Рассылка обновлений по Email

вторник, 5 июля 2011 г.

2009-12-20 А.М.Сильваст(Токсово) о расстрелах на Ржевском полигоне и депортации финнов


Д.М. -Ну вот и хорошо. Значит  Андрей Михайлович. Вкратце Сергей рассказал Вам, да, наверное, что нас интересует в этом районе найти людей, которые бы могли что-то вспомнить. Или сами видели, или знают о том, каким образом когда-то, в тридцатые годы, возили людей на расстрел в район Урочиша Койранкангас
0:29А.М. -Да вот, так вот один этот самый бывший хозяйственник. Он, значит, теперь живет там за леском. Он у нас, значит, тоже в десятке. И он, значит, в Киурумяки…. Родился, значит, Может ему родители и рассказали все соседи, что там у них было.
00:57Д,М. -Вот вот вот
А.М. -Мои родители там никогда и не были мне никто и до пятидесятого года я не знал, что там было такое. Потом только мне рассказали. А он оттуда родом. Он тоже был со мной на севере. Но ему тогда было шесть лет всего. Так может хоть после ему рассказывали свои. Ведь, что там у них было.
01:22Д,М. - Да Я думаю
А.М. - Я посторонний человек туда
Д,М. - Ну хорошо, а до вас доходили какие-то рассказы местных людей, потому, что финны живут компактно, общаются тесно и я знаю, что были воспоминания финнов  которые опубликованы на западе. Называлось это Огни Питера Эта книга..
01:42А.М. – Вот, вот. Эту книгу я читал тоже.
Д,М. - Вы читали?
А.М. - Да я читал
Д,М. - Вот я прочитал огни Питера и понял ну что значит искать надо в общине здешней, потому, что там было сказано, что к пастору обращались с просьбой отпеть этих людей………….. И он боялся отказывался
02:00А.М. - Там маленькие деревни были тогда. До войны были. Те люди конечно все знали, что там именно было. А я до пятидесятого года вообще не слышал этого никогда. Мои родители никогда не говорили Потому, что это было далеко
Д,М. -  Они знали и не говорили или просто не знали об этом?
А.М. - может они и знали, но никогда у нас такого разговора не было. Вот когда с Севера приехали у меня мама вышла замуж с Кузьмолово туда вот. И они иногда говорили Койранкангас…………Привозили ночами и отстреливали зарывали кое как. Но я этого как в первый раз пришел. Я отсюда еще семь километров отсюда жил. Так что мне это совсем не знакомо.
02:50Д,М. - Мальчишки отсюда не ходили в те края. Я знаю, что мальчишки со Ржевки там бывали.
А.М - . Наврят ли. Нет наши ребята нет не ходили. Не, не, не. Это было от нас секрет.
Д,М. - А что была охрана серьезная
 03:10А.М. - Так это ж погранзона. В Токсово никто без документов не мог поехать дальшею Даже до Хитрово Это погранзона была. Милиция тут на станции все время и все. И нам в город поехать, мы должны с поселкового взять справочку, что я такой-то, такой-то родился там-то, живу - там-то. Так, что наших там ничего не интересовало.
Д,М. - То есть вас не пускали даже в город? Да?
А.М. _ Да нет Да Имеешь справку садись в поезд поезжаешь в город, нет иди домой. за справкой. Вот так было. Это граница же было тут в Лемболово. И дальше никого не пускали туда никого из города. До Токсова приехали. Вылезай. А если попадешся….  Так было здесь  В каждой деревне как только увидят  кто постороннего сразу сообщают в Токсово в милицию. Здесь ходит посторонний там мужчина, женщина. Так было именно так было
04:07Д,М. – То есть получается, что Ржевский полигон примыкал непосредственно к границе?
 А.М Да да да так что
Д,М. - Хорошо придумали. Мало того что они расстреливали на полигоне еще и в погранзоне, чтоб уж точно никто не нашел. Я  думал почему они выбрали это место, Теперь я понял спасибо вам это же двойная защита…………..
С.К.-  Граница проходила в районе Всеволожка? Это здесь она проходила. А там же это дальше
04:32А.М. - Финская граница значит в Лемболово была, а это уже считай погранзона. Дальше Токсово никто с городской не мог уехать туда. С Милиции надо взять справку в городе. И все, что бы. Я хочу поехать туда
04:52Д,М. - А сколько отсюда до того места до Киуремяке.
А.М.  - Километров семь будет
04:53Д,М. - Семь
А.М. - Но это уже ближе к городу
04:58Д,М. - А от Киуремяке до Койранкангаса
А.М.  - Может пол километра будет не больше. Совсем рядом.
05:02Д,М. - То есть фактически мы находимся всего навьего в восьми, десяти километрах от места расстрела. И настолько хорошо никто ничего не говорил годами да?
05:16А.М. - да
Д,М.  -Хотя все знали. Просто понимаете дело в том, что я собирал, там среди дисков есть. Я беру интервью у мальчишки который жил на Ржевке и сам видел расстрел.
А.М.  -  Вот это уже интересно
Д,М.  -  И он объясняет, что это не только я. Просто все молчали. Так как если ты сказал об этом, то завтра тебя ужен  будет.
С.К.-  - Туда же в котел. 
05:38Д,М. - Ты просто исчезаешь и все. Просто я поэтому вас записал, что мне важно, что бы это были свидетельства людей, что бы об этом даже не говорил никто.
А.М.  - Никто, никто.
05:47Д,М.  - А когда об этом в первый раз услышали от кого.
А.М.  - Отчима. Это уже был 55-ий год Вот тут Койранкангас.  Там в 23-м году были расстрелы все такое. Возили туда.  Вот. Я удивился . Как будто я с луны пришел. Вот так.
06:10С.К.  - В 23-м!
Д.М.  - Он сказал в 23-м
А.М.  -  Да это было в 23-м году,
Д.М.  -  то есть не 32-ой год
А.М.  -  23-ий. Да, да ,да 23-ий год
С.К.  -   По-видимому. Место пристреленное было?
Д.М.  -  А он сам не говорил, откуда он это услышал, узнал?
06:29А.М.  -  Почему? Он как раз пацаном был в то время. И отсюда мальчишек таких, которые еще не служили в армии. их брали все туда на работу на фронт. Как раз был этот Кранштадский мятеж. И вот они патроны возили туда там на ……… и все такое …. А этих людей, которые с Кранштадта, которые попались уже под лапу россиян советских. Все были расстреляны и ионии семьи  тоже. Это был 23-ий год. Это я хорошо помню Вот. А эти самые. Ну как бы местные не пострадали. Говорил, что запрещали всем, всем говорить. Кто только услышит -  молчи! Язык закрой. Все . Вот так. Так было.
07:20Д.М.  - Ваш отчим мальчишкой попал в какую-то деятельность связанную с Кронштадстким мятежем
А.М.  -   Да, да ,да  Он На своей лошади работал, возил снаряды туда к берегу . Откуда стреляли туда в Кронштадт           
Д,М.  -  По Кронштадту
А.М.  - Да, да ,да  Мятеж же был.
Д,М.  - А откуда он возил
А.М.  -  Ну вот
Д,М.  - С полигона?
07:41А.М.  - Какой полигон. Там. Рядом здесь.. Недалеко берег от Парголово. Вот там он и работал. Как в армии они были 07:49 Но они на своих лошадях
Д,М.  - И вот он поработал там. Потом мятеж подавили.
07:56А.М.  - Мятеж подавили. Да.
07:57Д,М.  - Вот после этого мятежа?
А.М.  -  Начали возить вот туда
Д,М.  -  Людей?
А.М.  - Людей. Да…Койрэнкангос….
Д,М.  - из Кронштадта
А.М.  - Их Арестовали всех.
Д,М.  - Так
А.М.  - Они же хотели еще в Финляндию бежать Потом когда разобрались все. И вот начали сюда возить Койрэнгангос все из города. Кто и родню и все. Тогда же как было? Враг народа значит всю твою родню туда же. Вот так.08:26 Это же не репрессия было
Д,М.  -  То есть первыми там оставили моряков Кронштадта
А.М.  - Да, да ,да  И их семьи потом все начальство которому служили; Кранштадт подчинялся. Но там это было летом, значит, земля вот там ходуном ходили, пастухи там коров пасли. Вот. А пастухи они тоже. Какая-то была КГБ посмотреть, чтобы местные люди туда не ходили. Но они, значит, подписку брали у всех. Ежели, скажешь кому-нибудь, что видел - то все. Тогда уже больше не будет тебя. 09:10 Предупредили всех. Все были предупреждены в этих деревнях. Вот. Это было. Это 23-ий год был. Во время Кронштадского мятежа.
Д,М.  - Понял 09:23 А отчима как звали?
А.М.  - Данил Данилыч Вильке
Д,М.  - Вильке?
А.М.  - .Вильке. Да Данил Данилыч
Д,М.  - Покойный?
А.М.  - Да, теперь уже давно никого нету. И детей уже нету. Все его дети давно уже умерли.
Д,М.  - м… И естественно не писали ничего, никаких записок не оставляли? Воспоминаний?09:46 Вот эта книга которая мне попалась. Она единственный документ? Или есть еще какие-то местные придания, которые циркулируют здесь?
09:53А.М.  - нет, нет
Д,М.  - Может в церкви сохранилось что-то?
А.М.  - В то время было так, раз … молчали, значит, все молчали. Как будто ничего и не было. А вот недавно по телевизору я смотрел. Туда ходили, значит. Куда не ткнешь, везде кости людские, значит,
Д,М.  – Да.
А.М.  - Еще одну голову они откапали, может вот на такой глубине и на палку поставили. Вот так. Может и Вы там были с ними?
10:25Д,М.  - Ну мы там были этим летом, и, действительно, я просил мне на камеру вскрыть одну из могил в месте съемки. Там действительно - кости. Там крест поставлен, мы его освятили. Мы были со священником, чтобы освятить крест. 10:40 Нас повел тот, кто нашел это место  - поисковик.
А.М.  – В общем этим людям, которые хотели мятеж, делали мятеж. Они конечно были все простив советской власти. Как было при Сталине? Даже вот показывали вчера Хрущева, ему дали расстрелять столько-то людей, он в пять раз больше расстрелял  и написал: «не хотели в колхозе работать». Вот так. Это уже политика была. Вот так. Так, что у нас очень просто это решалось.
11:11Д.М.  - А вот тот человек с которым вы работали он живет тоже здесь, в этом поселке?
А.М.  - Так он у нас в церкви в двадцатке.
Д.М.  - Ну он живет, местный житель?
А.М.  - Нет, нет, нет. Он там в Екатериновке, по- моему, живет. Он приезжает в Токсово. Он кочегаром работает, не кочегаром, а механиком на трамплине там. На водокачке.
Д.М.  - А далеко находится Екатериновка?
11:34С. К. - Екатериновка? Нет не далеко.
А.М.  - Это за Лесколово туда.
Д.М.  - А к нему можно было бы доехать?
С. К. - Километров десять, пятнадцать. Сейчас прямо?
11:39А.М.  - Нет.. Вы что? Зачем людей тревожить? Он в церкви бывает.
С. К. - Это лучше Может через пастора договориться о встрече
Д,М.  - Да просто если есть телефон позвонить и спросить.
А.М.  -  а, знаете что, в будущее воскресенье, наверное, или нет та наверное не будет. Мы после нового года собрание хотим делать. Он обязательно будет у нас. Только надо у нашего пастора узнать в какое воскресенье у нас собрание будет.  Это уже гарантия.
С. К. - Телефон у тебя есть
Д,М.  -  Я могу позвонить спросить
А.М.  -  Вангелинг… Будет начинать собрание
Д,М.  - просто видите, выбираться к вам это не так просто захотел и поехал. Поэтому когда и камера есть и там  и вы есть. Вот если бы можно было ему позвонить и спросить, что как ты не против встретиться?
А.М.  - На какой день будет собрание. ….. Обязательно будет на собрании.
Д,М.  - На собрание же не придешь с камерой записывать человека?
С. К. - Почему? Потом …
А.М.  - Пусть на собрании. Собрание быстро пройдет. Там и  …. будет
С. К. - Лучше сделать знаешь как? Договориться с пастором, что бы он предупредил его. Он наверняка встретится еще до собрания один два раза. Он  с ним поговорит заранее, обговорит, что приедет такой-то человек, интересуется  такой-то темой. Он, может быть, даже дополнительную информацию соберет у своих знакомых. Понимаешь?
13:04Д.М. - А кто еще кроме этого человека может быть…
А.М. - Из тех краев?
Д.М. - Да. Что-то знать?
А.М. - Да в Токсово так и я не знаю всех. Уже все умерли. Все уже умерли. 13:18
Д.М. - Вы знаете, я почему-то уверен, что умирает человек, не умирает память, она передается самыми странными, неожиданными путями. Вот я, поверьте мне..
А.М. - А! Это он может рассказать, кто с этих краев живет.
Д.М. - Может быть….
13:36А.М. - Скивромяги.. Этих деревень. Маленькие деревни были. Он, наверное, знает тех людей, которые здесь живут, и тех которых нет уже. Вот это вот уже как бы ближе, ближе к делу
Д.М. - Вот, а Вы сами вообще никогда не бывали в том краю?
13:51А.М. - Мы несколько раз ехали, значит,  отсюда на соревнование во Всеволожск летом, вот. У нас там соревнование и то мы договаривались с полигоном, что бы нас пропустили туда. Там папирос сигарет набрали с собой, охране давали там на болоте.
14:15Д.М. - Там же
А.М. - И они пропускали нас
Д.М. - Дорога прямая идет
А.М. - Да, да
Д.М. - И вот по этой дороге
А.М. - Вот отсюда от перекрестка и эта дорога считается на Новгород. Токсово- Новгород. У меня книга где-то была, Таня купила,  там, значит дорога Токсово- Новгород . Вот это прямо во Всеволожск вот, вот так.
14:40Д.М. - То есть проезжали через
А.М. - Я уже ребятам сказал. Вот в этом лесу много народу похоронено. Только сейчас кому это интересно. Там когда-то кто-то кого-то убили. Сейчас молодежь ведь такая: Ну, расстреляли, так расстреляли. Там же ни памятников, ничего же там нету.
15:03Д.М. - Вот сейчас крест стоит. Там на этой дороге стоит крест
А.М. - Вот такие дела. Интересно было тогда. Помню такой интересный момент в Кузьмолово. Это был тридцать кокой-то год, ну в общем, до войны было. В каждой деревне каждый мальчик и человек,  как появится чужой сразу сообщает в милицию. Вот. А тут же граница рядом и, значит, шпионы там пробегали, что их надо поймать же. И вот значит всей деревней пошли шпиона ловить. Они там около станции, там какие-то ямы были. Вот там песок брали. Они там сидят и «балдеют» эти три мужика. Как пришли к ним, они сразу бабах стреляют вверх. Убежали быстренько домой. Вот так. Так было строго. Любую деревню вот до границы все были…….. Если кто появится чужой - это шпион,  все. И сообщайте,  сразу в милицию. Так было, это воспитание здесь. 16:10
Д.М. - А книжку эту вы увидели, она печатная у вас была «Огни Питера»
А.М. - Да, я читал. Мне кто-то давал читать эту книгу. Давал. В церкви кто-то мне давал.
16:22Д.М. - В церкви? Да? В Финляндии она издавалась.
А.М. - Да, в Финляндии.
Д.М. - А в каком году это было? Когда читали? Когда первый раз увидели?
А.М. - Так года два тому назад
Д.М. - А то есть недавно
А.М. - Да, недавно.
Д.М. - Написана давно уже
16:40А.М. - Может быть давно да. Писателя то же нет уже
Д.М. - Вот я хотел спросить, как она попала сюда в союз эта книга?
А.М. - недавно. Уже свобода стала
Д.М. -
А.М. - Раньше даже библию такую маленькую сюда в трусах возили из Финляндии и то проверяли на границе. Вот какие были времена.
Д.М. - Да
С.к. -  У нас же есть материалы 25-го съезда КПСС. Нет, это двойной раритет. Почему? Потому, что обложка от материалов КПСС а внутренности совсем другие.
Д.М. - Да. Понятно.
С. К.  - Да. Религиозная литература провозилась под видом этих самых партийных всяких там решений и так далее.
Д.М. - Ничего себе.  Я об этом ничего не слышал
С.К, - У нас у деда где-то такая книжка есть.
А.М. - Я уже там эти книги Ленина, Сталина обложки та снашиваются . Я все беру новые, старые бросаю. Новые, вот так. Но что делать-то
18:01Д.М. -
А.М. - 45-ый год под наблюдением комендатуры  Якутской ССР с 42 по 55 год.
Д.М. - А за что
А.М. - А за то, что я финн 18:13 Больше ничего. Очень нужно было значит, что бы значит. Это было как раз голодная зима кончалась в блокаду и, значит, попросили будьте добры, что бы завтра утром вы были в Токсово через Ладогу поедем. А мы же пацаны все. Мне тогда уже 14 лет было. Мы все пацаны, эти колхозники в лесу здесь готовили дрова для железной дороги. Вот, значит, чтобы паровозы могли работать и людей отвозить на Ладогу.  И через Ладогу отправить уже по льду. По  Дороге Жизни,. Слыхали?
Д.М. – Конечно.
18:51А.М. - Ну вот, вот мы и работали пришли, значит с лесу, топоры, пилы все там оставили. Приходим домой, а мама говорит, что бы завтра утром мы были на станции Токсово.
Д.М. - УГУ
А.М. - Поедем через Ладогу. Мы моментально на лыжах саночки сделали. А, да, предупредили: Ничего такого твердого не берите. Потому, что там на машинах надо везти через Ладогу и все такое. Немножко мешать будет. Вот так и мы это быстренько двое саней сделали. И на эти санки положили, ну там обычную одежду, только мякенькое. Вот так. А сюда притащили на станцию Токсово эти санки бросили, а сами подождали, когда соберутся со всех деревень народ туда. Холодно было, ветер. Как сегодня, холоднее еще наверное. 26 марта было. Значит, в баню. В большую баню людей, что бы они не замерзли 18:54 И, значит, собралися и утром поездом до Пискаревки. А с Пискаревки уже на Ладогу. И там в впотьмах, значит, маленькие автобусы были, совсем маленькие автобусы, и полуторки машины были и все через Ладогу. И с тех пор оказывается меня считали как бы репрессированным да. Но нас попросили культурно, да, но это только нас. Это зависело тогда от милиции, наверное, но были же и грубые. Говорят вот там в Химаколово…… за этой деревней  так оттуда пришлось гнать, силком гнать людей. Мы та уж все, как узнали  на саночках и сюда. Вот так вот.
20:47Д.М. - И в Якутии…
А.М. -  В Якутию как  попали. Наверное, Господь сперва провел линию. Вот Сильваст  Андрей Михайлович вот туда. Так вот финны спрашивают у меня: Как в Сибири? Я говорю: Я не знаю. Я только в вагонное окно видел Сибирь. А где ты был? Я на той стороне советской России был. Там уже на погранзоне Америки. Ага. А они же не понимают  ничего. А где? Как? Дорога куда? Карту, значит, я принес. Показываю, вот здесь Иркутск, здесь, значит, Петербург. А вот здесь Тикси, вот здесь. Но они же тоже как с луны, ничего не соображают. Я им все объяснял вот так и так. В Черемхове мы жили, ждали когда Ангора очистится от льда, потом по Ангоре плыли немножко, потом на машинах до Лены и потом в верховьях Лены леспромхоз был. Такой, уже было приготовлено лесу 13 000 кубометров. Вот, значит, наши люди все работали. Я значит тоже 22:04  На лошади возил значит. Вот такой толщины рубили березовые, ну как прутья, их потом закручивали как трос крепкий получалось. Вот завязывали по два бревна, вот поперек жердину такими клиньями туда. И вот так собрали 13000 кубометров. А потом нас, одиннадцать семей, на этот плот, значит, посадили там большой сарай построили. Не с досок, а еловая, значит, кора. Получается как будто как шифер. Вот такой сарай и мы в этом сарае жили. Мы как бы провожали вот этот плот. Значит, направление было в Тикси. А когда мы, значит, до Тикси осталось 50 километров, уже море почти замерзает. Этот капитан который на пароходе, на корабле был. Там такой двухколесный …………. Вот это, значит, плот тянул туда. Этот капитан говорит этому директору грибозавода: Возьми все, людей возьми. Я обратно, что бы успеть в Якутск обратно. Вот так. Так я оказался там. 23:19 А, потом что, дороги то нет. 1000 километров дороги никуда. Куда ты уйдешь? Только вертолетом или самолетом можно улететь. Вот так вот.23:33 Я сказал, значит, что Господь привел туда. Это с блокады туда. Все такие худенькие были. А там, значит полный берег рыбы, рыбаки ловят не успевают увозить туда, в склады. А склады там такие. Представь себе остров такой большой, метров 20 вышиной, вот чистый лед, как стекло. Там было метро выкопано, как такие склады большие. Двое ворот, что бы тепло летом туда не попадало. Хотя там лета та не было. 12 месяцев зимы, остальное  -  лето. И вот так. Ну, директор нас принял и говорит, какой рыбы вы хотите. Мы же два месяца нам карточки давали. А были там почти все лето до зимы. 24:24  Говорит: Какой рыбы хотите? Вот . Есть у нас осетрина, есть нельм, есть муксун, есть омуль, значит . Мы говорим осетрину, пожалуйста. Каждому человеку 8 кг осетрины. Мешок целый. А мы же голодные были, только на плоту рыбачил я. Плот идет, а рыба клюет. Вот так. И грибов мы собирали. В низовьях Якутии там столько грибов было, хоть косой. Коси. А там же пароходы ходят, уголь кончается. Мы, значит, к берегу прибьет нас. Якорь бросаем, а сами мы в лес, а пароход пошел за углем. И вот все банки, что было там. Я пошел в деревню. Взял мешок и по всем домам. Пожалуйста, Ради Бога, дайте банок нам какие есть свободные, а там же не принимается тара нигде. 25:26 Якутия есть Якутия. Тайга. Они спрашивают: «Вы откуда?». А Я говорю: «Мы с Ленинграда, но мы провожаем плот. Вот. В Тикси.» «Ай, там хорошо, там вот такая… рыба ловится» Это мы с голодного Ленинграда, в Токсово везде покойники были эту же зиму. Аж, страшно ходить было. Мы же мальчишки, хоть картошку ели. Школьники, все на лыжах катались, и нас, значит, вербовали в лес дрова готовить из-за этого. И вот мы там в ссылке были. Это только называется ссылка, потому, что там рыбы было вот так! Ну и организовали там колхоз рыболовецкий 26:06, финский колхоз, литовский колхоз. И мы, потому, что из Ленинграда просили, что бы колхоз назывался - Колхоз им. Жданова. Потому, что Жданов у нас тут командовал. Вот так. Я говорю это, а ребята: « это ж он вас оттуда выгнал, а вы колхоз Жданова сделали».  Это, может, тоже политика. Мы, значит, там на чужбине, а власть то везде. Политика везде. Жданова, так Жданова, все. А литовцы назвали Арктика. Колхоз Арктика. Вот так. 26:46  Вот мы там и жили в ссылке, рыбачил я там пять лет, Прежде, чем оттуда уехать. А уехать то, как интересно было. До Якутска добрался, деньги то кончились. А я встречаю таких молодых ребят, они говорят: «Андрей давай вербоваться.» «Куда?» «На север» «Так только же оттуда приехали» «А у тебя деньги есть?» «здесь нету и здесь нету, ветер гуляет»(хлопает себя по боковым карманам) «А чего тогда жалеть. Поехали.» И мы тогда завербовались на два года на Вируи. А там на вербовочной ….. было два мужика не очень пожилых. Ну, они нам объясняли, как там зарабатывают, вот и все та, эти, алмазы там искали. Потом искали, а тут мы еще ничего не знали. И как раз парень пришел такой высокий, как раз приехал за запчастями. Туда запчасти везти, там для машин то надо. Вот. Мы и спрашиваем: «Сколько у тебя в прошлом месяце была зарплата?» «семь тысяч было». Это можно было две коровы купить. В то время, живых. Ну все.. Мы согласные. Нам, значит, вербовочные, подъемные, все это пишут вот. И комиссию мы проходили. Комиссию проходим в Якутске. (Показывает на столе) Несколько больниц было. А там врачи говорят: «Куда вы вербуетесь?» «На Веруи» «Так вы ж ничего не знаете, там ничего нету, в лесу. Мороз. Там и есть то нечего. Вот» А мы говорим: «Нам деньги нужны» Смеется.. Вот так.. Вот так я попал туда. 28:22  А это все считалось мне, что мы в ссылке. Когда я написал отсюда письмо, отправили с серого дома туда в Якутск. Они за две недели отправили сразу ответ. Вот с сорок второго года по пятьдесят пятый год под наблюдением комендатуры. А как там комендатура (Смеется).
28:50Д.М. – А потом вас как вернули-то? Разрешили там, вызвали или…
А.М. – Никто и никогда не вызвал. Мы там жили как в якутской деревне. Вот мне, что интересно было. У нас, значит, в колхозе объединили два колхоза вместе. Наш и Литовский колхоз, а этот, значит, поселковый там совет. А этот якут, значит, (щелкает по горлу) потерял печать. А мне справку дали штамп есть в углу, а печати нет никакой. Вот эти вербовщики говорят так у тебя тут и печати нету. Я говорю, да нету. Потому, что потеряли печать. Что ты возьмешь с этих якутов, ничего. Ладно, парень здоровый, мы его возьмем. Мы ему дадим трудовую книгу. (29:40) паспорт и военный билет, все сделаем. Ну, вот. Им люди нужны. И вот мы туда поехали, полетели на самолете.  Вот так. Это Господь все, Господь ведет, человека ведет. Да, что интересно показал нам. Мы, значит, в Якутске в то время были морозы сильные, самолеты не летали, а потом когда стали летать уже после. Это было в январе когда-то, чуть оттепель была. А мои вещи все, что у меня было погрузили, там наши начальники, в самолет. Вот . А я утром прихожу на работу, мы у них работали там дрова пилили для хозяйства этой организации…. Где ты живешь? Мы тебя не можем найти. Я твои вещи погрузил в самолет и отправил в Ньюрберский район. там есть пере валочная база. Там начальником базы Миломет, такая фамилия. И, значит, давай беги быстрее в главный почтампт, туда отправляй телеграмму, что бы вещи твои забрали, когда туда прилетит самолет. И вот я значит, еще морозы стали, никак не могу туда ехать. Потом, когда это было с годовым отчетом, там как раз начальство с годовым отчетом в Москву должно было ехать, то местное начальство. А я уже ночевал в аэропорту. И вот, значит, мы сидим тут чайку пьем, утром, а самолеты должны вылететь. Они спрашивают, куда вы мальчишки едете? Мы на Велуи. А вы куда? Мы в Москву. С годовым отчетом, значит. И, представьте, какой момент был, самолеты, через три минуты вылетают и они такой круг делают (показывает в воздухе), высоту набирают, а потом берут маршрут куда надо. И все люди видели, что я должен полететь. И этот самолет, значит, высоту набирает, круг делает, загорелся наверху и упал. Там значит, уже мне похороны делают, уже отпевали (щелкает по горлу) меня все. (32:02) Потом уже там, когда я на место приехал..  Там еще один в Якутске  остался, фамилия Манн, украинец. Он тоже, вместе вербовались. Он туда добрался на машине, вез туда запчасти на машине, да как провожатый был. Заходит в столовую, а мы там сидим. Он заходит в столовую и перекрестился. Ты что перекрестился, а мы, говорит, тебя уже отпели, похоронили, покойник. Как так? А вот самолет поднялся и загорелся, а я и не знал. Оказывается и сестра моя в Якутске двоюродная, все знали, что уже самолет упал, все меня нету. Вот так, так длинный рубль добывали. А еще, когда вещи мои взяли, самолет транспортный пришел, а этот Меломет, чтобы не платить за билеты. А раз самолет экспедиционный значит грузовым. Посадил нас в этот самолет. Вещи туда, все. А летчики, что-то с моторами там возились. Левый мотор работает, а правый не хочет работать. Тоже как здесь этот газик заводили (33:10) здесь на земле. А потом летчик говорит, давай перекурим, пришли, они же не знали, что мы в самолете. Нас же одиннадцать человек было. Он наши вещи сразу на улицу выкидывать. Самолет не работает, вон отсюдова. Он по-русски говорил, матом. А начальник наш, значит Меломет, который нас сюда на лошади привез говорит, никуда не пойдем. Они пошли опять эти ребята завели мотор. А мы за это время успели вещи опять в самолет, дверь закрыли. Вылетели, потом один пришел летчик, вы опять здесь? А что за люди, говорит. Мы, ………… мы вербованные. А у вас, какие-нибудь документы есть? Мы справки вынули, что мы вербованные все. И мы километров, наверное, сто летели. Я смотрю – пропеллер-то стоит, самолет как дернет вот так (показывает вправо), я смотрю, как далеко (до земли). Это далеко, хоть зимой было. Потом выпрямили, выпрямили они самолет и на озеро посадили. Вот так. Это длинный рубль, вот какое было. (Смеется) Вот так. (34:28) а когда мы приехали уже туда, на места установили, на участки. Опять жить-то негде. Домик брали взаймы, там блох – пол аж желтый от блох, вот. И вот, значит, первая зима была, а морозы были – ужас, под сорок градусов, больше и больше, вот так. И эти врачи правильно говорили, там вы замерзнете. Так мы прежде, чем нагрузить самолет, эти самые вещи, мы пошли на (дильманом) на барахолку пошли. Купили там валенки, эти голенища оставляли, что бы валенки там пошли, валенки одежду все мне купили и в лес, ножовки, пилы, рубанки. В общем всякие, потом начальник говорит, я погрузил твои вещи, но они были такие тяжелые, наверное у тебя золота много, я говорю конечно много, я 10 лет здесь уже по северу золото искал (смеется) Они только засмеялись. Мы ели подняли вещи твои. А там разное топоры.., ну все что надо, придем в лес.., чтобы можно было.. (35:48) жить, и прожить, и не замерзнуть.     
(35:51)Д.М. – А что приходилось делать там?
(35:53)А.М. – Алмазы искали.
Д.М. – В лесу алмазы? Они что, так и попадаются между деревьев?
(35:58)А.М. – Допустим вот это река. Река, да, там, значит,  метров, наверное,  шестьсот – ширина. Она же называется верюйная, кривая такая. И, вот, есть такие места, куда, значит, песок замывает. А в другом месте есть глубокие, там мы не капали. А вот эти пески где, там несколько ям делали. А потом где мелко, замораживали зимой лед, эту воду замораживали, та же быстро замерзает, до дна замерзает. И вот мы так замораживали, там и дно замораживали. Нам нужно было капать до самых платиковых пород. Там глина такая синяя, как в метро здесь. Там дальше уже ничего нету. Все лежит на этой глине. Все и алмазы и золото все, что есть, все на этом глине лежат. И вот мы 270 километров за три зимы успели копать. Теперь, где город Мирный, там в верховьях. Вот это все мы за три года перекопали. Ну, все, где были намыты пески, отлогий берег там и копали.   
(37:11)Д.М. – Вручную?
А.М. – Вручную, а что, какая там техника? Да последнее лето…
(37:15)Д.М. – Зимой копали?
А.М. – Вручную, ломики, там, кирка и лопата.
 С.К.  - Нет. Зимой? Спрашивает.
А.М. -  Зимой копали, летом мыли. Так один раз якут приехал на оленях. Остановился. У нас два человека наверху, а один там внизу, накладывает.
(37:37)Д.М. – А там глубоко, внизу?
А.М. – Как трехэтажный дом, вот такая глубина. Этот якут перед председателем колхоза туда смотрит, он дна не видит. Там, то что за ночь растаяло, там идет такой пар, пыль. Он смотрит, смотрит («У меня глаза маленькие, я не вижу».) Там человек работает. Я говорю, глаза у тебя нормальные. Вот так. Он говорит, если нашему колхозу дали вот это, два метра ширина, пять метров длины и около девяти метров глубины Назад мы всем колхозом это выкопали. А нам через реку надо было шесть или восемь таких копать было, глубина. Вот так. Вот как. Ну обижаться мне там нельзя, потому, что сам вербовался, все! Терпи! А кушать, то ничего не было там. Вот привозят в магазин крупу, там еще что-нибудь, конину. Так мы без денег. А начальство наше дает, как бы распоряжение. Берите в долг. Вот мы берем в долг., что мы за месяц съели потом наше начальство приедет и рассчитается с ними. Наши ребята вот столько съели, купили у вас. Ну кроме конины там конечно ничего в магазине нету. Местные люди эту корову не едят, только конину едят, а конины очень упитанные. У них стадами круглый год кони, лошади ходят по тайге. (39:14) Когда надо мясозаготовку платить государству. Они подгоняют ближе к магазину. Тут постреляют, кровь выпускают и на весы, и план выполнен, вот так. Такие молодые лошади, они уже такие кругленькие. Все время упитанные и все. Вот так. И привыкли конину, коней и зайцев есть там.
(39:37)Д.М. -  Сколько лет вам было тогда.
А.М. -  Сколько мне лет было, сейчас скажу. Это было 52- ой год. А в 55-ом я , значит, уже прилетел сюда. Ну 22, 23. Ну я уже опытный был. Я же уже десять лет отбыл там (смеется), на тундре.
(39:57)Д.М. -  Когда прилетели сюда, на это место?
А.М. – В Кузьмолово, да Кузьмолово. Значит, отчим свой дом там был. И, значит, они приехали сюда с Иркутска. В районе Иркутска жили. И я, значит, прилетел сюда. Это было в июле месяце, или августе, в августе, вот так. Так дом то был совсем гнилой, пришлось ремонт делать и все такое. Но главное не это, главное Господь увидел опять это все. Здесь люди месяцами, годами хлопотали через суды, чтобы их дом освободили. И пустили их в свой дом. А мой отчим пришел, значит, сюда в суд и говорит: «вот у меня дом находится на этой стороне дороги на полигоне, и там живут рабочие полигона, а мне жить негде». А эта судья говорит: «А ты поезжай на Ржевку, там у них контора». Она же знала все. К главному начальнику полигона, вот. Ваши рабочие живут у меня в доме, я хочу войти в свой дом, а вы, значит, их уберите. Ну вот, он объяснил там все. А у тебя есть свидетельство, что это твой дом. Есть. Гони.. матом все. Войди в твой дом и живи. Гони их, вот так. Он и рассказал в суде, как этот полковник там объяснил. Все. Пишет, через две недели освободить. Вот, за две недели освободили нам этот дом. Вот так. Мы даже помогали им времянку построить. И картошку им копали все. Очень хорошие люди были, но люди же ни при чем!   
(42:00)С.К. – Это были рабочие полигона и гражданские?
А.М. -  Гражданские, да, гражданские. За деньги работали, все, у них двое детей тоже, сын и дочь.
(42:05)Д.М. -  А сами откуда они, эти рабочие?
А.М. – Так вот я уже забыл, с какой области они приехали.
Д.М. – А, привезенные. Не местные.
А.М. – не, не местные люди
Д.М. – То есть в ваших домах
А.М. – Жили, да.
Д.М. – Жили? Рабочие полигона?
А.М. – Вот так
Д.М. – А что они делали тогда в полигоне эти рабочие?
(42:32)А.М. – Так, а мало ли работы там. Как у нас , допустим, лесник, у них же всегда работа есть. Так и они там. Вот так Господь видел маршрут мой.
(42:40)Д.М. – А когда вы вернулись, уже погранзоны не было здесь?
А.М. – Нет. Погранзона кончилась, как наших взяли в Финляндию.
(42:48)Д.М. - Ясно
А.М. – Вот так
Д.М. – И, когда вы вернулись то охраны погранзоны, тоже фактически не было?
А.М. -  Полигон охранялся, да. Нам даже предупредили, что туалет нельзя ставить, если его нет у вас. Такой порядок был, значит, в полигон не ходить.
Д.М. – В полигон не ходить…
А.М. – Да, кузьмоловским. Вот, допустим, туалет, значит,
Д.М. – То есть за грибами, за ягодами, никуда не ходили?
А.М. – Всегда смотрели, если попадешь тебя вызовут на Ржевку и там тебе дадут …………очень строго было
Д.М. – Но ведь ходили, наверняка?
А.М. – А на Руси где не ходят, куда нельзя, туда и ходят
Д.М. – Но раз ходили, когда уже ходили, что-то видели?
А.М. – Да, слушай, да никто не интересовался этим уже. Это ж давно, давно было уже. Кому дело до этого есть. Это только те люди, которые там жили в то время. Они все это видели, все слышали и были все предупреждены.
Д.М. -  уже ничего не видели, не слышали и не интересовались
А.М. – Да, да ,да. Это хорошо, что мы сами, Господь привез нас домой обратно. Откуда взял, туда и вернул. (Улыбается)
(44:05)Д.М. – А вы в церковь ходили с детства?
А.М. - Да
Д.М. – Веровали с детства
А.М. – Помню даже где сидел. Вот как в церковь зайдешь, с правой стороны, вот не первая скамейка, а несколько скамеек сюда. И вот в этом месте сидели мы. Вот помню, так я ж уже большой был в 36-м году большой мальчик. Я же 29-го года.
Д.М. – А пастор, который здесь был в то время, умер уже?
А.М. – Нет, он не умер. В 36-м году когда церковь закрыли. И, они же не российские люди были, они же были из Финляндии. Ну, им сказали, давайте убирайтесь, вам нечего делать здесь.
Д.М. - Да
А.М. - Да
Д.М. – Но вот этого человека….
А.М. – Фамилия была Воронин. Он у нас в последнее время работал здесь
Д.М. – Пастор?
А.М. – Да.
Д.М. – Воронин?
А.М. - Да
Д.М. – Он был русский?
(45:01)А.М. – Не Воронин, а Воронен.
Д.М. – А, понял, ясно.
А.М. - Да
Д.М. – А найти этого пастора можно было бы? Ведь он наверняка знал многое.
А.М. – Да, те люди, конечно, знали, но их уже нет никого. Они там все умерли.
(45:17)Д.М. – Но потомки то не умерли.
А.М. – Потомки то остались, да. А, вообще-то, знаешь, что. Вот этот вопрос вы задайте нашему пастору, потому, что он в Финляндии бывает. И он обязательно родню вот этого Воронена наверняка знает.
(45:34)Д.М. – Я хотел бы попросить вас, когда вы будете передавать от меня ему фильмы задать ему эти два вопроса
А.М. – Что знает ли он? Да, конечно, кто-то жив есть, есть, есть, есть, конечно, есть.
Д.М. – Просто вот. Вы теперь понимаете, что меня интересует. Вот я вам сказал, то есть спросил вас за этот час. Вы мне рассказали, что могли. Если можно передайте…
А.М. – Да, да, да, хорошо этот вопрос я ему задам. Там же остались, может, дети и не один, и нее два.
Д.М. – Пастор и может кого-то он знать, от кого ниточка пойдет дальше.
С.К. – Из двадцатки.
Д.М. – Или кто-то еще. Кого знает сам пастор Эра. По телефону мы с ним не станем говорить.
А.М. – Да, да, конечно. Да и этот вопрос Вангелинг который у нас работает в двадцатке работает в церкви. Он как раз в Киурумяке родился
Д.М. – Вангелинг, да
А.М. – Да Вангелинг. Да вот и на трамплине тут, водокачке. Так, что у них же ближе. Раз там родился, да и все.
Д.М. – Спасибо вам большое, что уделили время. Значит, пастор сказал, что он будет здесь в среду. Вот если вы сможете в середу ему передать                   (46:50)А.М. – Могу, конечно.
Д.М. – Телефон есть у вас его?
А.М. – Есть. Так я пойду туда, мне в магазин надо идти и везде.
Д.М. – Он мне дал мобильный свой телефон, поэтому я могу дать вам его телефон.
А.М. – Так то есть.
Д.М. – Хорошо.
А.М. – Так, что я в магазин пойду и зайду туда.
Д.М. – Спасибо вам большущее. А я тогда позвоню вам тогда, если можно, и спрошу как договорились?
А.М. – Все сделаем, все сделаем.

Комментариев нет: