом, когда было захоронение...
---------------------------------------------------------------
(2-42,16) С.Р.: Нет, Миша, а самое главное. Вот вы их разложили на полиэтилен в течение дня, да?
(42,20) М.П.: Да.
(42,21) С.Р.: А потом, что... в общем, это... изъятие было в течение одного дня, да?
(42,24) М.П.: Да.
(42,25) С.Р.: А потом куда это? Все обратно сложено было в яму.
(42,26) М.П.: Потом мы завернули в полиэтилен, положили... выкопали ямку и положили.
(42,31) С.Р.: А потом, когда захоронение было, это как-то выкладывалось, или так все это так и не трогали, так... в таком виде все и осталось.
(42,36) М.П.: Вот захоронение было без меня.
(42,39) С.Р.: То есть до захоронения еще подготовка. Нет, нет, захоронение - это как бы уже наверное когда памятник ставили, все элементы обряда какого-то, ну вот. А сам вот именно... с останками что происходило, ты даже не спрашивал, как, из полиэтилена доставали...
(42,54) М.П.: Мне сказали, что все тоже под фиксацией, под камерой все.
(42,59) С.Р.: Не-нет, захоронили-то их как: в полиэтилене, в гробу? Как это было-то, не знаешь?
(43,03) М.П.: В полиэтилене.
(43,04) С.Р.: В полиэтилене.
(43,06) Д.М.: Это происходило, захоронение происходило какого числа?
(43,12) М.П.: Ну где-то вот непосредственно перед 25-ым августа.

-------------------------------------


7)

УХОД   ПОИСКОВИКОВ 
НА  КОЙРАНКАНГАС





Т=02:11:17

(2-43,31) Д.М.: Ну в общем около 25-го августа 2001-го года...
(43,36) М.П.: Да.

(43,37) Д.М.: ...была открыта доска.
(43,38) М.П.: Да, да, да.
(43,39) Д.М.: Жертвам красного террора...
(43,40) М.П.: Да, да.
(43,42) Д.М.:  ...висящая на ...
(43,43) М.П.: В погребе, да.
-----------------------------------------
(2-43,57) Д.М.: и поставлен камень...
(43,59) М.П.: Да.
(43,59) Д.М.: ...где написано: «Могила шестерых».
(44,00) М.П.: Нет, эту надпись сделал я позднее.
(44,04) Д.М.: А, то есть был просто сделан холмик?
(44,06) М.П.: Да, на холмик был поставлен камень и все.
---------------------------------------
(2-17,38): С.Р.: Нет, а вообще, сам памятник, который поставлен на этом месте, он непосредственно на яме, или со смещением там на несколько метров?
(17,44) М.П.: Ну прямо на яме.
(17,46) С.Р.: То есть прямо в яме даже?
--------------------------------------
(2-44,20) М.П.: Нет, ну я пытался вот вокруг... Да, кстати, осенью – это было в августе – а вот тогда в сентябре-октябре до снега мы туда выезжали...
(44,31) Д.М.: Мы это кто?
(44,33) М.П.: Ну в частности я выезжал
(44,34) Д.М.: По именам.
(44,35) М.П.: Такой член «Мемориала», сейчас пожилой уже тоже. По-поему 37-го года он тоже.
(44,42) С.Р.: Миша...
(44,43) М.П.: Владимир Алексеевич Смелов.
(44,46) Д.М.: Смелов. Так.
(44,47) С.Р.: Миша...
(44,48) М.П.: Он вообще из Политеха, преподаватель Политеха, книги написал о репрессиях политических
--------------------------------------
(2-44,53) С.Р.: Миша, извини, а у меня вот, просто инициатива, ой, заговариваюсь. У меня сразу вопрос возникает. Вот, допустим, у тебя было какое-нибудь духовное вдохновение со стороны, ну, скажем, старших товарищей из «Мемориала»? Ну руководства, администрации, скажем так. Или вот получается, что все делалось по твоей инициативе?
(45,10) М.П.: Что именно?
(45,11) С.Р.: Ну вот продолжение поиска. Потому что, мне кажется, что когда человек вот что-то продолжает...
(45,14) М.П.: (неразб)
(45,16) С.Р.: ...ему должны как-то, те должны, ну понятно, что вопрос закрыт-не закрыт, но у тебя должно быть какое-то внешнее побуждение, так это именно как
(45,24) М.П.: Принуждения никакого не было
(45,26) С.Р.: ...внутреннее, то есть, нет... побуждение не принуждение. Тебя кто-то должен вдохновлять.
 То есть тебя кто-то должен вдохновлять.
(45,29) М.П.: (неразб)
(45, 31) С.Р.: То есть получается, что это продолжение твоей личной инициативы.
(45,33) М.П.: Ну в общем, да.
----------------------------------------------------------------
(2-45,46) М.П.: Мы же со щупом ходили по таким местам, вот по этим (показывает на карте). Где мы тогда ходили с буром, мы ходили со щупом здесь. Со щупом, поскольку проще,
--------------------------------------
(2-47,04) М.П.: Я ходил, пару раз я ходил за Лубью. За Любью, вот это вот Генеральный...
--------------------------------
(2-28,02) М.П.: А, первый, после первого года? Нет, после первого года, на следующий год мы искали, перешли на Кангас. И там нашли в итоге там была вот эта большая находка. И на этом все. Честно говоря, не возвращались к этой теме. На... у погреба не возвращались.
--------------------------------------
(2-28,35) М.П.: А, на Кангас перешли? Ну во-первых, здесь – стечение обстоятельств. Во втором году в апреле умирает Йоффе, и становится председателем, директором МНИЦ, становится Флигель (?), и она захотела видимо как-то так... Не знаю, одним словом, она начала работы на Кангасе. Там ее дочка выезжала вот Александра, там, молодые ребятки выезжали. И они копали там на большом песчаном поле таком, которое переводится как «песок под вереском».Вот она (неразб).
(29,24) Голос за кадром: Ну это вы вместе, вы участвовали тоже
(29,26) М.П.: Я с ними выезжал.
(29,26) Голос за кадром: Или вы параллельно...
(29,28) М.П.: Я с ними выезжал, предлагал туда пойти. Они говорят, нет, мы будем работать здесь. Потом уехали, и я поехал один через какое-то время, через неделю что ли, поехал один вот туда на..., где крест с останками.
-------------------------------------
(2-29,19) Ну вот, а в итоге я нашел там все-таки в лесу.


----------------------------------------


8)  
БЛИНДАЖИ





Т=02:23:23

(1-04,06) М.П.: Нет, мы начали шурфить вот в районе точки Лукницкого(?). Это 52-ой пикет вот здесь (показывает на карте), там, где теперь стоит крест-поводырь у погреба. Большой крест-поводырь поставлен. Вот, начиная с этого места поляны, мы через 5, с интервалом в 5 метров делали шурф.
-----------------------------
(1-04,52) Д.М.: В направлении Приютино как далеко вы...
(1-04,55) М.П.: А, нет, недалеко, недалеко. Мы дальше вот этого (показывает на карте) не доходили. Дальше разметки не доходили, а здесь буквально несколько десятков метров. Ну здесь можно посчитать вот так (показывает на карте) пикеты на восток 20 метров, ну, 80 метров, до 100 метров примерно.
 -----------------------------------
(2-45,58) С.Р.: Не-не, Миша, что я хотел сказать, что, к сожалению, Миша, есть такая тенденция определенная в нашем социуме – это, допустим, у тех же археологов, что иногда появляются какие-то данные сногсшибательные. То есть которые теорию могут полностью менять. Но это никому совершенно не надо. Потому что диссертации защищены, там, деньги потрачены, есть определенная концепция - и все, и не надо тут ничего нового. Вот есть такая вот, скажем, теория построена, что тут люди жили, допустим, с такого-то периода. Там, вот допустим, 7-ой век, все вот тут, а 5-ый, 4-ый тут никого не было. А то, скажем, предметы вообще римского быта и прочее и вообще тут можно сдвигать границы, можно новые диссертации писать. Но это никому не надо. Ну это вот так вот, это когда вот, когда, скажем, высокий официальный какой-то уровень, и вот мне кажется, что тут вот тема с одной стороны громкая и вроде что, если работать дальше наверное можно, нарыть можно этих противоре..., ну скажем...
(46,58) Голос за кадром: Противоречий.
(46,59) С.Р.: ...ну то, что будет опровергать эту теорию. Пока вроде она не опровержена. Пока вот есть могила Гумилева – все хорошо.
------------------------------------
(1-45,45) С.Р.: Да, что именно по версии семьи Гумилевых, что именно вот это место должно находиться рядом с лирообразной сосной. Вот какая лирообразная? Вот эта сосна или эта? Трудно определить. Но дело в том, что там несколько деревьев есть, это уже... но это место несколько дальше, вот как раз туда, в сторону газопровода
-----------------------------------
(1-46,08) С.Р. (продолжает): Но это от найденной ямы это еще наверное порядка 2, 3 сотен метров.
-----------------------------------------
(1-49,20) С.Р.: Там, в общем, существует две больших ямы, две больших, и еще какое-то количество – поменьше. Но просто меня вот что смутило, что яма достаточно глубокая без нормального входа при ее глубине. То есть глубина где-то в грудь, наверное, отвесные стенки, там метр 20, метр 30,
---------------------------------------
(1-47,44) С.Р.: Что ж, там действительно существует квадратная яма достаточно большого размера
(47,52) М.П. Блиндаж.
(47,53) С.Р.: Она где-то 4 на 4. То есть, значит, яма 4 на 4 или где-то даже 5 на 5. То есть очень большая квадратная яма. Ну просто, что я хочу сказать, что обычно блиндажи, они имеют вход. Эта же яма, она с вертикальными стенками, ни малейшего намека на вход нету. Может быть это было... вход как-то сверху был организован. И поэтому, я говорю, что надо было там зашурфиться, посмотреть по фрагментам, что там еще в этой яме находится.

отсутствие входа, ну вот, и вроде, ну отвал, понятно, что любой блиндаж, когда грунт изымается, по периметру должен быть отвал грунта. Ну вот, у этой ямы тоже присутствует отвал... Но вот у меня просто сразу возникло подозрение. Во-первых, непонятно, какой период этой ямы, что ее строили именно в военный период, или вот ее по какой-то причине сделали, допустим, в какое-то время, или, может быть, даже в семидесятые годы просто кто-то вот просто... была вот эта фотография, и была легенда - и просто сделали пробный шурф. Просто сделали шурф очень правильный, такой квадратный. Ну, он может не совсем квадрат – он прямоугольный, то есть он строго прямоугольный, такой аккуратный шурф, который действительно похож на блиндаж. Но у него нет входа, потому что это больше похоже просто на выкопанную яму.
(1-50,32) Д.М.: То есть две ямы, недалеко от берега Лубьи и недалеко от трассы газопровода?
(50,38) С.Р.: Да.
(50,40) С.Р.: потому что просто одну из версий можно предположить, что, допустим, если это действительно место бывшего захоронения, то могли это как-то скрыть, вывезти. Ну, непонятно просто, кому это нужно такую работу проводить. Поэтому я говорю, что надо было как-то эту яму, ну, обследовать. Если она была обшита деревом с кольями, ну, это жилое, складское, жилое какое-то помещение времен войны. Если там нет фрагментов проволоки, кольев, там, по бокам и, там, настилов в глубине, то это могла быть просто выкопана яма с какой-то целью, чтоб, допустим, вывезти оттуда.
(51,14) Д.М: Вывезти останки?
(51,15) С.Р.: Да.
(51,16) Д.М.: Если эта яма находится около Лубьи, то сколько примерно надо пройти вдоль Лубьи до точки Лукницкого?
(51,24) С.Р.: Ну дело в том, что Лубья там течет не по прямой. Но это как раз на прямом ее отрезке находится, потому что Лубья имеет где-то форму изгиб, она несколько колен делает, большие и маленькие колена, изгибы, то от этой ямы до точки Лукницкого, ну, наверное, около двухсот метров. Но самое странное, что почему-то вот, я говорю в, книге, потому что - в книге Лукницкого вот эти сосны, потому что там таких сосен как раз нету. Вот именно та яма, которая обнаружена. Там таких нету. А вот именно эти сосны, похожие, они как раз вот в районе тех блиндажей, то, что на 200 метров в сторону.
(52,02) Д.М.: Вы обнаружили эти два блиндажа в тот же день?
(52,05) С.Р.: Нет, Миша давно про них знал, потому что он уже всю местность исследовал.
(52,07) М.П.: Нет, когда мы занимались вот этой привязкой (показывает на карте), вот, мы дошли, естественно, до газопровода. Мы с газопровода и шли. Мы шли от станции Бернгардовка и по газопроводу доходили до Лубьи и шли уже вдоль ее. Так что мы каждый раз проходили мимо них.
(52,26) Д.М.: То есть две эти ямы вам были известны, с какого времени?
(52,30) М.П.: С начала работы там, с первого появления там. Но, правда, мы зимой были, там это было в снегу, но потом летом, но уже, вот так, было известно о них. Вот я их считаю блиндажами военного времени.
(52,47) Д.М.: То есть первый выход на них был в 19...?
(52,50) М.П.: 97 году. Даже шестом, может быть. В конце шестого, где-то в декабре  мы нашли, еще снега не было.
--------------------------------------------------------
(1-56,42) Д.М.: Ясно. Вы были бы согласны вернуться к этим блиндажам еще разок? И, может быть, расширенной компанией уже с поисковиками опытными.
(56,48) М.П.: Я не то, что согласен, я двумя руками «за». Пожалуйста, пойду с удовольствием.

среда, 6 июля 2011 г.

Милосердный Господь


            Милосердный Господь, Ты подставь Свою руку.
            Для меня словно тьма набегающий миг.
            Что мне ждать от него, ликованье иль муку,
            Или сдавленный плач, или радости крик?

            В этом зыбком песке под названием «время»
            Ни построить дорог, ни колодцев прорыть.
            И среди миражей бродит глупое племя
            Человечьих детей, разучившихся жить.

            Заблудились давно меж землею и небом,
            И в бреду не придумать нелепей беды…
            Ты всегда возле них с нечерствеющим хлебом
            И источником чистой холодной воды.

            Но, прокляв небеса и надеясь на случай,
            По проторенным тропам ошибок отцов
            Растворяется в прахе пустыни зыбучей
            Вереница упрямых слепых мудрецов.

            Но среди миражей есть одно основанье:
            Мой распятый Господь, мой Владыка – Христос.
            Подставляет мне руку Творец мирозданья,
            Чтоб меня унести в мир, в котором нет слез.




А вообще-то это песня. 
Написал ее Сергей Конторович. Мне эту песню подарил Леонид Яценко, чьи замечательные фото с сайта http://www.photosight.ru/users/65001/ использованы мной на этом блоге многократно.

вторник, 5 июля 2011 г.

1998 Е.Ф.Хайгонен о депортации финнов и расстрелах на Ржевском полигоне


(0,00-0,19) Кадр из предыдущей части

(0,19) М. в шляпе: 15 апреля будет 87.
Женщины (0,23): Старик герой, герой. Это молодец. Он все своими ногами, тихо, но ходит. Это моей дочери крестный. Младшей.
М.в шляпе: (0,36) Ну, как она там?
Ж.в платке: (0,37) А ничего, живут помаленьку. денег не дают. В  Морозовке.
М.в шляпе:  (0,41) Морозовка.
Ж.в платке: (0,42) 5  месяцев уже денег не дают, работают оба на заводе.
М.в шляпе: (0,49) На заводе?
Ж.в платке: (0,50) На мебельной фабрике. (пауза). (0,56) А он там всех здешних местных знает. Все рассказывал.
М.голос: (01,03) Ну, так конечно, раз он здесь жил, тем более, годы такие, что успел прихватить.
(01,11) Следующий кадр.
Ж. «Мемориал»: (01,13) А как Вас зовут, скажите, пожалуйста?
Ж.: (01,15) Лиза.
Ж. «Мемориал»: (01,16) Елизавета Фоминична?
Е.Ф.: (01,18) Да.
Ж.«М»: (01,19) А полное имя Вы можете сказать?
Е.Ф.: (01,22) Хайконен (?) Елизавета Фоминична.
Ж. «М»: (01,26) И Вы родились в каком году?
Е.Ф.: (01,28) Семнадцатого.
Ж. «М»: (01,29) В семнадцатом. И где?
Е.Ф.: (01,32) Большой Киурмяги(?). Там, Токсово наш район раньше был.
Ж.«М»: (01,45) А много вас в семье было?
Е.Ф.: (01,47) Нас много было. Мы как сегодня… Нас было 8 человек.
Ж. «М»: (01,54) 8 человек детей?
Е.Ф.: (01,56) Это не мои дети, а мои сестры, да и братишки.
Ж. «М»: (02,03) А родители Ваши кто были?
Е.Ф.: (02,05) Умерли уже. 45 лет было мать умерла, а отец… арестовали.
Ж. «М»: (02,15) Отца арестовали? А в каком году?
Е.Ф.: (02,18) Сорок… Подождите, восемь.., тридцать восьмой год.
Ж. «М»: (02,25) А кем он был?
Е.Ф.: (02,27) Никем, колхозником.
Ж. «М»: (02,32) А как его звали, скажите, пожалуйста.
Е.Ф.: (02,34) Фома Фомич. Хайконен Фома Фомич.
Ж. «М»: (02,39) А как арестовали, Вы можете рассказать?
Е.Ф.: (02,42) Ну как я могу, как говорить, пришли, так и взяли, и больше мы их и не видали. А дети остались еще дома, я была самая старшая (неразб).
Ж. «М»: (03,02) А кем он был? Просто крестьянином?
Е.Ф.: (03,04) Да, да. Но я еще маленькой, так… Наберет в колхозы, так и земля каждому была, и сеяли, и пахали, и все. Ну, такую работу делали. Да.
Ж. «М»: (03,22) А что говорили про арест? Что мама говорила? Почему его арестовали?
Е.Ф.: (03,26) Ой, мама такой была, нигде не ходила. Детей много было, так и оно что бы. Ну, чего? Никто не знал зачем, его не одного взяли, там в нашей деревне 5 человек взяли.
Ж. «М»: (03,43) А кого, не помните? Кого?
Е.Ф.: (03,46) Нет.
Ж. «М»: (03,47) Имен не помните?
Е.Ф.: (03,49) Нет.
М.П.: (03,51) Взяли сразу или
Е.Ф.: (03,52) А?
М.П.: (03,53) Сразу их пятерых взяли или же, так сказать…
Е.Ф.: (03,55) Да, это, это было еще… Это было еще собрание в колхозе, так его дома не было, он на собрании был, а потом там пошли такие и.. Да. И детям не прощались, они же спали уже, ночное время.
Ж. «М»: (04,18) А что потом известно было про судьбу отца? Что с ним стало потом, после ареста? (громче 04,25) После ареста что-нибудь известно о его судьбе, что с ним было потом?
М,голос: (04,29) Я могу ответить, вы не включили, не надо включать? Это самое..
М.П.: (04,33) Пожалуйста, сядьте сюда, потому что Вы тоже (неразб).
М.: (04,38) Я, я был в этом самом. Во-первых, я был, не помню, в 55-м – 56-м году, когда потепление наступило, поехал, значит, туда. И мне, в общем, в Большом доме был. Но пока там, конечно, не так просто было пробиться. Там мне сказали, что Ваш отец в 44 году, значит, умер от кровоизлияния мозга там, значит. А было дано 10 лет, мол, без переписки. И документ был выдан ЗАГСом этот, прислали это самое, это вот, ну, в общем, через ЗАГС. Но все это, оказывается, было не так. Вот когда… Вот сейчас уже вот, может, в прошлом году или в позапрошлом вот, это самое, я снова пошел туда. Ну вот, и тут они, значит, и дело я смотрел все, мне потом дали уже посмотреть там, в темной комнате, сын у меня ходил, смотрел там. Там толстые, значит.. И там их всего человек 4 – 5. Все были обвиненные, в общем. И в 38-м году, я не помню число, у меня есть, расстреляны в 38-м году они. Ну, где-то они через несколько месяцев и расстреляны были. Вот так. Это только стало известно. А так они, видите, та бумага была неправильно выписана.
Е.Ф.: (05,58) И матери они (?) сказали, куда они похоронены.
М.: (06,00) И получил я, это самое, потом через прокуратуру, уже они стали расследовать, значит, уже мне прислали этот, официальную, значит, бумажку, все, документ. Если вас интересует, я могу там показать.
Ж. «М»: (06,13) Да, потом. Мы запишем, потом посмотрим.
М.: (06,17) Ну вот, в таком духе. Ну, а если…
Ж. «М»: (06,21) А дело Вы читали, что-нибудь помните из дела?
М: (06,24) Ну, как же, вот были обвиненные в контрреволюционном, вроде как, перевороте или что-то такое, значит. Ну, в общем, в контрреволюции. Ну, липу-то, знаете..
Ж. «М»: (06,35) Групповое дело, да?
М.: (06,37) Да, человек 4 – 5.
М.П.: (06,39) Все из Киурмяги?
М.: (06,41) Да, это все из Киурмяги, по-моему. У меня там даже пофамильно это все написано. Вот, это самое, я там переписывал кое-что, можно было выписывать. Вот, так что, если вас интересует..
Ж. «М»: (06,51) И все финны?
М.: (06,53) Да, но там жили в деревнях…
Е.Ф.: (06,56) В нашей деревне вообще…
М.: (06,57) Да, все финны были здесь. Ну вот, и тогда, как говорится, до, как говорится, царя и после еще, там же финский язык преподавали. Ну вот, это было естественно. Ну и после этого, я не знаю, до какого года, тоже где-то до 33-го, наверно, еще преподавали здесь. Ну, а потом все уже.
Е.Ф.: (07,19) А что ты помнишь? Когда тебе 2 года не было.
М.: (07,21) Я читал, это самое.
М.П.: (07,24) Простите, а вот в архиве, в «Мемориале» в архиве 2 человека с Вашей фамилией есть: Семен Фомич и Иван Фомич, не родственники?
М.: (07,35) Сейчас я что могу сказать, что у меня были 2 брата: Семен Фомич и, это самое, Иван Фомич. Вот, ну, наверно, они-то не были упомянуты. Они были немного старше меня: Иван Фомич был на 3 года старше, а Семен, наверно, был тоже старше, наверно…
Е.Ф.: (07,54) Он на севере умер, 12 лет было.
М.: (07,55) Да, 20 лет, да, он был еще старше. Ну, так и… Вот он, да. Так вот эти, но это другие, наверно.
М.П.: (08,05) Да, это другие. Там год рождения 98-й и, по-моему, даже 78-й. Я думал, может быть, это более старшие Ваши родственники.
М.: (08,11) Нет, были однофамильцы прочие. Так я что хочу сказать…
Е.Ф.: (08,14) У нас много было однофамильцев.
М.: (08,16) Да. Когда нас увезли, значит, на север, я вот это…
Ж. «М»: (08,20) А когда?
М.: (08,21) Это было 23-го, по-моему, марта 42-го года. Мы здесь…
Е.Ф.: (08,25) Во время войны.
М.: (08,26) Да, блокаду вот, мы вот это тут, сколько-то 7 месяцев получается, значит, мы здесь были, значит, еще. А потом нас вывезли через Ладогу. Ну вот, и в общем, я-то этих пор уже не помню практически, а потом я уже почти кое-что помню. Привезли нас в Трофимовск назывался, от Тикси (?) 200 км до этой Лены. Ну там, конечно, никаких условий быть не могло, и речи, что там условий..
Е.Ф.: (08,51) Палатки были.
М.: (08,52) Да. И вот, в первую зиму там у меня, значит, тетя умерла, брат умер и мать. Вот так вот. Ну..
Е.Ф.: (09,04) Они маленькие, ему тогда…
М.:(09,06) А вот у нас у всех такая цинга была вот, что когда цинга, значит, ходишь… В общем, я ходил, держался, значит, за что-нибудь. (неразб). А вообще цинга скручивала людей, что вот лежит и не может этот, скручивает просто. Ну вот, потом зубы выпадать сами собой там это и кровоточить, такая болезнь. Это в первую зиму все это было.
М.П.: (09,33) А сколько в поселке было, когда привезли?
М.: (09,35) В Трофимовске? Я бы сказал, в общем, прилично было. Я не могу сказать так. Когда после уезжали уже оттуда (неразб).
Е.Ф.: (09,43) Это, видишь, это все деревня, но это каждый в  другое место увозили.
М.: (09,50) Из этих деревень были, но, в основном, там же деревня на деревне были, вот финские все вот в этом районе, насколько я знаю. Так что вот мы там жили на севере, значит, до…
Е.Ф.: (10,05) Девять лет.
М.: (10,06) Да, 9 лет мы жили непосредственно там, в Трофимовске. Ну, и там участки были, там с острова на остров еще перебрасывали, значит, это самое. А потом в Якутск приехали в 54-м, и вот там уже мы жили, пока эту статью не сняли у нас. А, в 51-м мы приехали.
Е.Ф.: (10,25) Нет, нет.
М.: (10,26) В 51-м.
Е.Ф.: (10,27) В пятьдесят…а, может быть, приехали..
М.: (10,28) В Якутск мы приехали 51-м году, значит..
Е.Ф.: (10,31) А в 54-м уехали.
М.: (10,32) Уехали, да. Ну вот, статью сняли. У нас же статья была, 38-я, по-моему, «Положение о паспортах» называлась. Вот так.
Ж. «М»: (10,42) А что взрослые делали что, там вот, в Трофимовске?
М.: (10,45) А что делали?  Вот..
Ж.»М»: (10,48) Где работали?
М.: (10,49) Вот… вот моя сестра там, еще там женщины, значит..
Е.Ф.: (10,54) На стройке работали, дрова возили.
М.: (10,57) Да, на остров, это самое, на остров.
Е.Ф.: (10,59) Да. Большие сани были такие четыре, нас четыре человека было женщин, ну были там женщины и возили. Там же дровишки еще туда (неразб).
М.: (11,17) Да, там лес не растет, нет там. Там тундра, вот такая растительность вот, она с полметра так. И поэтому основные дрова или что – это через реку вот, половодье приносит, значит, это самое весной в основном. И вот эти дрова, значит, собирают бревна там и прочее, и вот это на дрова.
М.П.: (11,38) А только то, что по реке приплывает?
М.: (11,40) Да. Но нет, в первое время, когда мы там жили, конечно, там плоты пригоняли просто, дома строили, да. Ну вот.
Ж «М»: (11,51) А где жили, в каких? В землянках или домах?
М.: (11,54) Нет, это были… Сначала там, первую зиму там кто-то и в землянках жил и в палатках, а потом дома построили. Ну, конечно, там…
Е.Ф.: (12,02) Там и мужчины были такие здоровы, они делали себе там это, а мы сами…
Ж. «М»: (12,08) А Вы где жили?
Е.Ф.: (12,09) А мы сами жили в палатке. Мама еще заболела вот в палатке, так это…
М.П.: (12,16) А как же Вы выжили? Вы же были совсем маленькие?
М.: (12,19) Да, нас осталось, вот сейчас я скажу..
Е.Ф.: (12,21) Очень это тяжело было.
М.: (12,22) Вот моя сестра старшая, потом у меня еще есть сестра в Старом Петергофе, она с 24-го года, по-моему, да. Ну вот, брат живет на Энергетиков, с 30-го года. Один брат у меня здесь умер. Ну вот, здесь уже. И.. и нас было..
Е.Ф.: (12,42) Он был 33-го года.
М.: (12,45) И вот эта старшая сестра нас всех вытянула. Можно было, конечно, меня сдать в этот, в детдом там и прочее, но она не сделала этого. Ну вот, она и вытянула нас всех. Ну вот, разумеется там, как..
Е.Ф.: (13,01) Когда как.
М.: (13,02) Да.
Ж. «М»: (13,08) А как учились? В школу ходили там?
М.: (13,11) Да, там школы были, да, школа была. Построили школу там.
Ж. «М»: (13,16) Вы там ходили в школу?
М.: (13,17) Да, ходил в школу.
Ж. «М»: (13,19) И дети… Были дети только ссыльных, да?
М.: (13,22) Да, были литовцы, это самое, они вместе с нами…
Е.Ф.: (13,25) Их много тоже…
М.: (13,26) Много было литовцев.
Е.Ф.: (13,29) Ихние дети были.
Ж. «М»: (13,30) А литовцы вместе с вами приехали или раньше?
Е.Ф.: (13,32) Они попозже чуть-чуть.
Ж. «М»: (13,34) Даже позже, да?
М.: (13,35) Да, немножко позже, может быть, да. Но они, чувствуется, они вообще привыкли, конечно, что жизненные условия у них, чувствуется, они хорошие были. Они очень грамотные были, во-первых, там учителя, там прочее. Ну, вообще цивилизованные, очень цивилизованные. Это не то, что мы, честно говоря. У нас сельское хозяйство, там народ был темный вообще вот у нас, в нашей деревне, насколько я помню. А они очень грамотные, там иностранный язык даже преподавали, еще что-то там, учителя грамотные.
Ж. «М»: (14,06) А по вероисповеданию Ваши родители были лютеране или?
Е.Ф.: (14,10) Лютеране.
Ж. «М»: (14,11) Лютеране, да? И церковь была лютеранская?
М.: (14,15) Да, и крестили вот в Токсово меня, в частности, в церкви.
Ж. «М»: (14,20) Вот недавно?
М.: (14,21) Нет, еще в то время, как я народился.
Е.Ф.: (14,22) Маленький в это время еще был. И все дети крестили там.
Ж. «М»: (14,30) Еще церковь была в то время?
М.: (14,31) Да. В 36 году уже…
Е.Ф.: (14,34) 35-й или 36-й (неразб).
Ж. «М»: (14,38) А вы тридцать какого года рождения?
М.: (14,40) Я 36-го.
Ж. «М»: (14,41) 36-го. Значит, Вас еще крестили?
Е.Ф.: (14,43) Да, крестили.
Ж. «М»: (14,44) А когда церковь закрыли, вы не помните?
Е.Ф.: (14,46) Ну, я точно не скажу.
М.: (14,48) Там крест свалили и все прочее.
Е.Ф.: (14,53) Да, а сейчас она открыта. Сперва колокольчики сняли, я не помню, 35-го года или какой-то был, а потом уже закрыли совсем.
М.: (15,06) Там же, насколько я помню (неразб), там фотографии и прочее. Но уже всё.
Ж. «М»: (15,17) А потом, когда церковь закрыли, что родители делали?
М.: (15,22) Родители, они вообще чего там работой убиты, насколько я помню. В колхозе трудились, чтобы прокормить нас всех этих. Все же маленькие.
Е.Ф.: (15,32) А еще в колхозе мало получали чего, так это… Это был тридцать, наверно, первый или второй год, как колхоз сделали. (неразб) было свое хозяйство, а потом всё сняли.
М.: (15,49) Да, но послабинку-то дали тогда.
Е.Ф.: (15,52) Да, а стали вот это нас восемь человек и два коровы, один корова взрослый, один телка. Вот так жили.
М.: (16,04) Много деревень там было.
Е.Ф.: (16,07) Очень-очень много.
Ж. «М»: (16,14) А когда церковь закрыли, что было? Что было, священник куда делся? Он уехал?
Е.Ф.: (16,19) Ну, а кто куда ехал. Вот наверно, какой-то уехал в Финляндию, потому что у нас был оттуда поп. А другие, я не помню, кого арестовали, кого вот так, я не понимаю это.
Ж. М»: (16,36) Много арестовывали в деревне? Вот после ареста отца Вы знаете, что кого-то арестовали?
Е.Ф.: (16,41) Ну, а почему так, их 5 человек сразу увозили.
М.: (16,46) Деревни относительно небольшие были.
Ж. «М»: (16,51) А как к вам относились вот ваши односельчане?
Е.Ф.: (16,54) Ну так ничего. Было такое время просто, и семью посылали тоже. Она, нас, мы нигде не ходили тех пор, когда война начиналась, и отсюда на север.
Ж. «М»: (17,13) А Вы в школе еще учили финский, да?
Е.Ф.: (17,15) А я 4 года учила.
Ж. «М»: (17,17) Финский?
Е.Ф.: (17,18) Да.
Ж. «М»: (17,18) А потом перестали?
Е.Ф.: (17,20) А, да. Но это уже финский язык сняли, а русский нам очень тяжело. У нас ведь ни одного человека не было русских в деревне. Вот есть люди вот дачники или чего-нибудь ходит, а у нас нет, не было этого. Нам очень тяжело было это.
Ж. «М»: (17,40) А кто русский преподавал?
Е.Ф.: (17,42) А?
Ж. «М»: (17,42) Русский кто преподавал Вам?
Е.Ф.: (17,44) Я уже забыла это. У нас было здесь это… Ну, финны, финны тоже они были, которые, но я это забыла.
Ж. «М»: (17,56) А пионеркой Вы были?
Е.Ф.: (17,58) Нет.
Ж. «М»: (17,59) Нет?
Е.Ф.: (18,00) Нет.
Ж. «М»: (18,00) В пионеры Вас не принимали?
Е.Ф.: (18,02) Ну, может, принимали, но мы не стали, нам уже время не было такое.
Ж. «М»: (18,10) А были у вас пионерские отряды?
Е.Ф.: (18,13) У нас мало было, несколько человек, может.
Ж. «М»: (18,17) С красными галстуками ходили, да?
Е.Ф.: (18,18) Да, да, да. И в нашей школе в летнее время в дачу ходили в городе, там отдыхали пионеры. Это уже… Это нам очень тяжело, потому что русский язык очень-очень у нас тяжелый. Я говорю, как на север уходили, я и ничего не знала. Вот там еще чего-нибудь немножко училась.
совсем...
М.: (18,47) Сейчас ты общаться можешь. Если бы все знали финский так, настолько, насколько ты русский, так это было бы прекрасно.
Ж. «М»: (18,54) Конечно.
М.П.: (18,55) А внуки говорят по-фински?
М.: (18,57) Нет.
Ж. «М»: (18,58) А как же?
М.: (18,59) Мы иногда говорим вот меж собой, я могу…
Ж. «М»: (19,02) А не учите, почему же Вы не учите?
М.: (19,04) А знаете, они чего-то плохо воспринимают.
Ж. «М»: (19,08) Да?
М.: (19,09) Да.
Е.Ф.: (19,10) Книги нет тут.
М.: (19,11) В частности, когда у меня жена была, так она даже как-то с презрением относилась, чтобы это самое, тут дочку я пытался…
М.П.: (19,20) А жена русская?
М.: (19,22) Да, русская была. Сейчас вдовец я.
Ж. «М»: (19,25) А на каких все землях-то вы живете, интересно? На финских. Так и чего же?
М.: (19,31) Ну, видите ли, мы… Я лично чувствовал это самое, прижимы со стороны администрации так это самое, ну вот. Но открыто никто не говорил, а так-то меж собой вот никто ничего не давил. А вот со стороны администрации я чувствовал это.
Ж. «М»: (19,48) Да? А как это выражалось?
М.: (19,49) Даже на заводе я работал, так это самое… Ну, в частности, был у нас такой начальник БТК. Ну вот. Так он лишний раз всегда старался нажучить, наказать ни за что, ни про что.
М.П.: (20,04) Это уже здесь?
М.: (20,05) Да, здесь.
Ж. «М»: (20,06) А на каком заводе?
М.: (20,08) А я на «Техприборе» работал. Тут последние… Да вообще 33 года я где-то отработал на заводе. Перед самой пенсией, полтора года не доработал, мне пришлось уйти. Меня никто не гонял, но и работы нет, заработка не было. Ушел на стройку. Вот сейчас уже 4 года будет, как я тут работаю на стройке простым разнорабочим. Пенсию заработал, так что, ну на пенсию- то не прожить, вот работаю, внуков тяну.
М.П.: (20,37) Простите, а это родители?
М.: (20,39) Да.
Е.Ф.: (20,38) Ага, это родители.
Ж. «М»: (20,48) А мама с папой… Какого года рождения отец и мать?
Е.Ф.: (20,53) Вот я забыла так это.
М.: (20,55) Я посмотрю, там в документах есть.
Ж. «М»: (20,58) Ничего, потом, потом, ничего страшного.
М.: (20,59) Часть документов отдал брату. В общем, мы собирались тут, что нам должны возместить это самое, что у нас там было, в общем, выселили, значит. Но, в общем, там как было написано, они должны были без всякого суда, а тут они добивались, чтобы суд состоялся. У нас все документы такие, столько документов.
Ж. (21,21) «Свидетели там нужны, свидетели.
М.: (21,22) Да. Ну, а мы не могли тут никак найти этих свидетелей-то, знаете, они все померли, туда-сюда, значит. Ну вот. Ну в общем, сейчас старший брат там, вроде, нашел там свидетелей.
М.П.: (21,33) Так а собрать в деревне-то кто остался в живых?
М.: (21,35) Да видите ли, многие живут в Карелии там, еще где-то, ну в общем… Потом, знаете еще, тут инфляция туда-сюда, ну и в общем, некогда, вроде, еще и заниматься. В общем, надо суд. У нас бумаги все есть, все заготовлено. Но надо там заявление там, туда-сюда, значит.
М.П.: (21,54) Но, поскольку касается это многих людей, вам надо всем собраться.
М.: (21,57) Да я вот, это самое, старшему брату всё передал уже все документы. Во-первых, они тянули вот резину, в общем, все документы надо было послать, по-моему, в Ленобл…, ну куда-то тут. Ну вот. Все мы собрали отовсюду, значит, все, что требовалось. Они, в общем, резину тянут-тянут, знаете, ну вот. Всё мы собрали, и они там лежали, значит. Потом старший брат и говорит: «Я ездил...» Я-то работаю, значит, а он уже не работал. «Я ездил, - говорит, - они, в общем, документы не отдают даже». Я говорю: «Так если через суд подавать, так там все равно надо будет адвоката, надо документы чтобы на руках были». Мы вдвоем пошли, ну вот, они там несколько месяц итак полежали, мы думали, значит, уже готовы будут. Они, мы им все документы, значит, нашли, все выдали, что они требовали они от нас. В общем, одним словом, документы мы забрали, а еще что сделали там, секретарша. Она взяла эту переписку, что они нам волынку тянули, значит, она у себя оставила все. А вот наши вот, что мы непосредственно там, просто выдала. Вот, а это она себе оставила, там, значит, а это, вроде, под расписку или что выдала, значит. Ну в общем, старший брат тут некогда ему было тут, летом, вроде, на даче туда-сюда, говорит: «Я попозже пойду». В общем, вот такие дела. Ну в общем, должны дать десять этих минимальных за дом, за все, что было, в общем. Ну вот. Ну, а насчет пострадавшего отца, что вот этот, я ездил, там уже второе дело, я это уже не стал. Вот так.
Ж. «М»: (23,37) А как вы вернулись сюда в 54-м? Расскажите.
Е.Ф.: (23,40) Да, с вещами все приехали.
Ж. «М»: (23,43) Все вместе?
М.: (23,44) Давай я расскажу.
Е.Ф.: (23,45) Вот мы с ним…
М.: (23,46) Нет, во-первых, мы были последние…Тогда в 51-м мы приехали в Якутск оттуда, с севера. Ну, в общем, мы заработали там как-то, в общем, удалось скопить, значит. В Якутск приехали.
Ж. «М»: (24,00) А в Якутске где работали?
М.: (24,01) В Якутске на стройке работали. Я летом работал на стройке и учился вот зимой, да. А летом на стройке работал тоже. Так вот, когда вот, ну тут тоже деньги копили на дорогу все время, но выехать мы не могли, потому что нам, у нас там статья была вот эта 38-я. И вот когда Сталин-то умер, нам паспорта поменяли, значит, новые. И вот мы после этого уже, значит, уже начали, и в 54-м году мы приехали. Ну в общем, мы… А там старшего брата и среднего, значит, в Армию взяли. Ну вот, поэтому мы приехали уже… А да, сестра старшая приехала немного раньше в том же году. Вот, она живет в Старом Петергофе. А мы приехали вот с этой сестрой в 54-м году, значит, тоже, в Мартышкино. Там на стройку устроились на работу, и вот жили в доме, который строили. Ну вот. Ну, а потом от стройки там в Петергофе вот этот дали, бараки. И вот так.
Е.Ф.: (25,15) Потихонечку.
М.: (25,15) Да, а потом этот самый нам дали в Автово, мы жили, где дом, где ресторан «Нарва», в 75-м доме. Ну вот. Там я женился, значит. С женой дворники, она пошла, я на заводе работал, в Дачном жили. Ну, на очереди мы стояли 11 лет, семьдесят…, сейчас скажу, с 61-го, в 72-м мы получили, да, 11 лет. Ну, а потом получили вот эту квартиру. Вот так.
Ж. «М»: (25,51) А о смерти Сталина расскажите. Как Вы…
М.: (25,54) Как восприняли?
Ж. «М»: (25,54) Да.
М.: (25,55) Ну, я такой эпизод небольшой расскажу. У меня, конечно, такой злости или что, я не мог показывать, и я не был так, недопонимал все, значит. Я учился, по-моему, в 9-м или в 10-м классе, вот это самое. А, в 9-м, наверно. В Якутске. И вот, когда он умер, значит, помню: прибежали там все, плачут, туда-сюда, значит. Ну вот. Но я не плачу, но у меня, вроде, и ненависти нет, значит. Там портрет висит. И вот одна девочка, помню, Можакова(?), по-моему, даже фамилию помню, но вот не помню, как звать. Она разозлилась, чуть не драться полезла: почему все плачут, а я не плачу? Ага. Мне смешно было, что вот она так среагировала. Но, конечно, я, посмеяться я не смог, я побоялся бы. Но вообще меня это возмутило, конечно. Ну вот, что рассказать, вот и все.
Ж. «М»: (26,58) А дома как-то говорили об этом?
М.: (27,01) Конечно, говорили, но что уж тут, как говорится, боялись резко выкладывать и дома личное мнение. Личного мнения не должно было быть. Как все. Как Райкин говорил: «Как все».
Ж. «М»: (27,15) Ну, а все-таки, между собой-то уж с сестрой-то?
М.: (27,18) Ну, нет, меж собой-то, конечно, мы… Мы же сразу даже не поняли, что вот этот, что с нас снимут статью, там прочее. Но мы думали, что хуже не будет. А потом вот, видите, мы почувствовали, что лучше стало, конечно.
Ж. «М»: (27,30) То есть, все-таки ассоциировали вот свои какие-то беды с… лично со Сталиным?
М.: (27,34) Да, но все думали, что он вообще не виноват, знаете, как обычно, мол, до него не доходит «глас народа».
Ж. «М»: (27,44) А мама что про это говорила?
М.: (27,45) Так мама же умерла в 42-м году.
Ж. «М»: (27,47) В 42-м она умерла?
М.: (27,49) Да. Да, она умерла. Она болела, от дизентерии. Молодая, 45 лет ей было всего. И мы все остались вот.
М.П.: (27,59) А сейчас сколько из восьми детей живы?
М.: (28,02) Наших вот, в смысле?
М.П.: (28,04) Из Вашей семьи.
М.: (28,04) Ну вот, вот сестра еще жива одна.
М.П.: (28,08) В Петергофе?
М.: (28,09) Да, в Петергофе. И брат на Энергетиков.
М.П.: (28,14) То есть четверо, да?
Е.Ф.: (28,15) Да, нас четверо.
М.: (28,17) Да, а пятый брат умер в 83-м году, по-моему, да.
Е.Ф.: (28,21) В Петергофе.
М.: (28,22) Да, в Петергофе.
М.П.: (28,23) Простите, а вот с тех пор, когда приехали, в Киурмяги не ездили?
М.: (28,28) Ездил.
М.П.: (28,29) Ездили?
М.: (28,29) Во-первых, мы раз очень забавно получилось. Мы собрались, значит. Вот у старшего брата есть еще, значит, два сына. Вот, и…
Е.Ф.: (28,40) Нас много было.
М.: (28,41) Да, у нас вот… Да, мои тоже, по-моему, были маленькие. Да, мои, я ездил со своими, у меня двое: сын и дочка. Да.
М.П.: (28,51) Вы собрались на родину?
М.: (28,52) Да, да, и вот, которая живет в Старом Петергофе, там тоже две дочки, значит. Сейчас они уже взрослые, там где-то лет 40 там даже. Ну вот, а тогда все были маленькие еще. Ну вот, и мы все гуськом собрались, значит. Можете представить, сколько нас было там, шесть или больше детей, значит. Ну вот. И вот, значит, мы до Токсово ехали, а потом мы пешком, по-моему, пошли. Я-то не знаю дорогу даже. В общем, я не помню деревню нисколько. А старший брат…
Е.Ф.: (29,23) До Токсово, а потом пешком там.
М.: (29,24) Да, а старший брат знает, значит, помнит там дорогу, значит, и вообще, где деревня стояла. И вот мы пошли, значит. У нас было с собой, значит, и выпить там, и закусить, значит. Ну вот. Идем гуськом, значит. Мы, значит, взрослые, а потом маленькие-маленькие. И вот, только мы проходим, и там патруль этот самый. Наши партизаны все, значит, в кусты. Ну вот. А тут, значит, моряки (?), по-моему, морские главные были, по-моему, ну вот, с автоматом там этот…
Е.Ф.: (29,58) А Женя был совсем маленький.
М.: (29,59) Да все были маленькие. Дети, там маленькие дети были.
М.П.: (30,03) Простите, какой это год примерно был?
М.: (30,04) Это… Сейчас я скажу. Это было очень давно. Если моему сыну сейчас 37 лет…
Е.Ф.: (30,13) Он был, наверно, второй год или 2 года, вот так.
М.: (30,15) Да, это было очень давно.
Е.Ф.: (30,17) неразб.
Ж. «М»: (30,18) В 70-х, да?
М.П.: (30,19) Нет, 60-е, начало 60-х.
М.: (30,20) Да, он родился в 61-м. Да, это где-то в 63-м году, наверно, где-то было. Ну вот, так что… Ну вот, выскочил, значит, этот. И у нас все выскакивают, они выходят все гуськом, значит, вот, партизаны. Ну вот. Они нас предупредили, говорит: «Вы туда не ходите, - вот этот самый, куда показали нам, куда-то, значит.-  Ну вот, тут, мол, проходите, зачем, мол, вы тут ходите?» Мы говорим: «Вот, мы тут в деревне родились, вот, хотели посмотреть». Ну, в общем, они нам показали, куда ходить нельзя, значит, и мы пошли. А то все напугались. Ну вот. И вот мы пошли. Я не помню, мы даже не дошли, наверно.
Е.Ф.: (31,03) Почему?
М.: (31,04) Дошли? Дождь пошел.
Е.Ф.: (31,05) Мы ходили там в самый, к горе, где мы жили. (неразб)
М.: (31,11) Ну, вот видишь, а я уже это самое не помню.
Е.Ф.: (31,12) А, костер, костер делали там.
М.: (31,14) Я уже не помню.
Ж. «М»: (31,15) А Вы тоже с ними были?
М.: (31,16) Да, а как же.
Е.Ф.: (31,16) Да. И потом я еще ходила, там были кусты, так еще и детям земляники принесла.
М.: (31,26) Я помню дождь пошел.
Е.Ф.: (31,27) Вот, и костер. А потом как мы к горе уже поднялись, там уже точно мы ничего не успели видать.
М.: (31,34) Да, мало.
М.П.: (31,37) Но на горку поднимались, да?
Е.Ф.: (31,38) Да. Да, туда поднялись. Там две гора есть.
М.: (31,40) Вот видите, это у нее, память вот у нее лучше. Я уже этого не помню даже. (вместе неразб). Мы часто… Но меня, видно, это уже не так впечатляло, потому что у меня памяти вообще не было до…
Ж. «М»: (31,54) А на горе деревня стояла?
Е.Ф.: (31,56) Да, наша на горе. Сперва была гора, там было несколько домов, 1-2 дома или 3 было, а потом второй поднялись…
М.: (32,07) Киурмяги – дословный перевод Вы знаете?
М.П.: (32,10) Да, «Журавлиная горка».
М.: (32,12) Нет, это не журавлиная. Киур, киур – это вот кукушка, по-моему.
Е.Ф.: (32,16) Нет, это не кукушка.
М.: (32,17) А что?
Е.Ф.: (32,18) Соловей.
М.: (32,19) Соловей? Вот видите, я даже сам не знаю.
М.П.: (32,21) Соловьиная горка?
М.: (32,21) Соловьиная, видимо, выходит горка.
Е.Ф.: (32,23) Соловей.
М.: (32,24) Соловьиная гора, да.
Е.Ф.: (32,26) А так Киурмяги.
М.: (32,28) И там действительно соловьи были? Были?
Е.Ф.: (32,31) Да, да-да.
М.: (32,32) Ну, а что, да.
М.П.: (32,33) Место красивое, мы там были.
Е.Ф.: (32,35) Красивое.
М.: (32,36) Колхоз назывался «Ужи тюэ». Это как «новая весть», «новая работа», «новый труд». Ужи тюэ, нет?
Е.Ф.: (32,46) Да, Ужи тюэ.
М.: (32,47) Ну вот.
Ж. «М»: (32,48) Ужи тюэ?
М.: (32,48) Тюэ, тюэ. Тюэ – это вроде работы, значит. Новая работа или новый труд, может быть, дословный перевод.
Ж. «М»: (32,55) А председатель колхоза финн был?
Е.Ф.: (32,57) Финн был. Финн был в это время. Русских у нас не было.
М.: (33,04) У нас было много еще вот, как я понял от своей сестры, много еще было вот приемных. Ну там семьи были, приемные дети с русской фамилией, значит.
Ж. «М»: (33,18) А как так получилось?
Е.Ф.: (33,18) Нет.
М.П.: (33,20) Федоровы, да?
М.: (33,21) Да-да, Федоровы, да.
Е.Ф.: (33,22) Это раньше, видишь. Это раньше взяли детей таких, они были замужем, это уже русские. Они уже русские, вот Федорова была у нас тоже фамилия.
М.: (33,33) Нет, но что интересно, что они также и говорят по-фински все отчетливо. И их тоже вывозили. Тоже увозили всех. Ну вот.
Е.Ф.:(33,47) Да.
Ж. «М»: (33,49) А что за деревня-то была? Расскажите, какая деревня была? Большая?
Е.Ф.: (33,53) У нас была хорошая деревня, красивая. И никто не поехал бы никуда, если дали бы жить, как следует. Жили потом мы, хотя как, но все равно жили.
М.: (34,07) Что интересно, я насколько понял от своей сестры, у нас никто не любил путешествовать или туристы, туризмом заниматься. Все домоседы и любили только… Я даже не знаю, многие вообще, наверно, не выезжали за пределы области даже и города. Любили… ну, именно вот любили только в одном месте жить.
Ж. «М»: (34,30) А что вот в этом месте делали обычно? Летом? Вы?
Е.Ф.: (34,33) Где, в деревне?
Ж «М»: (34,34) Да.
Е.Ф.: (34,36) Земля работала. У нас земля был, коровы кому был, так это пасти, кто пасти, там корова, третий, это же домашняя работа.
М.: (34,48) Я насколько понял, вот моя сестра тоже говорила, деревни там были не очень крупные, но они усеяны были (неразб) и еще там разные.
Е.Ф.: (34,57) Но это уже в другой деревне.
М.: (34,58) Но да, я и говорю. И вот всю, всю жизнь Питер кормили  почти, не знаю частично или полностью, насколько я понял. И они, носили домой прямо молоко там, допустим, животноводческие продукты этот самый. Прямо на дом. Заказывали, значит, и носили. Да, просто удивительно. А сейчас кто у нас носит? Такой привычки нет, чтобы домой носить.
Е.Ф.: (35,22) Сейчас вот, сколько народу сейчас, так и не может кормить, земля не может кормить. А чего? Здесь что ли, в городе, на камушке не вырастет ничего.
М.П.: (35,36) Елизавета, Фоминична, скажите, пожалуйста, а вот слово «Койрен кангас» Вам знакомо?
Е.Ф.: (35,40) Койрен кангас – знаю. Койрен кангас. В нашей деревне есть там большую дорогу, это тоже в город вы ехали, только другой стороной. (неразб).
М.: (35,54) Ты говорила, что там расстрелы были?
Е.Ф.: (35,56) Ну-ну-ну. Да, там кангас. Там брусника выросла очень хорошо. Но там, я еще маленький был, я боялась идти мимо этого. Я не помню, один какой-то женщина…
М.: (36,12) Так они обнаружили или нет?
Ж. «М»: (36,14) А почему боялись?
Е.Ф.: (36,16) Потому что туда очень много людей уничтожили.
М.П.: (36,19) А то есть…
Ж. «М»: (36,20) А откуда Вы знали это? Откуда?
М.: (36,22) Выстрелы слышали.
Е.Ф.: (36,22) Откуда? Это же слышно. Машина приедет и это время все… Я чего там, это большие говорили, тушить это свет это места и сказали: «Опять повезли».
М.: (36,40) Это в каком примерно году было, не помнишь?
Е.Ф.: (36,43) Ну, это я еще был маленький.
М.: (36,45) Но это, наверно, где-то после двадцатого…
Е.Ф.: (36,47) Такой школьник когда, так вот.
М.: (36,49) Двадцать пятый…
Ж. «М»: (36,50) Но в 35-м? В каком году? В школе уже учились?
Е.Ф.: (36,52) Нет. Да, я училась уже в школе. Я 4 класса кончила.
М: (36,57) Это, наверно, было как коллективизация.
Е.Ф.: (37,00) Начало, наверно, начало.
М.П.: (37,03) В 20-е годы еще получается?
Ж. «М»: (37,05) Году в 25-м?
Е.Ф.: (37,06) Наверно. Потому что я очень боялась, я с ним, с другой женщиной. Она как сказала мне, я и не знала совсем, а вот сюда. Я вот так вцепилась, так и (неразб).
Ж «М»: (37,22) Это когда в лесу вы были, да, она сказала? Или когда на горе стояли?
Е.Ф.: (37,25) Нет, мы дорогу шли, это наша деревня. Это не наша деревня была, это там полигон был, где это все.
Ж «М»: (37,37) А Вы увидели фары, да? Ночью? Или как, что?
Е.Ф.: (37,41) Я ничего не видала. Я маленький была, а побольше которые были, так они же расскажут, ты и слышишь.
Ж «М»: (37,51) И что они рассказывали?
Е.Ф.: (37,53) Ну рассказывают, так это туда опять привезли. Это в Ленинграде, наверно. И вообще кто его знает, где возили.
Ж «М»: (38,03) А часто возили туда?
Е.Ф.: (38,06) А кто их знает. Я же маленький был, не знаю, как чего.
Ж «М»: (38,10) То есть Вы ни разу не видели сами фары или машину, или…
Е.Ф.: (38,14) Нет.
Ж «М»: (38,14) Нет?
Е.Ф.: (38,16) Да, я только один раз, я когда сказала, так я пошла с ним, и он послал ихний брат или кто-то в другой деревня. А нам надо как раз дорогу, большой дорогой, и потом повернется сюда.
Ж «М»: (38,29) А что за дорога? Откуда она шла? От вас в город или наоборот? Что за дорога?
Е.Ф.: (38,33) Это же большой дорога идет к полигону
М: (38,38) Полигон был по этой дороге у нас.
Е.Ф.: (38,39) Как раз к городу, это тоже к городу уехала, такой щебеный дорога был.
М.П.: (38,46) На Всеволожск.
Ж «М»: (38,47) Щебеная дорога?
Е.Ф.: (38,48) А? Да-да.
М: (38,49) Булыжная дорога, булыжная там. А потом поворот…
Е.Ф.: (38,52) Через эти полигоны эта дорога пошла. Это вообще большой дорога.
Ж «М»: (38,59) А Вы туда в церковь ходили по этой дороге?
Е.Ф.: (39,01) Нет. Нет-нет. Я нигде не ходила этой дорогой, только что когда ягоды мы ходили, находили.
М.П.: (39,12) А сколько примерно это место от деревни? Какое расстояние примерно?
Е.Ф.: (39,16) Да, наверно, метра, километра 5, может, есть. Да, так. А кто его знает? Может, побольше.
Ж «М»: (39,26) То есть там была брусника, да?
Е.Ф.: (39,27) Да, брусника там выросла очень хороший.
М.П.: (39,30) И называли именно вот словом «койрен кангас»?
Е.Ф.: (39,33) Да, койрен кангас.
Ж «М»: (39,34) А что это значит? Как переводится?
Е.Ф.: (39,36) А я не знаю. Какое слово?
М.П.: (39,39) Койрен кангас.
М.: (39,40) Это называют собачье вот это, канга – это вроде как поверхность или плоскость, или низменность.
Е.Ф.: (39,48) Она вообще был такой немножко…
М.: (39,50) А койрен –это называется «собачье», это дословный перевод.
Ж «М»: (39,55) А вы были когда-нибудь на этом месте? Бруснику собирали там?
Е.Ф.: (40,00) Может когда-нибудь собирала. Я уже забыла, я мало за ягодами ходила.
Ж «М»: (40,05) Мало, да?
Е.Ф.: (40,05) Да.
Ж «М»: (40,06) А все, в основном, по хозяйству, да?
Е.Ф.: (40,09) Да. Дома так это у нас время мало было ягодам. Надо корм готовить коровам, домашнюю работу надо.
Ж «М»: (40,18) А за ягодами младшие ходили, да?
Е.Ф.: (40,20) Нет.
М.: (40,21) Вообще привычки такой не было. Мне было 2 года, те не ходили.
Е.Ф.: (40,28) А были такие люди, которые они ходили, ягодами и жили, в городе возили и продавали ягоды, и жили.
М.: (40,38) Промышляли.
Ж «М»: (40,40) А вы ягоды на зиму сами для себя не готовили?
Е.Ф.: (40,42) Ну, может, пару-три раза тетя ходила, так. Я же в это время тоже надо было помогать дома.
М.П.: (40,56) Простите, а Вы слышали вот о расстрелах только от детей или взрослые тоже что-нибудь говорили?
Е.Ф.: (41,01) Они знают…
М.: (41,02) От взрослых она слышала. Она была ребенком, от взрослых слышала.
Е.Ф.: (41,06) Да. (пауза) Да, мало, много слышишь так, а кто знает, когда ты не видала их.
Ж «М»: (41,18) А на горке, вот на самой горке, Вы говорили, что там две горы есть. А там что-нибудь было на горе на одной? Что там, были какие дома?
Е.Ф.: (41,26) Ну, это же наша деревня была, а сейчас пусто все.
Ж «М»: (41,31) Сейчас-то – да. А тогда что там было? Какие дома там были? Чьи?
Е.Ф.: (41,34) Деревянные кому какие хаты.
М.: (41,36) Нет, какие? Соседи или кто у нас, кто там жил?
Е.Ф.: (41,40) Ну, хаты какие-нибудь был, деревенские, деревня.
Ж «М»: (41,45) А клуб у вас в деревне был, клуб?
Е.Ф.: (41,46) Не было у нас никакого клуба, не было. Вот когда столовые или чего там. Там колхозы, значит, как собирали, я не умею сказать, но чего-нибудь собирать там…
Ж «М»: (42,02) Да-да, собрания?
Е.Ф.: (42,03) Нет, нет. Но, может, осенью надо помогать колхозу…
М.: (42,09) Это как субботники.
Е.Ф.: (42,10) Да. Вот тогда пускали там был один до такой. Он же, он не особо тоже был, вот здесь был кухня, где во второй комнате, там, может, танцы были. Пускали когда-то.
Ж «М»: (42,30) А он был на горе, этот дом?
Е.Ф.: (42,32) На горе.
Ж «М»: (42,32) На горе, да?
Е.Ф.: (42,33) Да.
Ж «М»: (42,35) Это был чей-то дом? Кто-то пускал к себе или это был общественный такой дом?
Е.Ф.: (42,41) Это был уже хозяин увезли давно, кулаченного.
Ж «М»: (42,48) Раскулачили?
Е.Ф.: (42,49) Да. Это давно уже.
Ж «М»: (42,53) А церковь в вашей деревне была, церковь?
Е.Ф.: (42,55) Нет. Нашей…
Ж «М»: (42,56) А где? А в какой?
Е.Ф.: (42,57) В Токсово. Сами Токсово, где наш район. И она сейчас стоит. Сейчас, как старый стал, ноги больные, невозможно идти. Но один раз я ходила, еще ремонт не было делано. А сейчас ремонт, сказали очень красиво.
М.П.: (43,14) Очень красиво, я недавно был.
Ж «М»: (43,17) А у Вас там, Вы там бывали в Токсово потом?
Е.Ф.: (43,20) Была, была.
Ж «М»: (43,21) Жили?
Е.Ф.: (43,22) Вот кто пришла со мной знакомый, и мы с ним ходили. Церковь свою ходили смотреть.
Ж «М»: (43,32) А купались где? Речка у вас там была?
Е.Ф.: (43,34) Я в жизни не умею купаться.
М.: (43,36) Нет, но в деревне у нас, насколько я помню, (неразб).
Е.Ф.: (43,38) Не было. Это не наша деревня, это где (неразб).
М.: (43,41) Но все равно, но все равно все тут ходили, рядом.
М.П.: (43,45) Это через дорогу, недалеко же, да?
М.: (43,46) Да. Я помню, что ходили купаться туда.
Е.Ф.: (43,49) Это, это не деревня наша. И там еще (финские названия).
М.: (44,00) Это озеро, наверно, отравили, это самое, там полигон.
М.П.: (44,03) Там ловят рыбу.
М.: (44,04) Да? Вы уверены, что в этом озере?
М.П.: (44,06) Да вот, вот, Школьное. Это, знаете, кто сказал (финская фамилия).
Е.Ф.: (44,14) А, (финская фамилия).
М.П.: (44,15) Знаете, да?
Е.Ф.: (44,15) Знаю.
М.П.: (44,16) Мы у него были.
Е.Ф.: (44,17) Вот в нашей деревне они тоже.
Ж «М»: (44,20) Так вот он мог быть вашим свидетелем. Он все-таки 25-го года рождения.
М.: (44,23) Там уже брат нашел. Кяппи(?) есть такой, Кяппи, в Рапполово(?) живет (неразб). Ну вот.
Ж «М»: (44,34) А какого года она рождения?
М.: (44,35) Кстати, вместе были на Севере.
Е.Ф.: (44,37) Армина?
М.П.: (44,38) Да.
Е.Ф.: (44,39) Армина 34-го, наверно, она года. Я думаю вот так вот.
М.П. (44,44) Да, ну 34-го вряд ли помнит, да?
Е.Ф.: (44,46) Да, это уже...
М.: (44,47) Помнит то же, что и я.
Ж «М»: (44,49) А родители Ваши никогда об этих вот расстрелах не говорили, мама, папа?
Е.Ф.: (44,53) Нет.
Ж «М»: (44,54) Нет?
Е.Ф.: (44,55) Нет-нет. Такой вещь…
Ж «М»: (44,57) Они вообще так как бы не обсуждали дома
Е.Ф.: (44,59) Они темные люди были, так  это.
Ж «М»: (45,02) Да?
Е.Ф.: (45,02) Да. Они не ученые были, но они читать умели. А так-то больше…
Ж «М»: (45,09) А что читали?
Е.Ф.: (45,11) Книги.
М.: (45,12) Религиозные?
Е.Ф.: (45,14) Да. У меня книги тоже там есть.
М.: (45,20) Можешь показать.
Е.Ф.: (45,22) Они не умеют читать все равно.
Ж «М»: (45,27) А вот та деревня, куда ходили, сюжет со священником..
М.П.: (45,31) Я понял, Лепсари.
Ж «М»: (45,32) А Лепсари далеко от вас деревня?
Е.Ф.: (45,33) Какой?
Ж «М»: (45,34) Лепсари.
М.: (45,35) Лейпасари.
Е.Ф.: (45,37) Лепса? Ну это очень от нас далеко. Это далеко.
Ж «М»: (45,42) А эта вот дорога идет на Лепсари, та, по которой ходили машины и по которой вот, рядом с полигоном?
Е.Ф.: (45,50) Да, такой дорогу идет, вот это другой этой стороной уходит дорогу большой, а эта щебень где, вот эта через полигон пошла. И там уже лес большой, Лейпасари лес…
М.П.: (46,08) И она уходит туда, щебенка выходит на Ржевку туда?
Е.Ф.: (46,11) Во-во-во.
М.П.: (46,11) На Всеволожск туда, да?
Е.Ф.: (46,14) И в город идет тоже.
Ж «М»: (46,14) А Вы там… А в город Вы когда-нибудь ходили, ездили? Когда маленькая были, в детстве?
Е.Ф.: (46,22) Нет, мы только что этой стороной ходили.
М.: (46,26) Нет, ездила. Ты с отцом ездила.
Е.Ф.: (46,28) Ну, с отцом, его лошадем еще.
М.: (46,30) Да. Как-то на лошади отец возил молоко, и она с ним была.
Е.Ф.: (46,35) Лошадем только еще я ходила, так это.
Ж «М»: (46,39) Вот по этой дороге, по щебенке, да?
Е.Ф.: (46,41) Нет.
М.: (46,42) Это булыжная дорога.
Е.Ф.:(46,43) Это другой стороной. Это через наша там идет.
М.П.: (46,49) Простите, а машины приходили оттуда? По щебеночной дороге оттуда из города, да? Со Ржевки, да? Машины, о которых рассказывали, людей привозили на расстрел.
Е.Ф.: (47,02) А кто его знает, откуда возили.
Ж «М»: (47,06) А вот Вы знаете, Елизавета Фоминична, говорят, что там видели людей, каких-то находили вот в этом лесу остатки, останки людей?
Е.Ф.: (47,15) Я слышала тоже, только что говори ли, так но я там не ходила.
Ж «М»: (47,20) А что Вы слышали вот о том, что кого-то нашли, там какой- то труп нашли, убитого нашли?
Е.Ф.: (47,27) Я слышала только, что сказали, пошли это сообщить туда, люди убитые, а там сказали: «Это там и нужно».
М.: (47,39) Там им и место, вроде как.
Е.Ф.: (47,41) Да.
Ж «М»: (47,43) А в каком году это было примерно?
Е.Ф.: (47,44) А кто его помнит. Это так много время.
Ж «М»: (47,49) Это что, вот из вашей деревни какие-то мужчины ходили сообщить или что? Как это было, не помните? Кто ходил сообщать-то? Куда? Кто и куда ходил сообщать?
Е.Ф.: (47,59) Ну я это не знаю, это только рассказали. Вот ходили как замечали это. Потому что ходили там, ну это, наверно, в сельсовет или куда они пошли. Кто их знает. Ну вот. Я только слышала это, я не видала. Да.
Ж «М»: (48,22) А фотографии у вас, ну кроме мамы с папой, есть фотографии ваши, вашей деревни, может быть, вдруг есть?
Е.Ф.: (48,29) Есть старые, мама и папа, еще как они молодые были, еще простые такие же.
Ж «М»: (48,37) А Ваши есть фотографии?
М.: (48,40) Есть.
Е.Ф.: (48,40) Есть.
Ж «М»: (48,41) Есть, да? А можно посмотреть? А дом Ваш сфотографирован?
Е.Ф.: (48,45) Ой, дом наш нету.
Ж «М»: (48,47) Нет, да? А там вот, где Вы жили, есть фотографии у Вас? В ссылке?
М.: (48,52) Нет.
Е.Ф.: (48,54) Наши нет. Подожди, я…
М.: (48,56) Во-первых, там, мне кажется, вот когда отца арестовали, так много изъяли это самое, там и документы, и фотографии старались, чтобы их... И, когда я смотрел это дело, тоже говорят, что они «потрошеные» дела вообще. Там наверняка были и фотографии какие-то, все они уже все там, да, уничтожены, наверняка.
М.П.: (49,20) Они специально, чтобы не в один год, чтобы было видно, что не расстреляны, и писали, что умер естественной смертью, а людей просто убивали.
М.: (49,27) И вот тут сейчас я ходил вот, мне сразу дело, не дали сразу. Ну вот, так послали туда в Прокуратуру, по-моему, Ленобласти, я ходил, сейчас скажу, шестнадцать какая же улица, не помню. Ну, не важно это. Так и когда туда пришел, это самое, так он сказал, что наверняка был он расстрелян, это самое. И вот только после потом этого дело дали. Я вижу, что этот, а так все скрывали, за нос водили. А сколько там это, чтобы бумажку получить, так там это тоже отфутболивают туда-сюда, значит.
(50,11) Пауза. Далее неразборчиво.
М.: (50,43) Полярный день и полярная ночь там.
Ж «М»: (50,46) А что вы делали руками? Шили что-нибудь?
М.: (50,49) Вязала.
Ж «М»: (50,51) Вязали?
М.: (50,51) Она вязала.
Е.Ф.: (50,52) Вязала, так это шапки да носки.
М.: (50,54) А вот сестра, которая в Старом Петергофе, та рукодельница, та вышивала тоже.
Ж «М»: (50,57) А ничего не сохранилось у вас из вещей, вот из тех, которые сделаны там?
Е.Ф.: (51,02) Там, там нечего делать.
(51,04) Неразб.
Ж «М»: (51,16) А вышивания никакого?
Е.Ф.: (51,18) Но они потом делали, когда их там рыбачить посылали участок, они там тогда (неразб). Там же ничего не было, чего ты купишь, вот они веревочка, где нашли, пускали его, то носки, то чего-то вязали.
М.: (51,36) Основное там рыбная ловля, конечно, все. Ловили рыбу там хорошую. Первый год мы не могли никто ловить.
Ж «М»: (51,44) Это я хочу сфотографировать камерой.
Е.Ф.: (51,46) Какой?
Ж «М»: (51,47) Вот эту фотографию вашу.
М.: (51,50) Можно, можно.
Ж «М»: (51,52) Вот убрать(двух братьев?) . Папу с мамой, Вас и вот эту общую. Вот эти  тоже попробую.
Е.Ф.: (52,01) неразб.
Ж «М»: (52,05) Ну, покажите, Елизавета Фоминична, те фотографии, которые северные.
Е.Ф.: (52,09) А у меня северные нету, только что, я не знаю, я вообще не вижу. Вот которые якутские, взяли бы. Я нисколько не помню.
Ж «М»: (52,24) Арби – это брат, да?
М.: (52,28) Нет, это мы жили по соседству. Вот, наверно, Михаил знает.
М.П.: (52,33) Кого?
М. (52,33) (неразб)
М.П.: (52,34) Я о такой слышал.
(52,35) Пауза, потом неразб.
М.: (52,52) Ну, что Вы, нет.
Е.Ф.: (52,54) неразб. Вот двоюродный брат, но он (неразб). Нет, это, это старые, они, наверно, нет. Вот это старые, но она… нету уже.
М.: (53,23) Так я думаю, что она просто, вот она ее фотография, это она. Ну вот, я думаю, что она, а чего у них общий вот этот, навряд ли она. На севере они, она рыбачила, это самое, неводом рыбу ловили.
Е.Ф.: (53,43) И она вообще ему, слух плохой.
М.: (53,46) Она – да, глуховата немножко.
(53,49) Неразб.
М.: (53,52) Нет, она что-то рядом где-то там. Ну, в той стороне тоже жила.
Е.Ф.: (53,56) Ихней, ихней деревни уже не было.
М.П.: (53,59) Такое имя вам знакомо  (Катри Хуска?)?
Е.Ф.: (54,03) Катри Хуска.
М.П.: (54,04) А она Федорова.
Е.Ф.: (54,06) А, знаю.
М.П.: (54,08) Помните?
Е.Ф.: (54,08) Да-да, знаю, знаю.
М.П.: (54,11) Она жила прямо у церкви, да?
Е.Ф.: (54,13) Да это возле церкви, да.
М.П.: (54,16) А Вы где здесь?
Е.Ф.: (54,21) Вот здесь.
(54,22) Неразб., пауза.
Ж «М»: (54,46) Это вся Ваша школа?
Е.Ф.: (54,48) Мы (неразб) два недели училась, потом, я не понимаю по-русски сказать.
Ж «М»: (54,58) (неразб)
Е.Ф.: (54,59) Да-да-да.
Ж «М»: (55,02) Сколько Вам здесь лет было?
Е.Ф.: (55,05) Мне, вот это забыла. Мне, наверно, было семнадцать.
М.: (55,11) Он-то помнит, я не помню ничего. А Вы не хотите посмотреть, у Вас карты нет? Я покажу, где мы были на Севере.
М.П.: (55,23) А, в устье Лены (неразб)? Нет, такой большой карты нет, но я смотрел уже, я смотрел.
М.: (55,28) Да, это в устье Лены.
М.П.: (55,29) Мы в (неразб) разговаривали когда с …
Ж «М»: (55,33) Все эти девочки с Вашей деревни?
Е.Ф.: (55,36) Которые?
Ж «М»: (55,37) Вот, вот на этой фотографии.
Е.Ф.: (55,37) Нет.
Ж «М»: (55,38) Нет?
Е.Ф.: (55,39) Нет. Вот один только, Анна там Федорова там есть.
М.П.: (55,43) А, Айрикайнен(?) здесь есть, да?
Е.Ф.: (55,44) Анна, Анна есть.
М.П. (55,46) А Вы ее…
(55,47) Неразб.
Е.Ф. (55,53) В Кузьмолово живет.
М.П.: (55,55) А, (неразб) в Кузьмолово живет.
Е.Ф.: (55,57) Да, у него было дочь и сын.
М.П.: (56,00) А Федоров, (неразб) Федоров умер год назад?
Е.Ф.: (56,04) Умер, да.
(56,05) Пауза, смена кадра.
Ж «М»: (56,09) Выставили за дверь. Как зовут?
Мальчик: (56,11) Андрей.
Ж «М»: (56,12) Да. И кто ты такой? Как тебя зовут? Фамилию свою знаешь?
А.: (56,16) Косто(?)
Ж «М»: (56,18) Да. Расскажи, сколько тебе лет, где ты живешь? Три. Три года.
Другой детский голос: (56,24) Скоро 4 будет.
Е.Ф.: (56,25) Скоро будет большой.
Др.дет.голос: (56,26) В ноябре, 1 ноября.
А.: (56,29) Скоро будет вот столько.
М.П.: (56,31) А тебе сколько?
Др.дет.голос: (56,33) Восемь.
М.П.: (56,34) Восемь, да?
Др.дет.голос: (56,34) Девять 30 ноября исполнится.
Е.Ф.: (56,41) Не надо, не надо.
Ж «М»: (56,43) Так она тебя уже записывает. Знаешь, как в телевизоре, в телевизоре видел людей разных? Вот и я тебя сейчас записываю.
М.П.: (56,53) Оттуда птички вылетают, только ты их не видишь. Вот можешь посмотреть. Посмотри на братика. А потом ты на него посмотришь.
Др.дет.голос: (57,05) Андрюха, не видно ничего.
Ж «М»: (57,06) Дальше отойди.
М.П.: (57,07) Ты отойди подальше, подальше отойди.
А.: (57,16) А сейчас я.
Ж «М»: (57,18) А вот на бабушку посмотри, какая бабушка.
М.: (57,20) В частности, 641. Значит, обвинялся Киуру(?) Мартын Иванович 89 года рождения, Паулинен (?) Николай Фомич, 99 года, Конколово(?), место рождения, по-моему. Хайконен Фома Фомич, этот самый мой отец, и Куттунен(?) Павел Фомич (неразб) 29 марта 38 года. Еще (неразб) Яков Андреевич.
М.П.: (58,01) Простите, а вот  эта дата, это дата приговора или…
Ж «М»: (58,04) Дата ареста.
М.: (58,04) Дата ареста, а приговора я сейчас найду. Вот ордер, по-моему, номер 58.
Е.Ф.: (58,14) Ты скажи, (неразб), его не взяли, потому что он очень сильно болел. Этот раз не взяли.
М.П.: (58,25) Пришли и не взяли, да?
Е.Ф.: (58,27) Да, потому что она очень сильно болела, она очень старая была.
М.: (58,33) Вот, значит, было написано: Хайконен Фома Фомич, расстрелять, личное принадлежащее имущество конфисковать. Выписка из протокола заседания особой тройки НКВД…
Е.Ф.: (58,45) Ваня! Ваня и Андрей, идите.
М.: (58,50) Да, и уже, значит, это все и… Так. А вот тут, значит, еще такая бумажка у них была: «Акт приговора тройки НКВД ЛО, Ленинградско,значит, области по протоколу №349 от 8 июня 38 года в отношении осужденного к высшей мере наказания, Хайконен Фомы Фомича, приведен в исполнение 18 июня 38 года, в чем и составлен настоящий акт». Так. Капитан, по-моему, или кто тут НКВД ЛО,  нет, старший лейтенант Госбезопасности Поликарпов, 18 июня 38 года. Вот это, значит.
Ж «М»: (59,50)  Ну, скорее всего, это Левашово. В Левашово Вы были когда-нибудь?
М.: (59,55) Нет.
Ж «М»: (59,56) Вы можете прийти, сейчас я Вам скажу, одну минуту. Вы можете прийти, у нас будет 30го октября митинг на площади, в День политзаключенного 30 октября, на Троицкой площади в 11 часов, и оттуда будут автобусы в Левашово, Вы можете съездить.
М.: (01,00,14) Это самое, Троицкая площадь…
Ж «М»: (01,00,17) Троицкая площадь – это рядом с Петропавловкой, метро Горьковская.
М.: (01,00,22) А, метро Горьковская, да?
Ж «М»: (01,00,23) Там закладной камень был памятника жертвам репрессий.
М.П.: (01,00,27) Напротив Петропавловской крепости, по ту сторону Каменноостровского проспекта.
Е.Ф. (01,00,35) неразб.
М.П.: (01,00,40) Таня, Таня, в 12, да?
Ж «М»: (01,00,41) В 11.
М.П.: (01,00,42) Точно в 11?
Ж «М»: (01,00,44) Я позвоню Вам еще.
М.П.: (01,00,45) Мы вам позвоним.
Ж «М»: (01,00,52) Да, и что еще?
М.: (01,00,57)  Ну, это, это все из этого дела.
Ж «М»: (01,01,09) А что еще? Прочитайте, пожалуйста.
М.: (01,01,12) Ну, в частности здесь, я просто… А, вот. (Финские фамилии) Заместитель секретаря особой тройки, начальник Третьего отдела УКВ лейтенант Госбезопасости Сорокин, в том, что является участником контрреволюционного, по-моему, кулацкого националь чего-то…
Ж «М»: (01,01,39) Националистического?
М.: (01,01,45) Да, чего-то. Так. У меня сын тут писал уже, мне надоело. (неразб) проводил контрреволюционный, по-моему…
М.П.: (01,02,05) националистическую пропаганду.
М.: (01,02,06) Да. Восхвалял фашистскую Финляндию, призывал финнов к объединению в повстанческие отряды. Во время выступил против власти, распространял… Ну, в общем, такая мура разная.
Е.Ф.: (01,02,30) Все равно людей нет.
Ж «М»: (01,02,33) То есть это обвинение, да? Обвинительное заключение?
М.: (01,02,35) Да.
Е.Ф.: (01,02,51) неразб, Люди уже устали.