Рассылка обновлений по Email

четверг, 1 декабря 2011 г.

НУЖНЫ ПОМОЩНИКИ

ПОМОЩНИКИ, АУ!

У нас в СПб в гостях будут две девочки из Мезени, если будет желание принять какое-то участие, советом или делом (где и что им показать, где погреться, попить чай и т.п. обычные нужды путешественника зимой, может быть где-то провести или с кем-то интересным познакомить, подвезти на машине, поучаствовать в расходах) - это к Татьяне

МЕЙЛ: "Краснянская Татьяна" <weischeit@gmail.com>,
Тел ТАТЬЯНЫ 8 904 6419461


Параллельно идет работа над виртуальной Рождественской выставкой. Это значит, что дети рисуют или лепят или что-то представляют (а родители снимают на видео) и все это вместе размещается на блоге. Если есть какие-то идеи или живые активные родители и дети - это к Илье. Кроме самого простого варианта (собрать и разместить) Илья предложил вариант совместной иллюстрации рождественского рассказа, чтобы было связное повествование с картинками или фрагментами видео - это более сложно, но гораздо интереснее.
Ему также нужны помощники по части самой обработки присылаемых рисунков и размещения, по дизайну и оформлению

МЕЙЛ: "Иванов Илья" <famalubox@mail.ru>,
Тел ИЛЬИ 8 905 2681838

--
Храни Господь
Дмитрий

вторник, 29 ноября 2011 г.

О здравии бол непраздн р. Б. Иулии. Просим молитв!!!!!!!!!!

 04.12.2011 от Ксении:

Сегодня общалась с Юлей, болезнь отступила, остались только послеоперационные боли. Малышка здорова и жизнерадостна. Так что общими молитвами они, если все так и пойдет хорошо. в среду поедут домой!

Подробнее о Юлии и малышке Таисии.

Юля перенесла хорошо кесарево, родила здоровую малышку весом 2950 и ростом 49 см на 35 неделе беременности, малышка активная, здоровенькая, дышит самостоятельно.
Молока у Юли пока нет в результате перенесенных заболеваний. Сальмонеллез и малярия обострение прошло, но капельница одна постоянно остается(ранее было одновременно две). Естественно после операционные боли сохраняются, Юля сегодня первый день встает с постели, малышку пока держать ей тяжело. При ней сидят по очереди знакомые и мама, которые кормят маленькую Таисию смесью.
Если ничего не изменится их выпишут в среду из больницы. Голос у Юли еще слабый, но силы смеяться есть.
Беременность была действительно тяжелой: два обострения пиелонефрита, высоченное давление, сальмонеллез и на фоне слабости организма вылезшая малярия,плюс операция на ослабленном организме, расположение плода было изначально неправильное крепление плаценты было неправильным изначально, половину беременности приходилось просто лежать в постели месяцами.
Слава Богу, что девочки сейчас чувствуют себя хорошо, нашими совместными молитвами!
Спасибо, Всем кто молится и молился за них! Спаси Господи!

Юля родилась в 1982 году в Ленинграде в России прожила здесь до 3 класса, затем они уехали в Камерун к ее отцу на Родину. Потом она вернулась в Россию учится, прожила здесь 7 лет, затем уехала обратно работать по специальности полученной в Горном институте и трудится по сей день в британской компании PERENCO по добыче нефти в океане, где она  инженер по нефтегазоразработке.

2 дек 2011, 19-00
Предположительно сейчас идет операция
Инф от Ксении, по СМС
Будем молиться за бол непраздн ЮЛИЮ.

ПРИСОЕДИНЯЮСЬ  К ПРОСЬБЕ О МОЛИТВЕ.

---------- Forwarded message ----------
From: Мирослава
Date: 2011/11/28

Прошу молитв о беременной р.б. Иулии!!!

  Прошу о молитвах за мою подругу. Кесорево скорей всего будет в четверг, ситуация сложная и медицина там тоже хромает.

"у юльки все больше и больше осложнений.диабет вылез в прошлом месяце.потом давление 176/123.неделю держалось.лежит в больнице 1.5 недели.и там подцепила сальмонелоз и малярию.еле выжила.теперь врач хочет ее подлечить и до конца недели на кесарево.а у нее еще только 35 недель.мы все боимся.молюсь и днем и ночью"

-------------- 30 НОЯБРЯ --------------------------------------
Операцию (кесарево) перенесли на понедельник!
Юля сегодня первый раз смогла поесть нормально суп. До этого ничего не пить, ни есть не могла...все только через две капельницы в обоих руках получала.
Спасибо,всем кто молится!

ПРИСОЕДИНЯЮСЬ! БУДЕМ МОЛИТЬСЯ!
--
Храни Господь
Дмитрий

понедельник, 28 ноября 2011 г.

Новопреставленный о. МОДЕСТ Малышев

Помолимся о упокоении
новопреставленного
прот МОДЕСТА Малышева

Он служил очень долго в Лисьем Носу, в Князь-Владимирском храме.

Деревянная старая церковь, место, где я впервые серьезно говорил о принятии Крещения - и именно с ним.
Это был 1991 год, и время знаменательное - ГКЧП, путч против Горбачева, когда вполне реально могли бы вернуться страшные 30-е, но не вернулись. Путч пришелся как раз на Преображение, это я теперь соображаю, а тогда мне было очень далеко до всего этого, церковного. Но в Бога я уже верил, по опыту, который лучше не вспоминать.

И в Лисий Нос я катался на дачу, тихий двухэтажный дом с витражами, соснами, большим диваном и креслом-качалкой на веранде. Наконец-то жена и мама поживут достойно, иначе зачем и деньги добывать. Только-только мое поколение "выбилось в люди" в первой волне любителей ловить рыбку в мутной воде тогдашнего российского бизнеса. Теперь не так и много осталось их там, и едва ли они без стыда смогут вспоминать как доставались первые деньги. Но время было совершенно безумное, все разрушено, ничего не ясно, и живи на полную здесь-и-сейчас.

И вот неожиданно для меня мама однажды мне сообщает, что она... крестилась и предлагает и мне пойти к священнику, поговорить. Я тогда уже мало удивлялся крутым поворотам, тем более этому был отчасти и рад. Все-таки то, что мама выжила в тяжелой болезни и привело меня в храм, и я и сам подумывал временами о крещении, да все как-то не складывалось, не встречалось человека, у которого были бы такие же глаза, как у того святого, которому я молился в день ее операции, когда хирург сказал нам с отцом - 50 на 50.

Помню, я как-то оробел, увидев священника в белом облачении, оно было как сияние, и человек, который присел со мной поговорить, как-то сразу оказался вне категорий того круга, где я общался. Я понимал только одно, что с ним надо быть правдивым, это человек от Бога.

Наверное, мама с ним поговорила. Ну, конечно, она просила, наверное, как-то меня подвигнуть к крещению. Я же знаю свою маму. Но он, вопреки моим ожиданиям, не стал первым говорить, он молчал и слушал, наклонив голову. И я неожиданно стал говорить ему о том, почему мне никак не прийти в Церковь, хотя я давно знаю, что Бог есть - и Он мне так помог. Я не помню, какими словами я говорил, но точно помню две темы.

Одна - про старушек. Я ему говорю: Вы понимаете, ну я же образованный человек, как я могу быть с ними - и указал на копошащихся в храме бабушек, чего-то чистивших и мывших там. Наверное, в моем голосе было столько презрения к этим неучам и неудачникам, что он молча покачал головой, а потом нарушил молчание: "Ты не суди их, ведь ты их совсем не знаешь, и веру их не знаешь. Может статься, они когда-нибудь очень тебе помогут своей простой верой"

Я помолчал, не хотел спорить, хотя и не до конца понял его. В моем сознании судить было совершенно естественно, ведь нам в Универе, например, уважаемый профессор мог сказать с улыбкой: "Ну мы с вами, коллеги, понимаем это в отличие от них", указывая на ту внешнюю часть человечества, которая осталась за дверями аудитории и не познает таинств высокой науки. Да и по всей прочей жизни гордыней было все приправлено, как хорошее блюдо специями.

Я тогда про это не думал, но этот человек оставил мысль, которую я обдумываю до сих пор. И еще отчетливо помню, вырвалось как жалоба: не могу я в таком виде, при такой жизни, которую приходится вести, быть у вас тут, все у меня не по Богу - а как иначе своих кормить, я не знаю. Это был момент истины. И я его очень запомнил, как священник впервые прямо взглянул на меня и почему-то улыбнулся. И еще неожиданнее были его слова, врезавшиеся мне в память: "Ты честный человек. Это хорошо. Не будем сейчас креститься, ты останься таким, постарайся остаться - и Бог найдет тебя".

Мама была опечалена, мы молча шли к даче, а я чувствовал, что наконец нашел настоящего священника. Если бы он стал что-то утешающее говорить, уговаривать - а он поступил по правде и открыл мне какую-то дверь, я ему поверил. Я ведь многих своих крещеных знакомых спрашивал, как жить по вашей вере, что это значит: быть христианином. И никто не мог ничего объяснить.

Прошло девять лет. Зима, темень, снег, холодно. Я снова в Лисьем Носу у того самого храма. Сперва не узнал священника, так он постарел. С ним был другой мужчина, кажется, сын. Оказывается, матушка у него умерла, и он страдает сердцем. Он вспомнил (!) все, передал маме нагрудную иконку Христа в подарок. Ей оставалось меньше полгода до кончины. Она радовалась вместе со мной. Он тоже радовался, когда узнал, что я в Церкви. Да, Бог нашел меня, но при этом пришлось все потерять. И только в Церкви все стало возвращаться - но уже совсем-совсем по-другому.

От той последней встречи я запомнил несколько последних его слов: мало знать, что Бог есть, надо научиться очень Его любить.

Прошло еще двенадцать лет. Мне звонит один из наших прихожан, православный предприниматель, который раньше меня свои путем был приведен Богом в тот же храм, к тому же батюшке. Он говорит, что сегодня Господь забрал о. Модеста к Себе. Жаль, я почему-то думал, что нам суждена еще одна встреча. Но буду молиться о нем и надеяться, что встреча еще впереди, в том Царстве Божием, куда стремился он сам и в которое звал, и вел к нему других.

Царствие Небесное протоиерею МОДЕСТУ Малышеву.
Помолимся, братья и сестры!

-------------------------------------------------------------
30 ноября 2011 г совершено отпевание и погребение.

воскресенье, 27 ноября 2011 г.

Fwd: ДИСКУССИЯ О митрополите АНТОНИИ Сурожском

Начало дискуссии положило совершенно невинное предложение одной сестры:

Фильм "Человек перед Богом" про митрополита Антония Сурожского.
http://rutube.ru/tracks/1721794.html
====================

КОММЕНТ
Потом ее дополнила другая сестра во Христе:

====================

http://www.mitras.ru/index.htm
Избранные творения Владыки.
...и скачиваемые аудиофайлы в mp3 формате.
====================

КОММЕНТ
И вдруг раздался голос бдительного человека, видимо с целью пресечь такой идущий по нарастающей поток "позитива" в неправильном (по мнению автора) направлении.
===================

Денис С. (ДС):Добавлено: 16-11-2010 02:30

Я бы митр. Антония Сурожского вообще не советовал читать. Гораздо лучше читать арх. Иоанна (Крестьянкина) и отцов Церкви.
===================

КОММЕНТ
Я подумал-подумал и решил, что не гоже оставлять это без ответа. Может быть и зря. Но тогда мне казалось, что высказаться надо, молчание будет как предательство по отношению к памяти Владыки. Ответил, как мне казалось, мягко.

===================

Дмитрий Михайлов (ДМ):Добавлено: 16-11-2010 12:06

А лучше всего читать Евангелие. И учиться у Отцов и выдающихся духовных личностей нашего времени понимать его и самой жизнью исполнять. Все проповеди митрополита Антония свидетельствуют о том, что он положил в основу своей жизни именно Евангелие, и этот его чистый и подлинно церковный «евангелизм» многих обратил к вере. Главная его задача как духовника – свидетельствовать, показать, обнаруживать перед всеми, что значит Христос в его жизни.Мне кажется в данном случае нужно к этой ситуации относится мудро, здраво.Владыка преподает реальность жизни православного человека, и в этом он мастер высокого уровня.

Не от всякого человека высказывание нужно. Оно может быть, но не как публичное. Публичность нуждается в словах человека, который что-то может сказать, это чем-то обеспечено: его мудростью, его достойной жизнью, чем-то еще. Право на общее слово нужно заработать. Без противопоставления можно сказать, что те, о ком идет речь, это право заработали. Они могут говорить о том, чего нам всем так не хватает - не хватает мужества быть христианами! См например, редко цитируемые слова Владыки: http://www.serafim-kupchino.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=408&Itemid=51

Мы люди, и в силу нашей греховности никакие наши слова и поступки не могут быть совершенными.
Концепцию и резкость критикующего ведь тоже можно подвергнуть критике.
Но станем учиться лучшему, что могут дать наши наставники, внимать им с молитвой и без осуждения за их ошибки.
========================

КОММЕНТ
А дальше уже можно не комментировать завязавшийся диалог. Судя по статитстике чтения, он был на тот момент самым популярным на форуме. Влезать в это мало кто хотел, но читали многие. Я привожу его как пример внутреннего состояния нашего неофитского поколения, заполняющего Церковь и во многом формирующего своим поведением, высказываниями, духовным наполнением то двойственное отношение к ней, которое существует в окружающем нас безбожном мире.
Привожу без купюр, с минимальными комментариями:

=======================

- ДС:Добавлено: 18-11-2010 00:50

Конечно лучше всего читать Евангелие, НО КАК читать? Евангелие читают и протестанты и католики и т.д. Православная Церковь учит нас читать и понимать Евангелие и вообще Священное Писание только так, как объясняют его святые отцы.

Однако, нынешние модернисты и экуменисты добавляют туда и некоторых "выдающихся духовных личностей нашего времени". Записывают туда и А. Меня и Г. Кочеткова и митр. Иллариона (алфеева) и т.д.

Митр. Антоний полностью поддерживал экуменистические идеи, признавал католиков "Церковью", а по некоторым данным оправдывал аборты. Оставим причины этого, главное, что это ПРОТИВОРЕЧИТ учению святых отцов.

http://antimodern.wordpress.com/2009/03/11/anthony_sourozh/
=======================

- Александр Г.:Добавлено: 18-11-2010 04:08

+ На вопросы отвечает владыка
Цитата:
Как рассматривать практику абортов?

Вопрос о допустимости аборта говорит об изумительном бесчувствии человека, вообще человечества, к человеческой жизни. Дико думать о том, что одновременно говорят о святости человеческой жизни — и тут же разрешают и узаконивают аборт. Мне кажется, что в той стране, где аборт узаконен, никто, начиная с правительства и кончая обыкновенным обывателем, не имеет права говорить о том, что жизнь человека является святыней, потому что аборт — это убийство.

Разумеется, бывают случаи, когда аборт неизбежен, но это случаи только медицинского порядка. Когда зачинается ребенок, который не может родиться, который будет уродом, который будет чудовищем, — да, в таком случае аборт допустим. Но когда аборт совершается четой или женщиной, которая допустила себя до того, чтобы зачать ребенка, которого она не хотела иметь и от которого хочет отделаться, это просто преступление.

Говорить о том, что можно совершать аборт в какой-то момент до того, как зародыш уже видимо принимает образ ребенка, тоже не выход из положения, во всяком случае для верующего. Можем ли мы сказать, что когда Божия Матерь зачала Спасителя Христа, то до какого-то момента — до 14, 18, до 28-й недели — Он не был человеком и не был рождающимся Богом? Нет, в момент зачатия зародыш ребенка уже является человеком, его уничтожение является убийством человека. На это надо смотреть прямо и серьезно, никакого извинения в этом отношении нет. Аборт является результатом или распущенности людей, которые не принимают никаких мер для того, чтобы не зачать ребенка, или говорит о совершенном бесчувствии к человеческой жизни. С точки зрения Церкви, с точки зрения Евангелия, да просто с точки зрения здравого человечества это преступление. Вот единственное, что можно об этом сказать.

Те женщины, которые совершают аборт, не знают, какие будут последствия, и психологические, и физиологические. Бывает не так мало случаев, когда женщина, совершившая аборт, впоследствии больше не может иметь ребенка; и тогда она действительно впадает в отчаяние, она оказывается лишенной той радости материнства, от которой она отказалась в какой-то момент и о которой она теперь мечтает совершенно напрасно.

Но, кроме того, и психологически рано или поздно бывает, что чета или отдельный человек вдруг опомнится; они вдруг поймут, что они сделали, поймут, что то, что они совершили, непоправимо; живое существо было ими уничтожено, лишено жизни, которую они сами так ценят и так любят.

Я думаю, что к этому можно прибавить для верующего еще одно. Бывает, что человек совершит грех, и этот грех должен быть так или иначе исправлен. С человеком, с котором мы поссорились, можно примириться. Зло, которое мы сделали человеку, можно иногда исправить. Но отнять жизнь у живого существа — непоправимая потеря. Единственное, что можно сделать, это — молиться Богу о том, чтобы Он дал вечный покой этой душе, которой мы не дали возможности воплотиться и стать живым человеком. Я думаю, что здесь есть какой-то зачаток надежды, что действительно перед Богом всякое зачавшееся существо является живым существом; ему надо дать имя, надо о нем молиться и надо до конца жизни каяться в том, что это живое существо было — по легкомыслию, по нецеломудрию, по какой-то жадности телесной или душевной — лишено жизни. Это дело покаяния. Но покаяние бессмысленно, если оно не приносит плода; и когда говорят о том, что бывают повторные аборты, это значит, что человек не продумал и не понял еще, что совершил. Плодом, результатом покаяния должно бы быть сознание, что этого человек никогда больше сделать не сможет.


Есть еще один, часто используемый ответ:
Цитата:
Второй вопрос: планирование семьи, допустимость контрацепции…

Один из вопросов, который сейчас ставится постоянно, это вопрос о допустимости контрацепции. И простой ответ, который дают люди, большей частью не понимающие вопроса, это просто воздержание. Воздерживайтесь от брачного ложа, не женитесь, не выходите замуж, и тогда не будет проблемы. Но проблема не в этом, проблема в том, что два человека могут соединиться духовно, душевно, телесно до самых глубин, и вместе с этим — по обстоятельствам жизни или по своему внутреннему возрастанию — дойти до какого-то момента, когда других детей производить на свет, вводить в жизнь нельзя. Есть положение, когда всякий ребенок, который будет рожден от этой четы, погибнет — от голода, от мора, погибнет от обстоятельств, погибнет от той или другой болезни, которая охватила родителей. Я говорю сейчас не о дурных, оскверняющих болезнях, а о чахотке, раке или другой болезни такого рода. И тогда имеем ли мы право вводить в жизнь ребенка, который будет наследником этой болезни или этих ужасных обстоятельств? Вопрос здесь не в том, чтобы прекратить всякое брачное общение, потому что брачное общение — это не попытка с жадностью насладиться телом другого человека, а это, как я сказал по другому поводу, момент, когда человек так преисполнен любовью к другому, что всего себя отдает, отдает душу свою, отдает телесность свою, но в чистоте, не с жадностью, не для того, чтобы у другого человека что-то приобрести или оторвать. И вот в такие периоды, в таких состояниях, мне кажется (и за это меня, вероятно, многие осудят), что законно прибегнуть к контрацепции, то есть не дать ребенку родиться в такие обстоятельства, где он встретит только страдание, изуродование жизни, смерть, и в жизни его ничего не будет светлого.

Конечно, можно играть на словах и говорить: “Если Бог не захотел бы, не родился бы ребенок”. Это не так просто, потому что Бог не насилует человека. Он нам дал свободу решать и действовать согласно своей мудрости или своему безумию. И поэтому мне кажется, что если контрацепция не соединяется с попыткой ложных, нецеломудренных человеческих отношений между мужем и женой, а связана с тем, чтобы не создать возможность уродливой жизни для невинного ребенка, который не виноват ни в чем, то контрацепция справедлива, она законна.

1997 г.

Подготовка к печати Е. Майданович

Альфа и Омега. 2001. № 3(29). С. 313-322.
http://web.me.com/masarchive/texts/2001-00-00-1-R-R-K-EM01-004.html
Но, как мы можем видеть, этот ответ цитирующие зачастую купируют. Митрополит же Антоний здесь говорит о неабортивной контрацепции.

Денис, не могли бы Вы привести цитаты (корректные Embarassed ) в обоснование своих оценок? Не могу найти ничего, что бы их подтверждало...

======================


КОММЕНТ: 18 ноября для меня особая дата, навевает воспоминания, зовет к размышлениям. Это день рождения моего отца, с которым мы долго спорили о вере, потом долго искали как нам сойтись, не раня друг друга, и оба напряженно вслушивались в слова друг друга. Дискуссия наша пришлась как раз на полгода со дня его смерти. Отец мне преподал на практике урок - как может желание понять близкого человека много дать сил на преодоление всякого рода барьеров, языковых, возрастных, духовных. И он сделал много шагов навстречу. И вот в этих беседах мне часто приходилось опираться на слова Владыки Антония, и Владыка Антоний много помог мне. Было и множество других людей, которые опирались на его мысли. Но самый близкий и родной человек все-таки отец (мама к тому времени уже умерла).  Может быть именно отцовская терпимость к духовным исканиям сына, признание за мной права идти своим путем и даже помощь на этом, тогда еще не принимавшемся им никак для себя самого, пути - это и было то , что так контрастировало с нетерпимостью и насквозь пропитанной духом 30-х годов мыслью моего оппонента Дениса С. Словно ожившие вновь тени прошлого зашевелились, оживая под его пером: вот уже и поиски врагов, скрытых и коварных, и указание на компромат - на каждого есть свое досье, и далеко идущие "оргвыводы" с раздачей кличек "еретики", "модернисты" и прочие "правые и левые уклонисты".  Мне после говорили: зачем ты тратишь время? на таких людей не надо обращать внимание. Может быть это разумные слова. Но вот наша не очень давняя история показывает, что если таким людям совсем не давать отпор, то будет 1937 год. И ты тоже будешь виноват в том, что тридцать седьмой вернулся. Зачем же я хожу на Ржевский полигон, оформляя мемориал памяти жертв репрессий, если тот же перелицованный сталинизм уже внутри Церкви даже словом не решаюсь отвергнуть? Значит, ответить надо. Как?
Поначалу мне хотелось просто погасить конфликт, указав на наше недостоинство спорить о духовных вещах, особенно на такой высоте, которой мы не достигли.

Я не привожу тех ссылок, на которые выводят помещенные в тексте Дениса С. слова, выделенные в исходном тексте синим цветом как гиперссылка. Не хватает мне еще и здесь давать место той темноте, которой веет от его собственных "охранительных" текстов, подкрепленных весомыми (как ему представляется) ссылками на компромат, собранный такими же "охранительно-православными" людьми на Владыку Антония, Мать Марию и других, не вписывающихся в их понимание Православия, людей.

Не буду врать, мне по временам становилось как-то не то что страшно, но явно не по себе от молчания форума, когда по накручивающемуся счетчику видно напряженное внимание многих - и почти полная тишина, без реплик. Но когда реплики раздавались, они озадачивали не меньше, чем слова Дениса. Я понимал, что сорвись я на крик, и тут же буду выставлен с форума. Поэтому приходилось писать много и максимально осторожно. И много молиться, чтобы унять бурю в душе.

Почитай мой отец тексты Дениса, он бы точно не пошел в ТАКУЮ Церковь. И сколько же людей отвернулось от нее в результате деятельности подобных "охранителей"! А самое горькое, это запоздало понимать, понимать в процессе этого диалога, что я сам по отношению к отцу часто был именно таким, как сейчас этот незнакомый мне Денис по отношению ко мне. Господь дал мне в руки зеркало. Отвечая Денису, я отвечал себе самому, ведь измениться в глубинах своих мне вряд ли удалось - если бы я действительно кардинально отличался от Дениса духовно, я бы и правда не заметил его выпадов.



Кстати - есть что почитать о цитированной ниже Матери Марии http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=78661&fullview=1&order=asc

Итак, я начал с попытки затушить разгорающийся пожар. Но за неимением воды живой начал тушить бензином :)


==============

- ДМ:Добавлено: 18-11-2010 14:53

+ Помогать друг другу искать лучшее во всем

Братья, давайте избежим споров о вещах, намного превосходящих наши нынешние духовные силы. Сами эти споры внятно говорят о нашей незрелости.
Чтобы понять суть споров в нашей генерации верующих, пришедших ко Христу в последние 20 лет, приведу отрывок из доклада "Настоящее и будущее Церкви", прочитанный в марте 1936 г. в Париже на монашеском собрании под председательством митрополита Евлогия. Во многом это предвидение сбывается на наших глазах, и резкость суждений наших тому доказательство. (Текст был напечанан по: Мать Мария (Скобцова). Воспоминания, статьи, очерки. Т. II. YMKA-PRESS. Paris, 1992.)

"(...) Двадцать лет длящееся в России гонение потеряло уже свой внутренний пафос. Безбожники жалуются на то, что их работники не имеют достаточного энтузиазма для борьбы с Церковью. В России происходят новые процессы, скорее угадываемые, чем видимые отсюда. Но логика их настолько убедительна, что это угадывание подкрепляется и подтверждается ею. За этот год - два последовательных политических процесса окончательно подтвердили то, что уже чувствовалось раньше. Друзья и сотрудники Ленина, ответственные деятели Октябрьской революции, или казнены, или в опале, или сами отошли от дел. Произошел переворот, сравнивать который надо не с термидором, а с брюмером. С революцией покончено. Ее результаты стабилизируются. Власть в лице Сталина из революционной партийной власти стремится стать властью, поддержанной всенародным признанием. И чем кровавее и отвратительнее была расправа Сталина со своими вчерашними единомышленниками, тем сильнее необходима ему база широкого народного признания. Такова логика вещей.
Наступает время, а отчасти наступило уже, когда начинается покупка народного признания путем самых разнообразных подачек и уступок. Такие подачки будут и по отношению к Церкви. Да они в мелочах уже существуют. Мы знаем, что разрешен колокольный звон, а рождественская елка, ранее запрещенная, была на это Рождество почти обязательной. Конечно, елками и колокольным звоном вопрос не будет исчерпан. Можно думать, что вскоре некая мера терпимости станет официальным курсом сталинской церковной политики. Сделать это можно довольно просто. Стоит только объявить, что старые религиозники, связанные с ненавистным режимом, уже уничтожены, что новые кадры верующих людей являются лояльными советскими гражданами, а потому, мол, сейчас и Церковь, заполняемая ими, не представляет никакой опасности для советского государства. Если же это так, то пусть она свободно и существует. Конечно, все это предположения, но за них сама логика событий.
Можно дальше предположить и довольно быстро растущую волну религиозных увлечений, втягивания в церковные интересы широких слоев русской молодежи, которой сейчас никто не дает никаких приемлемых ответов на основные вопросы миросозерцания. Может быть даже и больше того: можно надеяться на какой-то период расцвета и религиозной мысли, и религиозной жизни, и напряженных исканий.
Но тут всегда один вопрос, обойти который нельзя. Что из себя представляют эти возможные будущие церковные кадры? Точнее, как и в каком духе они воспитаны? Нам не важно, что основным принципом их воспитания было безбожие. Мы сейчас по отрывкам советских сообщений знаем, что этот принцип сильно выветрился и ничего питательного для вопрошающей человеческой души не дает. Есть такое советское словцо — "переключиться", — так вот, надо думать, что это переключение может произойти довольно широко и безболезненно.

Но есть одна страшная вещь, из которой переключиться не так просто. Она касается не материала современного советского миросозерцания, а метода выработки его, диктатура не власти, не силы, а предписание идей, той или иной генеральной линии, вера в легко осуществляемую в жизни непогрешимость. В сущности, это основное, что страшно в современной психологии советского человека. Сегодня он знает, что ему надо думать так, что сам Сталин, сама непогрешимая партия предписывает ему такие-то взгляды на безбожие, на науку, на экономический процесс, на иностранную политику, на испанскую революцию, на частную торговлю, на отношение к браку и семье, на все крупные и мелкие вопросы жизни и быта. И он покорно, по всем пунктам, безоговорочно, целиком принимает все предписанные установки. Завтра что-то изменилось в мире, как-то соображения целесообразности заставили партию изменить свою точку зрения не только в мелком, но и в кардинальном вопросе. Советский гражданин разворачивает очередной номер "Правды" или "Известий" и констатирует факт. Оказывается, по такому-то вопросу надо думать не так, как он вчера думал, а так, как это предписывается сегодня. А так как основная предпосылка его миросозерцания — это вера в непогрешимость партийной директивы, то он безболезненно перестраивает свое миросозерцание в соответствии с требованием партийного центра. Поражающи в этой области страницы Андрэ Жида, где он описывает недоумение каких-то кавказских коммунистов, как им реагировать на испанскую революцию. Жид не сразу понял, что их смущает. Потом выяснилось: не пришел еще номер "Правды", котором была изложена обязательная точка зрения. Когда он был получен, ни у кого сомнений не осталось — надо сочувствовать испанской революции всемерно. Дело иногда идет и гораздо дальше: под влиянием меняющихся партийных директив человек начинает каяться во вчерашних своих взглядах, как в преступлениях, и приносит это покаяние всенародно и с самым предельным самоунижением.
Я нарочно останавливаюсь подробно на этой извращенной, несвободной и больной психологии, чтобы подчеркнуть неизбежную стопроцентность, непогрешимость, догматичность всякого советского увлечения, всякой точки зрения, всякого верования. Элемент обязательности, законности, если хотите, уставности сопутствует всему, что случается в советской России. Мы не можем найти ни одного очага свободы, ни одной установки иного свойства, мы не можем, другими словами, рассчитывать ни на какую иную психологию, кроме описываемой.

Сделаем из этого выводы, правда, чрезвычайно предположительные. Если в Церковь, одаренную терпимостью и признанием со стороны советской власти, придут новые кадры людей, этой властью воспитанные, то придут они именно с такой психологией. Что это значит? Это значит, что сначала они, в качестве очень жадных и восприимчивых слушателей, будут изучать различные точки зрения, воспринимать проблемы, посещать богослужения т. д. А в какую-то минуту, почувствовав себя наконец церковными людьми по-настоящему, по полной своей неподготовленности к антиномическому мышлению, они скажут: вот по этому вопросу существует несколько мнений — какое из них истинно? Потому что несколько одновременно истинными быть не могут. А если вот такое-то истинное, то остальные подлежат истреблению, как ложные.
Они будут сначала запрашивать Церковь, легко перенося на нее привычный им признак непогрешимости. Но вскоре они станут говорить от имени Церкви, воплощая в себе этот признак непогрешимости. Если в области тягучего и неопределенного марксистского миропонимания они пылают страстью ересемании и уничтожают противников, то в области православного вероучения они будут еще большими истребителями ересей и охранителями ортодоксии. Шаржируя, можно сказать, что за неправильно положенное крестное знамение они будут штрафовать, а за отказ от исповеди ссылать в Соловки. Свободная же мысль будет караться смертной казнью.
Тут нельзя иметь никаких иллюзий, — в случае признания Церкви в России и в случае роста ее внешнего успеха она не может рассчитывать ни на какие иные кадры, кроме кадров, воспитанных в некритическом, догматическом духе авторитета. А это значит — на долгие годы замирание свободы. Это значит — новые Соловки, новые тюрьмы и лагеря для всех, кто отстаивает свободу в Церкви. Это значит — новые гонения и новые мученики и исповедники."

Чтение есть слушание. Если вслушиваться с намерением услышать лучшее, что есть в человеке, можно получить пользу от любого контакта, но это требует труда. Не записывая никого из современников в святые отцы, вспомним наставления о чтении литературы вообще. Пусть перед нами будет два образа: пчелы и мухи. Уподобимся пчелам, соберем духовный нектар, а не что-то иное. В предисловии к "Книга тихих созерцаний Иван Ильин пишет: "Ответственный писатель вынашивает свою книгу долго: годами, иногда — всю жизнь; не расстается с нею ни днем, ни ночью; отдает ей свои лучшие силы, свои вдохновенные часы; “болеет” ее темою и “исцеляется” писанием. Ищет сразу и правды, и красоты, и “точности” (по слову Пушкина), и верного стиля, и верного ритма, и все для того, чтобы рассказать, не искажая, видение своего сердца... И наконец произведение готово. Последний просмотр строгим, зорким глазом; последние исправления — и книга отрывается, и уходит к читателю, неизвестному, далекому, может быть — легковесно капризному, может быть — враждебно придирчивому... Уходит — без него, без автора. Он выключает себя и оставляет читателя со своею книгою “наедине”.

И вот мы, читатели, беремся за эту книгу. Перед нами накопление чувств, постижений, идей, образов, волевых разрядов, указаний, призывов, доказательств, целое здание духа, которое дается нам прикровенно, как бы при помощи шифра. Оно скрыто за этими черными мертвыми крючочками, за этими общеизвестными, поблекшими словами, за этими общедоступными образами, за этими отвлеченными понятиями. Жизнь, яркость, силу, смысл, дух — должен из них добыть сам читатель. Он должен воссоздать в себе созданное автором; и если он не умеет, не хочет и не сделает этого, то за него не сделает этого никто: всуе будет его “чтение”, и книга пройдет мимо него. Обычно думают, что чтение доступно всякому грамотному... Но, к сожалению, это совсем не так. Почему?

Потому, что настоящий читатель отдает книге свое свободное внимание, все свои душевные способности и свое умение вызывать в себе ту верную духовную установку, которая необходима для понимания этой книги. Настоящее чтение не сводится к бегству напечатанных слов через сознание; оно требует сосредоточенного внимания и твердого желания верно услышать голос автора. Одного рассудка и пустого воображения для чтения недостаточно. Надо чувствовать сердцем и созерцать из сердца. Надо пережить страсть — страстным чувством; надо переживать драму и трагедию живою волею; в нежном лирическом стихотворении надо внять всем вздохам, вострепетать своею нежностью, взглянуть во все глуби и дали; а великая идея может потребовать не более и не менее как всего человека.

Это означает, что читатель призван верно воспроизвести в себе душевный и духовный акт писателя, зажить этим актом и доверчиво отдаться ему. Только при этом условии состоится желанная встреча между обоими, и читателю откроется то важное и значительное, чем болел и над чем трудился писатель. Истинное чтение есть своего рода художественное ясновидение, которое призвано и способно верно и полно воспроизвести духовные видения другого человека, жить в них, наслаждаться ими и обогащаться ими. Искусство чтения побеждает одиночество, разлуку, даль и эпоху. Это есть сила духа — оживлять буквы, раскрывать перспективу образов и смысла за словами, заполнять внутренние “пространства” души, созерцать нематериальное, отождествляться с незнаемыми или даже умершими людьми и вместе с автором художественно и мыслительно постигать сущность богозданного мира."

Очень бы хотелось помогать друг другу искать в чтении лучшее и полезное, указывать друг другу и обсуждать содержание, а не "ярлыки", созданные друзьями или недругами авторов. И молиться, чтобы это лучшее и полезное Господь нам открывал.
================

- Мария М.:Добавлено: 18-11-2010 17:20

Я не много прочла у митр.Антония, но не так давно читала книгу, где он писал как раз об истинности ИМЕННО ПРАВОСЛАВНОЙ Церкви. Поэтому про абсолютный экуменизм не вериться... А католиков равнять с сектантами тоже не стоит. В отличии от других конфессий, католиков принимают в Православную Церковь через покаяние, а священников "в сущем сане". Поэтому хоть католическая церковь и тонет в своих заблуждениях, но это всё же церковь (хоть и отступившая от правды), а не секта. Не исключаю, что владыка Антоний мог в чём-то где-то заблуждаться или сознательно говорить более "либеральным" языком в каких-то обстоятельствах, но мне сложно поверить в его "ненастоящесть" как православного христианина...

================

- ДС:Добавлено: 18-11-2010 20:50


Католики - еретики. Об этом ОДНОЗНАЧНО говорят вселенские соборы и Святые Отцы. Для митр. Антония католики ТОЖЕ Церковь, просто имеющая некоторые отличия, но как еретиков он их никогда не признавал. Цитата из его проповеди (по памяти): "Католическая и Православная Церкви - это два дерева, растущие параллельно из одной земли". И его знаменитое: «Бог неконфессионален».

Для сравнения: СВЯТИТЕЛЬ МАРК ЕФЕССКИЙ (+1457): «Но если они (латиняне) совершенно отклонились, и притом - в отношении богословия о Святом Духе, хула на Которого - величайшая из всех опасностей, то ясно, что они ЕРЕТИКИ, и мы отсекаем их как ЕРЕТИКОВ».
СЩМЧ. ИЛАРИОН, ЕП. ТРОИЦКИЙ (+ 1929): «Все христианские исповедания не могут принадлежать к Единой Вселенской Христовой Церкви, но одно из них есть истинная Церковь, а все прочие - внецерковные сообщества. Для меня единственная истинная Церковь есть Церковь Православная».
СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ (+1908): «Кто бы не желал соединиться из православных с католиками или лютеранами и быть с ними одно - во Христе, одною Церковию, одним обществом верующих! Но кто из членов этих глаголемых церквей, особенно предстоятелей, именующихся папами, патриархами, митрополитами, архиепископами и епископами или же ксендзами, патерами, - согласится отречься от своих заблуждений? Никто. А мы согласиться с их ЕРЕТИЧЕСКИМ учением не можем без вреда своему душевному спасению... Разве можно соединить несоединимое - ложь с истиною?» (Живой колос с духовной нивы. Из дневника за 1907-1908 гг. М. 1992. С. 31)
«Верны слова Спасителя нашего Иисуса Христа: кто не со Мною, тот против Меня (Мф. 12, 30). Католики, лютеране и реформаты отпали от Церкви Христовой... они явно идут против Христа и Его Церкви... не уважают постов, превращают догматы веры спасительные. Они не с нами, против нас и против Христа». (Живой колос с духовной нивы. С. 32-33)
«Натворили папы в своей папской церкви разных фокусов, разных ложных догматов, ведущих к фальши и в вере, и в жизни. Это вполне ЕРЕТИЧЕСКАЯ церковь». (Живой колос с духовной нивы. С. 35)

И т. д., просто не хочу утомлять цитатами.

Мария Михайлова:
В отличии от других конфессий, католиков принимают в Православную Церковь через покаяние, а священников "в сущем сане". Поэтому хоть католическая церковь и тонет в своих заблуждениях, но это всё же церковь (хоть и отступившая от правды), а не секта.


Это было сделано в нарушение канонов именно под давлением "католического лобби".

Насчет абортов - цитата: "Когда зачинается ребенок, который не может родиться, который будет уродом, который будет чудовищем, — да, в таком случае аборт допустим." Вопрос: а кто даст гарантии, что ребенок родится "чудовищем"? Сейчас в половине женских консультаций женщин склоняют к абортам под различными предлогами - опыт! Да и вообще это совершенно обмирщенная философия, пропитанная духом "мiра сего".

Введение во Храм Пресвятой Богородицы ставится митр. Антонием под сомнение: http://www.pravmir.ru/article_1515.html

Дмитрий Михайлов, Вы цитируете мать Марию (Скобцову). Воспоминания, статьи, очерки. Т. II. YMKA-PRESS. Paris, 1992.)

о мон. Марии Скобцовой здесь: http://spas.tvcom.ru/art2.html

А об обществе YMKA здесь
=================

Мария М.: Добавлено: 19-11-2010 12:18

Однозначно, что католики еретики; и единственно Истинная Церковь - это Православная Церковь! Но еретики и сектанты - это разные понятия. Я не знала, что митр.Антоний не считал католиков еретиками. Если можно - дайте пожалуйста ссылку на эти высказывания. То что Православие и католичество ветви от одного ствола, с одной стороны можно понять и как призыв к экуменизму, а с другой стороны можно понять просто как то, что до 1054 года они были единой Церковью... Из контекста не совсем понятна фраза. Кстати, на вселенских соборах католичество не осуждалось, т.к. Церковь была еще едина, но был составлен символ веры в который потом католики внесли изменения, и осуждены были уже позже. Просто хотелось бы разобраться, действительно ли митр.Антоний был экуменистом. Пока что я сомневаюсь.

================

- ДМ:Добавлено: 19-11-2010 14:16

+ СЛУШАТЬ с намерением УСЛЫШАТЬ

Вместо эпиграфа: "Я очень нехороший человек, но все, что я говорю о Боге, - правда" (митрополит Сурожский Антоний)

Как быть с католиками, лютеранами и кальвинистами - это не наша с вами забота, на Страшном Суде не мы будем Судьями. Наша забота благовествовать и свидетельствовать, что истинная Христова Церковь – это Православная Церковь – "один Господь, одна вера, одно крещение" (Еф.4:5), Господь не учил создам ЦерквИ, он пророчествовал: "…Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф.16:18).
Святитель Феофан Затворник отвечал на подобные вопросы примерно так: я не знаю, спасутся ли католики, но я знаю точно, что спасусь только через веру Православной Церкви.

Вспомним и приложим сюда Евангелие:
Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете;
(Лук.6:37)
Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?
(Лук.6:41)
При сем Иоанн сказал: Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами. Иисус сказал ему: не запрещайте, ибо кто не против вас, тот за вас.
(Лук.9:49,50)

Как далеко до этой евангельской заповеди людям с "обвинительным уклоном" мышления ! И как близко такие христиане стоят к сталинскому принципу "кто не с нами, то против нас", а там уже рукой подать до "нет человека - нет проблемы".
Вместо ответа по существу - указание на компромат: на Владыку Антония смотри компромат там, на мать Марию - смотри здесь. И все, ни слова в ответ по сути сказанного. На Ивана Ильина, видимо, компромата не нашлось, его цитату просто проигнорировали.

В своих категоричных определениях Денис заходит далеко, выходя из сферы критики усопшего митрополита в сегодняшнюю церковную жизнь. Святейший Патриарх Кирилл также называет католиков Церковью - и что же, по незнанию Святых Отцов ?
Почитаем вместе: "Обратившись к истории, Его Святейшество напомнил, что и в России, и во Франции христианам пришлось пройти через тяжкие испытания, связанные с революционными событиями и попытками построить жизнь общества и государства без Бога. «Сегодня мы сталкиваемся с вызовами секуляризма, – продолжил Его Святейшество. – Необходимо, опираясь на исторический опыт, совместно отвечать на имеющиеся вызовы».
При этом Предстоятель Русской Православной Церкви отметил, что отношения между христианами осложняются многими проблемами, которые возникли в последнее время. Упомянув о кризисе современного экуменического движения, Святейший Владыка сказал: «Поэтому Церкви, которые основывают свое служение на основе апостольской традиции, сегодня призываются к более тесному взаимодействию»."(http://www.mospat.ru/ru/?p=9681)

И Патриарху будет предъявлено то же обвинение, что и Владыке Антонию?

Вернемся к началу. В начале уважаемая сестра во Христе указала на конкретный фильм о Владыке Антонии. Предлагая свои видеозаписи по привычке делиться с братьями тем, что считаю лучшим, я совершенно не рассчитывал, что мне придется защищать уважаемого мной человека от нападок, отвечать на которые означает утопить то лучшее, что мне открылось через беседы Владыки, в сомнительной полемике.

Когда апостол Петр не понимает апостола Павла "как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания." (2Пет.3:16) или апостол Павел не понимает поведения апостола Петра и "лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию.(...), так что даже Варнава был увлечен их лицемерием" (Гал.2:11-13) - это серьезный диалог серьезных людей, святых людей.

Когда же духовные пигмеи, жонглируя цитатами, силятся бросить обвинения духовным гигантам, противопоставить их друг другу, как покойного архимандрита покойному митрополиту, - это самоутверждение по аналогии с известной басней Крылова про Моську и слона. Истина в этих спорах принципиально родиться не может, поскольку любое возражение обвинителю только укрепляет его в своем праве обвинять, искать не лучшее, а худшее.

Очень давно, больше десяти лет тому назад, мы, "сборная команда" из человек пятнадцати, раз в две-три недели собирались там. где нас пускали в большую комнату, вмещающую всех, и где был "видик" (DVD тогда еще не было). У нас была одна кассета митрополита Антония, которой нам хватило на год. А впечатлений от этих встреч и благодарной памяти к Владыке мне хватает до сих пор. Знаю, что и не только мне. Это была вдумчивая напряженная работа, мы договаривались просматривать 10-15 минут и останавливали ленту. Какое-то время молчали и вдумывались, иногда немного говорили. Уж очень плотной была его речь, и не только в ней дело. Сам его облик, благородство, правда его веры и обращенность лично к тебе его слова - это притягивало как магнит. Мы, бывшие "совки", оторванные от всякой традиции веры, пропитанные тем же советским духом, о котором так ярко и проницательно говорила за 60 лет до того цитированная мной Мать Мария, - мы получали опыт не только веры, но и бесконечного уважения к человеку, мыслящему ИНАЧЕ, просто потому что он - ДРУГОЙ. И каждый случай, описанного Владыкой его диалога с людьми был откровением. Он умел СЛУШАТЬ с намерением УСЛЫШАТЬ. И был искренен. То, что он высказывал, можно оспорить теоретически, но никогда нельзя усомниться в подлинности его свидетельства, в том, что он пережил то, о чем говорит.

"Вы, наверное, замечали, как редко, когда два человека разговаривают, они СЛУШАЮТ друг друга. Большей частью пока один говорит, другой приготавливает ответ; пока один говорит, другой выбирает в том, что слышит, то, на что он может ответить, то, о чем он может сказать: а я лучше знаю, а я вам могу сказать нечто еще более поразительное, - и возражает. Очень редко бывает, что мы слушаем друг друга с таким открытым умом, с таким страстным желанием понять другого, особенно когда то, что он говорит, нам чуждо.
Мы не так относимся к изысканиям нашим в науке. В науке мы вглядываемся в реальность, в различные феномены физики, химии, биологии без предвзятости; в каком-то отношении для нас важна реальность, а не наше представление о ней. В идеологической области (сюда я включаю и религиозные убеждения, выраженные неудовлетворительным образом) нам кажется. что важно быть правым, что важна не столько объективная реальность, сколько - отстоять наше представление. И это очень трудно осуществить; совсем нелегко научиться слушать с намерением услышать, очень трудно смотреть с намерением увидеть" (Златоуст, 1992, №1, с114-115, http://www.mitras.ru/sretenie/sret_chel.htm)

То же самое он говорит о слушании Бога: "Первое условие для извлечения действительной пользы от последовательного чтения Евангелия, — это, конечно, честное отношение к делу; то есть надо к нему приступить с такой же честностью и добросовестностью, с какой человек приступает к изучению какой-либо науки; без предвзятых взглядов, стараясь понять, о чем идет речь, что тут сказано, и только потом отозваться на то, что было услышано или прочитано. Необходимо поэтому приступить к чтению Евангелия непредвзято, с единственным желанием — открыть истину, понять, что там сказано. И во-вторых, относиться к этому занятию столь же серьезно и добросовестно, как должно относиться ко всякому научному делу."(http://azbyka.ru/hristianstvo/bibliya/novyi_zavet/4g69-all.shtml). Без умения слушать людей - не услышать и Бога.

И то же самое - в отношении Церкви: "одно из несчастий жизни Русской Церкви в том, что мы утратили способность советоваться, прислушиваться друг ко другу и высказываться с полной откровенностью, с правдивостью; (...) Мы также утратили способность слушать мысль того, кто говорит, а не только его слова, и иногда понять больше, чем он умеет выразить; (...) то есть миряне, обсуждая между собой свою церковную и нецерковную жизнь, должны научиться говорить между собой, а не спорить, – а это очень русская черта. Второе: когда вместо случайного спора вокруг чайного стола люди встретятся на приходском совете (даже если там подан чай), надо научиться слушать и говорить с целью не только друг друга понять, но также с учетом того, что собой представляет Церковь: что мы строим."(http://www.mitras.ru/sretenie/sret_chel.htm)

И еще одна редчайшая черта - этот Владыка совсем был не похож на владыку. Недаром о нем сказал Святейший Патриарх Алексий I: "Хороший приходской батюшка".(http://www.pagez.ru/olb/147.php) Он не столько поучал нас с экрана, сколько делился собой самим, своей жизнью, как делятся с близкими друзьями. Мы не были достойны, но он шел на риск. В его переживаниях можно было узнать собственное переживание - и перерасти свои узкие границы вместе с ним. Вот его строки о смерти отца: "И еще последний образ: смерть моего отца. Он был тихий человек, мало говорил; мы редко общались. На Пасху ему стало нехорошо, он прилег. Я сидел рядом с ним, и впервые в жизни мы говорили с полной открытостью. Не слова наши были значительны, а была открытость ума и сердца. Двери открылись. Молчание было полно той же открытости и глубины, что и слова. А затем настала пора мне уйти. Я попрощался со всеми, кто был в комнате, кроме отца, потому что чувствовал, что, встретившись так, как мы встретились, мы больше не можем разлучиться.
Мы не простились. Не было сказано даже "до свидания", "увидимся"; мы встретились - и это была встреча навсегда. Он умер в ту же ночь. Мне сообщили, что отец умер; я вернулся из госпиталя, где работал; помню, я вошел в его комнату и закрыл за собой дверь. И я ощутил такое качество и глубину молчания, которое вовсе не было просто отсутствием шума, отсутствием звука. Это было сущностное молчание, - молчание, которое французский писатель Жорж Бернанос описал в одном романе как "молчание, которое само присутствие". И я услышал собственные слова: "А говорят, что есть смерть... Какая ложь!"(http://www.zavet.ru/novo/duh/004.htm)

Больно, что Денис прошел мимо всего этого. Надеюсь, не навсегда.

В благодарность за все это дарованное мне благодатью Божией откровение живого христианского опыта впоследствии я стал собирать записи бесед Владыки. И много людей воспользовались ими с благодарностью. Я бы предпочел услышать мнение о тех конкретных записях, которые представил в каталоге, ибо речь шла именно о них. И был бы рад осваивать положительный опыт других, не противопоставляя, а дополняя его, открывая для себя и других гигантов духа.
==================

- ДС: Добавлено: 2-12-2010 23:14

Дмитрий Михайлов:
...Когда же духовные пигмеи, жонглируя цитатами, силятся бросить обвинения духовным гигантам...

Духовные пигмеи продолжают нападать на "гигантов" и опять цитатами. Я понимаю, что это задевает, и, видимо, именно тем, что они коротки, ясны, и отрицать их невозможно:

Митр. Антоний Сурожский:
"Я помню, как я был смущен, когда Николай Зернов мне сказал пятьдесят лет назад: «Вся трагедия Церкви началась со Вселенских Соборов, когда канонизировали те вопросы, которые должны быть оставлены открытыми». Сейчас я думаю, он был прав, но тогда я ужаснулся. Это не значит, что Вселенские Соборы ошибались, но они выражали ту точку зрения, к которой пришли… И с тех пор богословы достигли определенных вещей… Например, о. Сергия Булгакова считали еретиком, но сейчас на него смотрят иначе".
"Я думаю, что это тот случай, когда лучше бы ребенку не родиться на свет, чем родиться в таком страшно изуродованном, психически и физически, состоянии. Когда ты думаешь о том, что вот – родился этот ребенок; пока он еще малюсенький, это еле заметно. Но если человек вырастет, ему будет двадцать лет, и тридцать лет, и еще столько лет, и в течение всей жизни – ничего, кроме физической муки, физического страдания или психической растерянности, не будет. И вот тут, я думаю, можно медицински рассматривать вопрос о том, что да, в данном случае законно было бы совершить аборт. Потому что – имеем ли мы право присуждать десятилетия психического и физического страдания потому только, что мы хотим, чтобы этот ребенок родился и был бы моим сыном, моей дочерью".

Или такая цитата:
"Вопрос: Так значит, возможно спасение без Христа?
Ответ: Я бы сказал – да; возьмите слова апостола Павла о том, что язычники руководствуются законом Божиим, написанным в их сердцах, что иудеи руководствуются законом Божиим, данным Моисеем, христиане – законом Христовым идут (Рим. 2, 14 и след.)».

Более полно критику мировоззрения митр. Антония Сурожского можно посмотреть здесь: Статья на сайте "Антимодерн"

А вот очень интересная информация об авторе выше цитируемой книги - модернистского бестселлера «Мать Мария», о матери Марии (Скобцовой): Статья на сайте "Антимодерн"
====================

Добавлено: 3-12-2010 01:05  
Олег Т.

Я вот тоже вставлю свой маленький нейтральный комментарий, который, надеюсь, несколько смягчит баталию братий.


Например, я впервые услышал в сознательном возрасте о Евангелии в повестях позднего Л.Н.Толстого "Дьявол" и "Крейцерова соната". Эти повести и подвигли меня сознательно зайти в Храм. Только через несколько лет я узнал, что Толстой был анафематствован Церковью и изменил к нему отношение, но отношение к Храму у меня не изменилось. Значит ли это, что Толстой прав? Нет, но это значит, что неисповедимы пути Божии!
При этом поймите правильно, я не провожу параллели Толстой - митр. Антоний, разница, конечно, огромная. Но ведь митр. Антоний не канонизирован в лике Святых, значит в его суждениях могут быть огрехи. Даже, если я не ошибаюсь, мнения отдельных Святых по некоторым частным вопросам опровергаются соборным учением Церкви.
Также отмечу, что в одном разговоре с людьми духовного сана, мне сообщили,то митр. Антоний писал более для "внешних", т.е. как миссионер. Прочитав несколько книг митр. Антония, я согласился с этим суждением.
========================
КОММЕНТ:
Тут же незадачливого миротворца одернул доселе молчавший духовник.
Расставились точки над "и" - ясно было, что вряд ли кто решится теперь выступать.
начавшаяся с перебрасываняи информацией почти научная дискуссия на глазах превращалась в гладиаторский бой на арене Колизея.
========================
Добавлено: 3-12-2010 02:33  
Иерей Владислав Р.

Никаким миссионерским порывом нельзя оправдать поставление под сомнение решений Духа Святого, изреченных на Вселенских Соборах, или допущение возможности убийства детей во чреве. Тем более такие действия невозможны для Епископа, являющегося продолжателем Апостольского служения и охранителем Правды Божией и догматов церковных.
Да, Олег, пути Божии, действительно, неисповедимы, и многие из нас достигли Света, предварительно пройдя сквозь тьму сатанинского греха и человеческой лжи. Господь Своею неизреченной Премудростью смог обратить расставленные на нашем пути ловушки диавола нам же во спасение, помог извлечь и из нечистых источников капли живой воды. Но следует ли из этого утверждения вывод, что мы теперь, познав Истину, должны предлагать следующим за нами искателям Христа пить из этих заражённых ложью источников, в надежде, что и с ними Бог сотворит чудо? Конечно, нет! Так мыслить было бы дерзостью по отношению ко Господу и жестоким безумием по отношению к людям.
_________________
Христос посреде нас!

====================

КОММЕНТ
Да, теперь мне надо отвечать вдвойне осторожно, причем на два удара по Владыке сразу. И это тот случай, когда нельзя копировать логику оппонента, надо искать иные основания для ответа - так учил покойный Владыко Антоний. У него есть замечательный пример в тексте "У нас есть что сказать о человеке"
( http://azbyka.ru/tserkov/duhovnaya_zhizn/ponyatie/antoniy_o_vstreche_13-all.shtml )


"В жизни старца Силуана [4], о котором некоторые из вас знают или читали, есть рассказ о том, как он обсуждал миссионерскую деятельность с одним из русских епископов, живших на Востоке. Этот епископ был очень прям, очень убежден и очень фанатичен. И Силуан его спросил: как же вы стараетесь убедить, обратить в христианство людей, которые вас окружают? Тот ему ответил: я иду в буддийское капище и обращаюсь ко всем присутствующим, говорю им: то, что вы видите, все эти статуи – это идолы, это камни, это дерево, это ничто; бросьте, разбейте, поверьте в истинного Бога!.. Силуан ему говорит: а что с вами тогда случается? Миссионер ему отвечает: эти бесчувственные, безумные люди меня выкидывают из храма и бьют!.. Силуан ему говорит: а знаете, что вы могли бы достичь лучших результатов, если бы вы пришли в их храм, посмотрели, с каким благоговением эти люди молятся, как они чтут свою веру, позвали бы нескольких из них посидеть на лестнице снаружи и сказали бы: расскажите мне о вашей вере... И каждый раз, когда то, что они говорят, давало бы к тому повод, вы могли бы им сказать: как прекрасно то, что вы только что сказали! Если б только к этому прибавить вот такую-то мысль, как это бы расцвело в полную красоту!.. И так вы внесли бы в их мировоззрение то тут, то там ту или другую мысль из Евангелия или из веры православной. Вы их не обратили бы сразу, но вы бы обогатили их тем, что Христос принес на землю..."


Я тогда очень остро ощущал себя поставленным в парадигму этого короткого пересказанного Владыкой эпизода из жизни

========================

- ДМ:
Добавлено: 3-12-2010 05:30    Заголовок сообщения: Будем учиться мыслить и делилиться мыслями

Мне жаль, что Денис воспринял мою реплику о несравнимости нашей генерации верующих с поколением людей, выросших в недрах непрерванной религиозной традиции русского Православия, как упрек лично ему. Весь ход обсуждения показывает, насколько сам алгоритм нашего мышления иной. Мне кажется абсурдной мысль всерьез защищать Владыку Антония от обвинений в том, что он был, якобы, сторонником абортов. И все краткие цитаты, вырванные из контекста его пространных речей, также не аргумент (если не задаваться целью этот аргумент создать в соответствии с знаменитым принципом советского мышления: "был бы человек - статья найдется").

Мы как бы даже и не спорим, а просто смотрим на одну и ту же несоразмерную нам духовно фигуру с разных сторон. И в том взгляде, который раз за разом предлагает Денис, я не вижу самого главного - любви, без которой невозможно никакое понимание. Где она в этих обвинительных заключениях? Та любовь, которая " долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится..." (1Кор.13:4-8) Для погони за меткой, по мнению обвинителя, цитатой, не становится пределом даже старая русская мудрость: о усопших - или хорошо, или ничего. Как-то не хотелось напоминать, но приходится. И совсем не потому, что я считаю цитаты Дениса неоспоримыми. Я просто считаю недостойным сам тон разговора. И не хочу в этой тональности касаться памяти этого удивительного человека.

Покойный Владыко учил иному: " В Евангелии говорится, что если семя не умрет, то не принесет плода, а если умрет, то принесет плод в тридцать, в шестьдесят и во сто раз. Именно это может произойти, если мы всем сердцем, всем умом и памятью, всей нашей чуткостью, во всей правде задумаемся над жизнью усопшего. Будь у нас мужество воспользоваться этим мечом, именно Божиим мечом, чтобы разделить свет от тьмы, чтобы со всей доступной нам глубиной отделить плевелы от пшеницы, тогда, собрав весь доступный нам урожай, каждый из нас, каждый, кто знал усопшего, принес бы плод его жизни, стал жить согласно полученному и воспринятому образу, подражая всему, что достойно подражания в жизни этого человека.

Разумеется, каждый из нас больше напоминает сумерки, чем яркий, сияющий свет, но свет и во тьме светит, и этот свет следует прозревать и отделять от тьмы в самих себе, так, чтобы как можно больше людей могло жить и приносить плод жизни данного человека.

На погребении мы стоим с зажженными свечами. Это означает, мне кажется, две вещи. Одна самоочевидна: мы провозглашаем Воскресение, мы стоим с зажженными свечами так же, как в пасхальную ночь. Но мы стоим также, свидетельствуя перед Богом, что этот человек внес в сумерки нашего мира хоть проблеск света, и мы этот свет сохраним, обережем, умножим, поделимся им так, чтобы он светил все большему числу людей, чтобы он разгорался по возможности в тридцать, в шестьдесят, во сто раз. И если мы решимся так жить, чтобы наша жизнь была продолжением всего, что было в нем благородного и истинного и святого, тогда действительно этот человек прожил не напрасно, и мы поистине почувствуем, что сами живем не напрасно. В нас не останется места надеждам на скорый конец, потому что у нас есть задание, которое мы должны выполнить. " (http://lib.eparhia-saratov.ru/books/01a/antony/live/21.html)

На сайте спорят люди, никогда в глаза не видевшие Владыку, оперирующие обрывками записанных за ним речей. Почитайте хоть немного личных воспоминаний тех, кто видел и слышал этого человека РЕАЛЬНО, во всей сложности, противоречивости и динамизме его жизни, ну хотя бы здесь: http://www.benjamin.ru/logos/bloom/. И усомнитесь в возможности что-то категорично говорить, пожалуйста.

Мы принадлежим поколению возрождения веры, и напоминаем первую зелень на пепелище, мы не умеем так верить и потому так смело мыслить перед Богом, как умел митрополит Антоний и другие люди той России, которую мы потеряли. И, самое ужасное, не хотим учиться у них. Он говорил об этом прямо: " У меня очень ясное, яркое чувство -- нет, скорее темное чувство, -- что, вступая в третье тысячелетие, мы вступаем в какую-то темную, сложную, в некотором смысле нежеланную пору. Что касается до церковности, вера должна оставаться цельной, но мы не должны бояться думать свободно и высказываться свободно. Все это в свое время придет в порядок; но если мы будем просто без конца повторять то, что было сказано раньше, давно, то все больше и больше людей будут отходить от веры (я сейчас не столько о России думаю, сколько вообще о всем мире); и не потому что то, что раньше говорилось, неверно, а потому что -- не тот язык и не тот подход. Люди другие, времена другие, думается по-иному. И мне кажется, что надо вкореняться в Бога и не бояться думать и чувствовать свободно. "Свободно" не означает свободомыслия или презрения к прошлому, к традиционному, но -- Бог рабов не хочет. Я вас не называю больше рабами, Я вас называю друзьями... И мне кажется это страшно важным: что мы могли бы думать и с Ним делиться. Есть очень многое, чем мы могли бы делиться с Ним в новом мире, в котором мы живем. Это очень хорошо и важно -- думать свободно, не стараясь приспосабливаться; нужно, чтобы люди мыслящие и с широкой восприимчивостью думали и писали. (...)

Когда кончилась Советская Россия как таковая, я не то Патриарху, не то кому-то писал: не ожидайте быстрых перемен в сознании людей. Сейчас происходит то, что случилось, когда евреи покинули Египет. Они вышли на свободу, а свобода оказалась совсем нежеланной. Все говорили: к чему мы ушли? Где котлы, полные мяса и вкусных вещей? Теперь у нас только песок вокруг да еще что-нибудь, что мы словим... Это одно. И второе: перейти из Египта в землю обетованную можно было в несколько дней, ну неделю. Они бродили сорок лет. Почему? Потому что Бог им определил бродить, пока не умрет все поколение, которое выросло в рабстве и пока не вырастет то поколение, которое выросло на свободе и в совершенно дикой обстановке, где была только вера в Бога и ничего другого. По дороге они забрели на Синай и получили Десятисловие, но все рабское поколение должно было уйти.

И мне кажется, что то же самое с Церковью. После всех этих лет, когда можно было Церкви продолжать существовать только крайней верностью всей форме, конечно, очень страшно начать думать и начать ставить вопросы. Удивительно, что в древности отцы Церкви только тем и занимались, что вопросы ставили. Если они ответы давали, то потому, что сами же и вопросы ставили. Ответы не падали с неба на несуществующие вопросы. (...)

Отец Георгий Флоровский мне как-то сказал: знаете, нет ни одного отца, у которого нельзя найти ереси, за исключением Григория Богослова, который был такой осторожный, что ничего лишнего не сказал... Так что у всех найдут что-нибудь. Но тогда возьми то, что сказано и что тебе кажется неверным, продумай и скажи свое; причем не обязательно раскритикуй, а скажи: вот, на основании того, что я слышал, какие мысли мне приходят, и посмотрим, как они дополняют или исправляют другое... Я думаю, что очень важно, чтобы сейчас мы мыслили и делились мыслями -- даже с риском, что мы завремся, -- кто-нибудь нас поправит, вот и всё. " (http://www.sfi.ru/lib.asp?rubr_id=286&art_id=2583)

По-моему в этих словах ответ покойного Владыки на наши споры о нем. Имеющий уши да услышит.
======================

КОММЕНТ
По правде, мне очень хотелось поставить точку. По-моему, я не вышел из границ допустимого компросмисса, вроде того, который демонстрировал мне отец, любивший говорить: "есть и другие, не менее правильные мнения". Несколько дней молчания Дениса я воспринял как помощь свыше. Увы... он опять продолжил. Но я уже даже не смотрел. И не отвечал. Так он и ушел непобежденным, а своих глазах - наверняка был победителем.
Духовник применил исключительную меру пресечения - на этой теме красуется значок замка "тема закрыта", хотя еще можно почитать ее, видимо, в назидание для духовных чад.
А оргвыводов в отношении меня не последовало: благоразумное молчание в нашей стране ценится высоко.
Мать Мария оказалась пророчицей в свое докладе накануне "великой зачистки" 1937-го. Эта наша дискуссия - лучшее тому доказательство.
Раз уж я решил ее сохранить, то надо дать Денису то последнее слово, на котором он ее победоносно завершил.
Наверняка я теперь прохожу по "черным спискам", случись по аналогии с партией "чистка" в Церкви, будет откуда взять "материал" для моего дела. Как там у Высоцкого: "он это аккуратно записал, подшил в блокнот и взял на карандаш..."
===========================

Добавлено: 8-12-2010 15:14
ДС:

Ход рассуждений Дмитрия мне очень даже знаком, потому что я довольно много полемизировал на форумах с неообновленцами. И последняя ссылка дана на «институт» секты модерниста Кочеткова (http://www.sfi.ru/lib.asp?rubr_id=286&art_id=2583). Не хочу переходить на личности и буду говорить вообще о духе людей, находящихся под влиянием этого «учения»:

1. Они постоянно говорят о любви, причем в основном к человеку. Они обретают ее сразу, хотя святые отцы говорят, что она является высшей добродетелью и путь до нее весьма трудный и долгий. Т.е. можно говорить о прелести, примерно как у протестанов. Отсюда отрицание Бога как Судьи и постоянные игры в «духовную демократию, равноправие и «права человека»». А если ты с ними не согласен – значит у тебя нет любви.

2. Они не любят конкретики, а предпочитают свои бесконечные запутанные размышления философского характера, от чего нас предостерегает ап. Павел. Поэтому и так яростно отвергают конкретные высказывания своих «учителей». Все цитаты для них «вырваны из контекста». Я так и не понял, в чем заключается эта «вырванность», если на конкретный вопрос: «Тем не менее, урод все-таки является человеком. Полноценным человеком. Однако было высказано такое правило, что человека нельзя убивать. Как тогда подходить к этому вопросу?» он дает КОНКРЕТНЫЙ ответ: «Честно говоря, я не знаю, как к нему подойти. Я думаю, что это тот случай, когда лучше бы ребенку не родиться на свет, чем родиться в таком страшно изуродованном, психически и физически, состоянии. Когда ты думаешь о том, что вот – родился этот ребенок; пока он еще малюсенький, это еле заметно. Но если человек вырастет, ему будет двадцать лет, и тридцать лет, и еще столько лет, и в течение всей жизни – ничего, кроме физической муки, физического страдания или психической растерянности, не будет. И вот тут, я думаю, можно медицински рассматривать вопрос о том, что да, в данном случае законно было бы совершить аборт. Потому что – имеем ли мы право присуждать десятилетия психического и физического страдания потому только, что мы хотим, чтобы этот ребенок родился и был бы моим сыном, моей дочерью.». И совершенно абсурдный вывод из этого умствования – мать-эгоистка виновата, если не сделает аборт!

3. Истина для них относительна, соответственно, и Церковные Каноны тоже, а заодно и святые отцы. Посему и неудивительно фантастическое заявление Отца Георгия Флоровского (вот, у кого истина! О нем: http://antimodern.wordpress.com/2009/02/09/%D0%BE-%D1%84%D0%BB%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B3%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B8%D0%B9-%D0%B2%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87/ ), что «нет ни одного отца, у которого нельзя найти ереси». В одном предложении они умудряются одновременно говорить и «да» и «нет», что для них совершенно нормально. Как нравится так и понимай, и в любом случае будешь прав, да и к «учителю» не придраться: «Я помню, как я был смущен, когда Николай Зернов мне сказал пятьдесят лет назад: «Вся трагедия Церкви началась со Вселенских Соборов, когда канонизировали те вопросы, которые должны быть оставлены открытыми». Сейчас я думаю, он был прав, но тогда я ужаснулся. Это не значит, что Вселенские Соборы ошибались, но они выражали ту точку зрения, к которой пришли…» Т.е. трагедия Церкви началась с постановлений Вселенских Соборов(!), но в тоже время они не ошибались, а просто «выражали ту точку зрения, к которой пришли». Кто-нибудь что-нибудь понял? Про то, что в Постановления Святых Соборов начинаются словами : «Изволилось Святому Духу и нам…» он то ли не знает, то ли забыл, как, видимо, и о Символе выры: «…Верую во Святую Соборную и Апостольскую Церковь».

Что можно сказать на это? Только одно - плотское мудрование, которое происходит от обмирщения. Упаси нас от сего Господи.
_________________
Слава Богу за все!

=======================
КОММЕНТ
Да уж вот присказка, автоматически вставляемая в сообщения Дениса, это непререкаемая истина. Правда, ее изрек умирающий в ссылке по сфабрикованному ложному обвинению святой Иоанн Златоуст, отправленный по этапу на верную смерть в классической христианской Византии, так что в контексте нашего диалога это высказывание звучит несколько зловеще.


Самое удивительное было после. Когда мне выражали (строго между нами) свое одобрение те, кто промолчал.


Спас-на-Крови