Рассылка обновлений по Email

воскресенье, 27 марта 2011 г.

Н.Одинцова --- Койранкангас - царство мертвых


Койранкангас — царство мертвых



Спустись в обирель Калмы,

Вниз, в распухший дерн

                                могильный,

И в ископанную землю,

 гдe народы погрузились,

Где лежат большие толпы.

(«Калевала», руна 17)

Собачье место

            Бетонка перекрыта шлагбау­мом: запретная зона. Солдатик на обочине махнул рукой, и черно-белая перекладина подня­лась. Мы въехали на террито­рию Ржевского артиллерийского полигона, одного из самых старых в стране, основанного еще при царе. Сегодня нет стрельб и тихо. По сторонам - поросшие лесом холмы. До вой­ны на вершинах этих горок были финские деревни. Их жители видели, как тянулись вечерами из города по этой самой дороге со стороны Ржевки машины, а потом слышались крики и выс­трелы.
— Все, приехали. Вот он, Кан гас, — сказал историк Алексей Крюков.
            «Кангас» по-фински - «пес­чаная пустошь или редколесье, поросшее вереском». Конкретно это редколесье финны прозвали
            Койранкангас - Собачья пус­ тошь. Низкий, чахлый вереск. редкие сосны, березки. Под  ногами - ржавые осколки снаря­дов, вокруг - воронки и ямы. присыпанные землей. Майор Валерий Лукин, историк Ржевс­кого полигона, слышал от вете­ранов рассказы, как из развороченной шальным снарядом земли выскакивали черепа и ко­сти. Сам, правда, не видел. Кой­ранкангас — не мишень, по нему никто специально из пушек не лупит, но над Собачьей пусто­шью проходит директриса - ли­ния стрельб, снаряды иногда врезаются в деревья.
            В это жуткое местечко уже третий год ездят активисты «Ме­мориала». Металлическими шупами обследуют землю метр за метром, потом буравят подо­зрительные места самодельным буром, копают, рискуя потрево­жить неразорвавшийся снаряд и взлететь на воздух. В августе «мемориальцы», наконец, на­ткнулись на яму с человечески­ми останками. На свет Божий были явлены черепа с аккурат­ными дырками в затылках и выбеленные временем человеческие кости.

Свидетели

            Герой «Калевалы» Вяйнямейнен построил лодку с помощью волшебных чар и по доброй воле спустился в царство мертвых. Жители финских деревень Киурумяки и Конкколово обнаружили царство мертвых рядом со своими домами. В марте 1942-го все они, до единого человека, были выселены в чертову даль — на север Якутии, к Ледовитому океану, на погибель. Казалось, та тайна навсегда похоронена. Но нет... некоторые вернулись.
            «Году в 1929-м или 1930-м я с  другими детьми пасла коров на Койранкангасе. Вдруг коровы страшно замычали. Мы обнару­жили в кустах яму, в ней много трупов. Взрослые обратились в токсовскую милицию, но там им посоветовали не соваться не в свое дело. С тех пор мы, дети, стали наблюдать за этим мес­том.
            Вечерами приезжала машина,  очень часто, почти каждый день, и слышались выстрелы». (Анна Айрикайнен, 1918 года рождения.)
            «Примерно в 1935-1936 году я  с другими подростками обнару­жил в кустах у дороги, ведущей из Токсова во Всеволожск, тор­чащие из земли нерепа и кости. Со стороны Всеволожска к это­му месту часто подъезжали ма­шины. Из деревни был слышен звук выстрелов и виден свет фар. Все взрослые в деревне хорошо знали о месте расстрелов, но детям ста­рались не говорить». (Давид Пелконен, 1925 года рождения.)
            Десять лет назад нас возил на Койранкангас Иван Иванович Федоров, бывший житель Киурумяки. Он хорошо помнит, как вместе с другими детьми бегал смотреть на расстрелянных «буржуев». Федоров сообщил удивительную вешь: оказывает­ся, в Финляндии о расстрелах на Койранкангасе даже книжка вышла! Издана в Хельсинки, называется «Огни Питера», ав­тор Юхани Конкка, уроженец Конкколова. Герой книги - финский юноша из этой дерев­ни, однажды летней ночью 1919 года возвращаясь с танцулек, услышал выстрелы со стороны Койранкангаса и увидел два удаляющихся по дороге автофургона. На следующее утро пошел на пустошь и нашел не­брежно присыпанный песком окоп, откуда торчала чья-то рука и ступня. А потом наткнул­ся на окровавленного человека. Раненый оказался петроградс­ким профессором. В книге под­робно описана история его спа­сения и бегства в Финляндию вместе с героем повествования.
             Юхани писал, что траншеи на Койранкангасе были выко­паны в 1919-м, на случай ка­ких-то боев, потом заброшены, но ненадолго. Чекисты реши­ли использовать их под моги­лы. Место удобное: дорога из Питера хорошо накатана, мож­но привозить людей прямо к краю ям. К тому же легкие, песчаные почвы «кангаса» хо­рошо берутся лопатой. Легче, чем тяжелый грунт в районе поселка Ковалево, близ Ириновской железной дороги, где поначалу производились рас­стрелы.

Что дальше?

            Сколько же народу лежит в этих ямах? Точной цифры не назовет никто. Активисты НИЦ «Мемориал» уверены, что ФСБ и военные будут все скрывать и препятствовать работам на по­лигоне.
            — Нам нет никакого смысла скрывать сведения о более ран­них захоронениях, в то время как было признано более по­зднее - Левашово, - говорит заместитель начальника архива УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Сергей Чернов. - Документальных дан­ных о захоронениях на Ржевс­ком полигоне или где-то еще, кроме Левашовской пустоши, у нас нет. Возможно, все делалось на основании устных распоряжений.
            Можно, конечно, не верить. Думать, что если хорошенько порыться в архивах, то в каком-нибудь тайном ящичке все и най­дется. Редактор Книги памяти «Ленинградский   мартиролог»Анатолий Разумов работает в этих архивах уже несколько лет. Он считает, что никогда, к сожале­нию, сын или внук расстрелян­ного не узнает точно, лежит ли родной человек в Левашове, на Преображенском кладбище, в засыпанных песком ямах на Кой­ранкангасе или в другом, неиз­вестном еще тайном могильнике. Нет таких данных. Нет...
            - Мы не против того, чтобы на полигоне проводились поис­ковые работы, - говорит зам. командира полигона полковник Владимир Сладкевнч. - Но отно­шения должны строиться цивилизованно. Доступ в закрытую зону возможен только с разре­шения командования.
«Мемориальцы» официаль­ным путем не пошли. Они про­никали на полигон тайно, по-партизански (территория поли­гона большая, на каждую лесную дорогу кордон не поставишь, вот и ходит народ в запретную зону и гибнет, бывает). Между тем еще в 1997 году уполномо­ченный по правам человека Ленинградской области А. Писаревский делал запрос в Москву, в Главное ракетно-артиллерийское управление по поводу захоронений на Ржевском поли­гоне, и военные ответили, что командование готово оказать со­действие в проведении поиско­вых работ.
            Может, не случайно именно сейчас открылся этот тайный могильник в глубине полигона? И смысл в том, что страна все-таки изменилась, привычная схема «бодался теленок с ду­бом», то бишь энтузиасты-пра­возащитники с государственным монстром, устарела? И решать, что делать с этими ямами, надо как-то иначе, цивилизованно?
            Возможно, когда-нибудь на чахлых березках и соснах по­явятся красные ленточки, обо­значая границы могильника. Когда-нибудь здесь, наверное, поставят памятник. А пока, во избежание партизанщины, воен­ные перекопали ведущие на по­лигон дороги: машина не про­едет, а добираться на Койран­кангас пешком — ноги стопчешь. Ямы на Собачьей пустоши заме­тает ранний снег.
            Наталья ОДИНЦОВА

Комментариев нет: