Рассылка обновлений по Email

пятница, 6 апреля 2012 г.

Бог - солидарность не только с праведниками, но и с грешниками


«Мне кажется — сказал митрополит Антоний — когда мы думаем в порядке исключительности, нам следует помнить, что вовсе не бесспорно, будто на иных уровнях, чем завет с Авраамом, не может быть других заветом и других отношений <…> Это так важно и позволяет поистине сказать, что все подлинное и до конца человеческое имеет связь с Тем, Кто единственный есть человек в подлинном и полном смысле слова»

http://www.mitras.ru/conf3/conf3_paiman.htm



ПОЛНАЯ ЦИТАТА ИЗ КНИГИ:
АНТОНИЙ, митрополит Сурожский. ТРУДЫ//М.:Практика. - 2007.- с.333


Мне кажется, когда мы думаем в порядке исключительности, нам следует помнить, что вовсе не бесспорно, будто на иных уровнях, чем завет с Авраамом, не может быть других заветом и других отношений. Есть завет с Измаилом, есть завет с Адамом, есть невероятный, таинственный как бы договор с Каином, знак защиты:


13 И сказал Каин Господу: наказание мое больше, нежели снести можно;

14 вот, Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня.

15 И сказал ему Господь: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его.

(Быт.4:13-15)


 Это так важно и позволяет поистине сказать, что все подлинное и до конца человеческое имеет связь с Тем, Кто единственно есть Человек в подлинном и полном смысле слова. И невозможно говорить в порядке противоположения "они и мы", потому что существует абсолютная солидарность, поскольку Бог с самого начала и до конца показывает, что солидарен с человеком, не только с праведником, но и с грешником. Слово стало плотью, чтобы спасти грешников, не для того, чтобы возвеличить праведников, и так же и мы должны относиться к тем, кого в каком бы то ни было отношении считаем "грешниками".Именно с ними мы, христиане, должны чувствовать себя солидарными в том, что касается их спасения. Не в том смысле, чтобы соучаствовать в их преступлениях, их грехе, их отвержении Бога или еще каком-либо аспекте их положения, а быть солидарными - то есть готовыми жить и умирать за них. В противном случае мы не следуем путем Того, Кто выбрал стать человеком, чтобы могли спастись грешники.


------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


В беседе о церковных праздниках 1972 года, Владыка выразился так: «… богослужение не есть поэтическая разработка воспоминаний о прошлых событиях, а участие изо дня в день в событиях, которые вечно звучат и властно действуют властно в мире». И еще: «Праздники <…> всегда вводят нас в общении с Господом Иисусом Христом, с Божией Матери и святыми», и дальше: «Праздник, как событие, которое он описывает, есть вторжение вечности во время <…> и когда мы восстанавливаем эти события в памяти, мы становимся причастны сегодня тому событию, не меркнувшему и действенному, которое позволяет нам приобщиться в вечности, которая вторглось в него».


Святого он определил, как «событие человеческой истории, потому что в нем и через него эсхатологическая реальность существует и действует в мире времени и пространства». Но, как всегда, он это толкует не только как приобщение вечности, а как работа во времени: «… если мы празднуем общение со святыми и признаем, что мы должны быть их учениками, — святой нам действительно родной <…> Вот почему так важно почувствовать общение святых. Это показывает, что все человечество — единый, сильный поток жизни, что мы совершаем переплетение между собой, что мы призваны не только быть носимы, но и носить».


Преемственность, таким образом, он понимал не как пассивное приятие и сохранение Истины, но и как продолжение, как действие в мире и в истории. Экспромтом, в ответ на вопрос после беседы, он оставил нам удивительный словесный образ, на котором хочу закончить эту свою попытку объяснить разумом то, что он когда-то дал мне понять сердцем.


«И мне кажется, что важно обрести снова это ощущение [по контексту так и сохранившееся в православной литургии, А.П.] непрерывного присутствия, так чтобы были вполне реальны Крест, и Воскресение, и Вознесение, и так далее. Чтобы вся последующая история протекала на фоне этих событий, словно прозрачная пленка, которая разворачивается столетие за столетием, а эти события всегда здесь, как бы в самом центре истории, всегда события сегодняшнего, а не вчерашнего дня».


3-я международная конференция, посвященная наследию митрополита Антония Сурожского
Аврил Пайман. «Преемственность» в Православной церкви в беседах, письмах и проповедях Митрополита Антония Сурожского

http://www.mitras.ru/conf3/conf3_paiman.htm