Рассылка обновлений по Email

вторник, 5 июля 2011 г.

1998 Е.Ф.Хайгонен о депортации финнов и расстрелах на Ржевском полигоне


(0,00-0,19) Кадр из предыдущей части

(0,19) М. в шляпе: 15 апреля будет 87.
Женщины (0,23): Старик герой, герой. Это молодец. Он все своими ногами, тихо, но ходит. Это моей дочери крестный. Младшей.
М.в шляпе: (0,36) Ну, как она там?
Ж.в платке: (0,37) А ничего, живут помаленьку. денег не дают. В  Морозовке.
М.в шляпе:  (0,41) Морозовка.
Ж.в платке: (0,42) 5  месяцев уже денег не дают, работают оба на заводе.
М.в шляпе: (0,49) На заводе?
Ж.в платке: (0,50) На мебельной фабрике. (пауза). (0,56) А он там всех здешних местных знает. Все рассказывал.
М.голос: (01,03) Ну, так конечно, раз он здесь жил, тем более, годы такие, что успел прихватить.
(01,11) Следующий кадр.
Ж. «Мемориал»: (01,13) А как Вас зовут, скажите, пожалуйста?
Ж.: (01,15) Лиза.
Ж. «Мемориал»: (01,16) Елизавета Фоминична?
Е.Ф.: (01,18) Да.
Ж.«М»: (01,19) А полное имя Вы можете сказать?
Е.Ф.: (01,22) Хайконен (?) Елизавета Фоминична.
Ж. «М»: (01,26) И Вы родились в каком году?
Е.Ф.: (01,28) Семнадцатого.
Ж. «М»: (01,29) В семнадцатом. И где?
Е.Ф.: (01,32) Большой Киурмяги(?). Там, Токсово наш район раньше был.
Ж.«М»: (01,45) А много вас в семье было?
Е.Ф.: (01,47) Нас много было. Мы как сегодня… Нас было 8 человек.
Ж. «М»: (01,54) 8 человек детей?
Е.Ф.: (01,56) Это не мои дети, а мои сестры, да и братишки.
Ж. «М»: (02,03) А родители Ваши кто были?
Е.Ф.: (02,05) Умерли уже. 45 лет было мать умерла, а отец… арестовали.
Ж. «М»: (02,15) Отца арестовали? А в каком году?
Е.Ф.: (02,18) Сорок… Подождите, восемь.., тридцать восьмой год.
Ж. «М»: (02,25) А кем он был?
Е.Ф.: (02,27) Никем, колхозником.
Ж. «М»: (02,32) А как его звали, скажите, пожалуйста.
Е.Ф.: (02,34) Фома Фомич. Хайконен Фома Фомич.
Ж. «М»: (02,39) А как арестовали, Вы можете рассказать?
Е.Ф.: (02,42) Ну как я могу, как говорить, пришли, так и взяли, и больше мы их и не видали. А дети остались еще дома, я была самая старшая (неразб).
Ж. «М»: (03,02) А кем он был? Просто крестьянином?
Е.Ф.: (03,04) Да, да. Но я еще маленькой, так… Наберет в колхозы, так и земля каждому была, и сеяли, и пахали, и все. Ну, такую работу делали. Да.
Ж. «М»: (03,22) А что говорили про арест? Что мама говорила? Почему его арестовали?
Е.Ф.: (03,26) Ой, мама такой была, нигде не ходила. Детей много было, так и оно что бы. Ну, чего? Никто не знал зачем, его не одного взяли, там в нашей деревне 5 человек взяли.
Ж. «М»: (03,43) А кого, не помните? Кого?
Е.Ф.: (03,46) Нет.
Ж. «М»: (03,47) Имен не помните?
Е.Ф.: (03,49) Нет.
М.П.: (03,51) Взяли сразу или
Е.Ф.: (03,52) А?
М.П.: (03,53) Сразу их пятерых взяли или же, так сказать…
Е.Ф.: (03,55) Да, это, это было еще… Это было еще собрание в колхозе, так его дома не было, он на собрании был, а потом там пошли такие и.. Да. И детям не прощались, они же спали уже, ночное время.
Ж. «М»: (04,18) А что потом известно было про судьбу отца? Что с ним стало потом, после ареста? (громче 04,25) После ареста что-нибудь известно о его судьбе, что с ним было потом?
М,голос: (04,29) Я могу ответить, вы не включили, не надо включать? Это самое..
М.П.: (04,33) Пожалуйста, сядьте сюда, потому что Вы тоже (неразб).
М.: (04,38) Я, я был в этом самом. Во-первых, я был, не помню, в 55-м – 56-м году, когда потепление наступило, поехал, значит, туда. И мне, в общем, в Большом доме был. Но пока там, конечно, не так просто было пробиться. Там мне сказали, что Ваш отец в 44 году, значит, умер от кровоизлияния мозга там, значит. А было дано 10 лет, мол, без переписки. И документ был выдан ЗАГСом этот, прислали это самое, это вот, ну, в общем, через ЗАГС. Но все это, оказывается, было не так. Вот когда… Вот сейчас уже вот, может, в прошлом году или в позапрошлом вот, это самое, я снова пошел туда. Ну вот, и тут они, значит, и дело я смотрел все, мне потом дали уже посмотреть там, в темной комнате, сын у меня ходил, смотрел там. Там толстые, значит.. И там их всего человек 4 – 5. Все были обвиненные, в общем. И в 38-м году, я не помню число, у меня есть, расстреляны в 38-м году они. Ну, где-то они через несколько месяцев и расстреляны были. Вот так. Это только стало известно. А так они, видите, та бумага была неправильно выписана.
Е.Ф.: (05,58) И матери они (?) сказали, куда они похоронены.
М.: (06,00) И получил я, это самое, потом через прокуратуру, уже они стали расследовать, значит, уже мне прислали этот, официальную, значит, бумажку, все, документ. Если вас интересует, я могу там показать.
Ж. «М»: (06,13) Да, потом. Мы запишем, потом посмотрим.
М.: (06,17) Ну вот, в таком духе. Ну, а если…
Ж. «М»: (06,21) А дело Вы читали, что-нибудь помните из дела?
М: (06,24) Ну, как же, вот были обвиненные в контрреволюционном, вроде как, перевороте или что-то такое, значит. Ну, в общем, в контрреволюции. Ну, липу-то, знаете..
Ж. «М»: (06,35) Групповое дело, да?
М.: (06,37) Да, человек 4 – 5.
М.П.: (06,39) Все из Киурмяги?
М.: (06,41) Да, это все из Киурмяги, по-моему. У меня там даже пофамильно это все написано. Вот, это самое, я там переписывал кое-что, можно было выписывать. Вот, так что, если вас интересует..
Ж. «М»: (06,51) И все финны?
М.: (06,53) Да, но там жили в деревнях…
Е.Ф.: (06,56) В нашей деревне вообще…
М.: (06,57) Да, все финны были здесь. Ну вот, и тогда, как говорится, до, как говорится, царя и после еще, там же финский язык преподавали. Ну вот, это было естественно. Ну и после этого, я не знаю, до какого года, тоже где-то до 33-го, наверно, еще преподавали здесь. Ну, а потом все уже.
Е.Ф.: (07,19) А что ты помнишь? Когда тебе 2 года не было.
М.: (07,21) Я читал, это самое.
М.П.: (07,24) Простите, а вот в архиве, в «Мемориале» в архиве 2 человека с Вашей фамилией есть: Семен Фомич и Иван Фомич, не родственники?
М.: (07,35) Сейчас я что могу сказать, что у меня были 2 брата: Семен Фомич и, это самое, Иван Фомич. Вот, ну, наверно, они-то не были упомянуты. Они были немного старше меня: Иван Фомич был на 3 года старше, а Семен, наверно, был тоже старше, наверно…
Е.Ф.: (07,54) Он на севере умер, 12 лет было.
М.: (07,55) Да, 20 лет, да, он был еще старше. Ну, так и… Вот он, да. Так вот эти, но это другие, наверно.
М.П.: (08,05) Да, это другие. Там год рождения 98-й и, по-моему, даже 78-й. Я думал, может быть, это более старшие Ваши родственники.
М.: (08,11) Нет, были однофамильцы прочие. Так я что хочу сказать…
Е.Ф.: (08,14) У нас много было однофамильцев.
М.: (08,16) Да. Когда нас увезли, значит, на север, я вот это…
Ж. «М»: (08,20) А когда?
М.: (08,21) Это было 23-го, по-моему, марта 42-го года. Мы здесь…
Е.Ф.: (08,25) Во время войны.
М.: (08,26) Да, блокаду вот, мы вот это тут, сколько-то 7 месяцев получается, значит, мы здесь были, значит, еще. А потом нас вывезли через Ладогу. Ну вот, и в общем, я-то этих пор уже не помню практически, а потом я уже почти кое-что помню. Привезли нас в Трофимовск назывался, от Тикси (?) 200 км до этой Лены. Ну там, конечно, никаких условий быть не могло, и речи, что там условий..
Е.Ф.: (08,51) Палатки были.
М.: (08,52) Да. И вот, в первую зиму там у меня, значит, тетя умерла, брат умер и мать. Вот так вот. Ну..
Е.Ф.: (09,04) Они маленькие, ему тогда…
М.:(09,06) А вот у нас у всех такая цинга была вот, что когда цинга, значит, ходишь… В общем, я ходил, держался, значит, за что-нибудь. (неразб). А вообще цинга скручивала людей, что вот лежит и не может этот, скручивает просто. Ну вот, потом зубы выпадать сами собой там это и кровоточить, такая болезнь. Это в первую зиму все это было.
М.П.: (09,33) А сколько в поселке было, когда привезли?
М.: (09,35) В Трофимовске? Я бы сказал, в общем, прилично было. Я не могу сказать так. Когда после уезжали уже оттуда (неразб).
Е.Ф.: (09,43) Это, видишь, это все деревня, но это каждый в  другое место увозили.
М.: (09,50) Из этих деревень были, но, в основном, там же деревня на деревне были, вот финские все вот в этом районе, насколько я знаю. Так что вот мы там жили на севере, значит, до…
Е.Ф.: (10,05) Девять лет.
М.: (10,06) Да, 9 лет мы жили непосредственно там, в Трофимовске. Ну, и там участки были, там с острова на остров еще перебрасывали, значит, это самое. А потом в Якутск приехали в 54-м, и вот там уже мы жили, пока эту статью не сняли у нас. А, в 51-м мы приехали.
Е.Ф.: (10,25) Нет, нет.
М.: (10,26) В 51-м.
Е.Ф.: (10,27) В пятьдесят…а, может быть, приехали..
М.: (10,28) В Якутск мы приехали 51-м году, значит..
Е.Ф.: (10,31) А в 54-м уехали.
М.: (10,32) Уехали, да. Ну вот, статью сняли. У нас же статья была, 38-я, по-моему, «Положение о паспортах» называлась. Вот так.
Ж. «М»: (10,42) А что взрослые делали что, там вот, в Трофимовске?
М.: (10,45) А что делали?  Вот..
Ж.»М»: (10,48) Где работали?
М.: (10,49) Вот… вот моя сестра там, еще там женщины, значит..
Е.Ф.: (10,54) На стройке работали, дрова возили.
М.: (10,57) Да, на остров, это самое, на остров.
Е.Ф.: (10,59) Да. Большие сани были такие четыре, нас четыре человека было женщин, ну были там женщины и возили. Там же дровишки еще туда (неразб).
М.: (11,17) Да, там лес не растет, нет там. Там тундра, вот такая растительность вот, она с полметра так. И поэтому основные дрова или что – это через реку вот, половодье приносит, значит, это самое весной в основном. И вот эти дрова, значит, собирают бревна там и прочее, и вот это на дрова.
М.П.: (11,38) А только то, что по реке приплывает?
М.: (11,40) Да. Но нет, в первое время, когда мы там жили, конечно, там плоты пригоняли просто, дома строили, да. Ну вот.
Ж «М»: (11,51) А где жили, в каких? В землянках или домах?
М.: (11,54) Нет, это были… Сначала там, первую зиму там кто-то и в землянках жил и в палатках, а потом дома построили. Ну, конечно, там…
Е.Ф.: (12,02) Там и мужчины были такие здоровы, они делали себе там это, а мы сами…
Ж. «М»: (12,08) А Вы где жили?
Е.Ф.: (12,09) А мы сами жили в палатке. Мама еще заболела вот в палатке, так это…
М.П.: (12,16) А как же Вы выжили? Вы же были совсем маленькие?
М.: (12,19) Да, нас осталось, вот сейчас я скажу..
Е.Ф.: (12,21) Очень это тяжело было.
М.: (12,22) Вот моя сестра старшая, потом у меня еще есть сестра в Старом Петергофе, она с 24-го года, по-моему, да. Ну вот, брат живет на Энергетиков, с 30-го года. Один брат у меня здесь умер. Ну вот, здесь уже. И.. и нас было..
Е.Ф.: (12,42) Он был 33-го года.
М.: (12,45) И вот эта старшая сестра нас всех вытянула. Можно было, конечно, меня сдать в этот, в детдом там и прочее, но она не сделала этого. Ну вот, она и вытянула нас всех. Ну вот, разумеется там, как..
Е.Ф.: (13,01) Когда как.
М.: (13,02) Да.
Ж. «М»: (13,08) А как учились? В школу ходили там?
М.: (13,11) Да, там школы были, да, школа была. Построили школу там.
Ж. «М»: (13,16) Вы там ходили в школу?
М.: (13,17) Да, ходил в школу.
Ж. «М»: (13,19) И дети… Были дети только ссыльных, да?
М.: (13,22) Да, были литовцы, это самое, они вместе с нами…
Е.Ф.: (13,25) Их много тоже…
М.: (13,26) Много было литовцев.
Е.Ф.: (13,29) Ихние дети были.
Ж. «М»: (13,30) А литовцы вместе с вами приехали или раньше?
Е.Ф.: (13,32) Они попозже чуть-чуть.
Ж. «М»: (13,34) Даже позже, да?
М.: (13,35) Да, немножко позже, может быть, да. Но они, чувствуется, они вообще привыкли, конечно, что жизненные условия у них, чувствуется, они хорошие были. Они очень грамотные были, во-первых, там учителя, там прочее. Ну, вообще цивилизованные, очень цивилизованные. Это не то, что мы, честно говоря. У нас сельское хозяйство, там народ был темный вообще вот у нас, в нашей деревне, насколько я помню. А они очень грамотные, там иностранный язык даже преподавали, еще что-то там, учителя грамотные.
Ж. «М»: (14,06) А по вероисповеданию Ваши родители были лютеране или?
Е.Ф.: (14,10) Лютеране.
Ж. «М»: (14,11) Лютеране, да? И церковь была лютеранская?
М.: (14,15) Да, и крестили вот в Токсово меня, в частности, в церкви.
Ж. «М»: (14,20) Вот недавно?
М.: (14,21) Нет, еще в то время, как я народился.
Е.Ф.: (14,22) Маленький в это время еще был. И все дети крестили там.
Ж. «М»: (14,30) Еще церковь была в то время?
М.: (14,31) Да. В 36 году уже…
Е.Ф.: (14,34) 35-й или 36-й (неразб).
Ж. «М»: (14,38) А вы тридцать какого года рождения?
М.: (14,40) Я 36-го.
Ж. «М»: (14,41) 36-го. Значит, Вас еще крестили?
Е.Ф.: (14,43) Да, крестили.
Ж. «М»: (14,44) А когда церковь закрыли, вы не помните?
Е.Ф.: (14,46) Ну, я точно не скажу.
М.: (14,48) Там крест свалили и все прочее.
Е.Ф.: (14,53) Да, а сейчас она открыта. Сперва колокольчики сняли, я не помню, 35-го года или какой-то был, а потом уже закрыли совсем.
М.: (15,06) Там же, насколько я помню (неразб), там фотографии и прочее. Но уже всё.
Ж. «М»: (15,17) А потом, когда церковь закрыли, что родители делали?
М.: (15,22) Родители, они вообще чего там работой убиты, насколько я помню. В колхозе трудились, чтобы прокормить нас всех этих. Все же маленькие.
Е.Ф.: (15,32) А еще в колхозе мало получали чего, так это… Это был тридцать, наверно, первый или второй год, как колхоз сделали. (неразб) было свое хозяйство, а потом всё сняли.
М.: (15,49) Да, но послабинку-то дали тогда.
Е.Ф.: (15,52) Да, а стали вот это нас восемь человек и два коровы, один корова взрослый, один телка. Вот так жили.
М.: (16,04) Много деревень там было.
Е.Ф.: (16,07) Очень-очень много.
Ж. «М»: (16,14) А когда церковь закрыли, что было? Что было, священник куда делся? Он уехал?
Е.Ф.: (16,19) Ну, а кто куда ехал. Вот наверно, какой-то уехал в Финляндию, потому что у нас был оттуда поп. А другие, я не помню, кого арестовали, кого вот так, я не понимаю это.
Ж. М»: (16,36) Много арестовывали в деревне? Вот после ареста отца Вы знаете, что кого-то арестовали?
Е.Ф.: (16,41) Ну, а почему так, их 5 человек сразу увозили.
М.: (16,46) Деревни относительно небольшие были.
Ж. «М»: (16,51) А как к вам относились вот ваши односельчане?
Е.Ф.: (16,54) Ну так ничего. Было такое время просто, и семью посылали тоже. Она, нас, мы нигде не ходили тех пор, когда война начиналась, и отсюда на север.
Ж. «М»: (17,13) А Вы в школе еще учили финский, да?
Е.Ф.: (17,15) А я 4 года учила.
Ж. «М»: (17,17) Финский?
Е.Ф.: (17,18) Да.
Ж. «М»: (17,18) А потом перестали?
Е.Ф.: (17,20) А, да. Но это уже финский язык сняли, а русский нам очень тяжело. У нас ведь ни одного человека не было русских в деревне. Вот есть люди вот дачники или чего-нибудь ходит, а у нас нет, не было этого. Нам очень тяжело было это.
Ж. «М»: (17,40) А кто русский преподавал?
Е.Ф.: (17,42) А?
Ж. «М»: (17,42) Русский кто преподавал Вам?
Е.Ф.: (17,44) Я уже забыла это. У нас было здесь это… Ну, финны, финны тоже они были, которые, но я это забыла.
Ж. «М»: (17,56) А пионеркой Вы были?
Е.Ф.: (17,58) Нет.
Ж. «М»: (17,59) Нет?
Е.Ф.: (18,00) Нет.
Ж. «М»: (18,00) В пионеры Вас не принимали?
Е.Ф.: (18,02) Ну, может, принимали, но мы не стали, нам уже время не было такое.
Ж. «М»: (18,10) А были у вас пионерские отряды?
Е.Ф.: (18,13) У нас мало было, несколько человек, может.
Ж. «М»: (18,17) С красными галстуками ходили, да?
Е.Ф.: (18,18) Да, да, да. И в нашей школе в летнее время в дачу ходили в городе, там отдыхали пионеры. Это уже… Это нам очень тяжело, потому что русский язык очень-очень у нас тяжелый. Я говорю, как на север уходили, я и ничего не знала. Вот там еще чего-нибудь немножко училась.
совсем...
М.: (18,47) Сейчас ты общаться можешь. Если бы все знали финский так, настолько, насколько ты русский, так это было бы прекрасно.
Ж. «М»: (18,54) Конечно.
М.П.: (18,55) А внуки говорят по-фински?
М.: (18,57) Нет.
Ж. «М»: (18,58) А как же?
М.: (18,59) Мы иногда говорим вот меж собой, я могу…
Ж. «М»: (19,02) А не учите, почему же Вы не учите?
М.: (19,04) А знаете, они чего-то плохо воспринимают.
Ж. «М»: (19,08) Да?
М.: (19,09) Да.
Е.Ф.: (19,10) Книги нет тут.
М.: (19,11) В частности, когда у меня жена была, так она даже как-то с презрением относилась, чтобы это самое, тут дочку я пытался…
М.П.: (19,20) А жена русская?
М.: (19,22) Да, русская была. Сейчас вдовец я.
Ж. «М»: (19,25) А на каких все землях-то вы живете, интересно? На финских. Так и чего же?
М.: (19,31) Ну, видите ли, мы… Я лично чувствовал это самое, прижимы со стороны администрации так это самое, ну вот. Но открыто никто не говорил, а так-то меж собой вот никто ничего не давил. А вот со стороны администрации я чувствовал это.
Ж. «М»: (19,48) Да? А как это выражалось?
М.: (19,49) Даже на заводе я работал, так это самое… Ну, в частности, был у нас такой начальник БТК. Ну вот. Так он лишний раз всегда старался нажучить, наказать ни за что, ни про что.
М.П.: (20,04) Это уже здесь?
М.: (20,05) Да, здесь.
Ж. «М»: (20,06) А на каком заводе?
М.: (20,08) А я на «Техприборе» работал. Тут последние… Да вообще 33 года я где-то отработал на заводе. Перед самой пенсией, полтора года не доработал, мне пришлось уйти. Меня никто не гонял, но и работы нет, заработка не было. Ушел на стройку. Вот сейчас уже 4 года будет, как я тут работаю на стройке простым разнорабочим. Пенсию заработал, так что, ну на пенсию- то не прожить, вот работаю, внуков тяну.
М.П.: (20,37) Простите, а это родители?
М.: (20,39) Да.
Е.Ф.: (20,38) Ага, это родители.
Ж. «М»: (20,48) А мама с папой… Какого года рождения отец и мать?
Е.Ф.: (20,53) Вот я забыла так это.
М.: (20,55) Я посмотрю, там в документах есть.
Ж. «М»: (20,58) Ничего, потом, потом, ничего страшного.
М.: (20,59) Часть документов отдал брату. В общем, мы собирались тут, что нам должны возместить это самое, что у нас там было, в общем, выселили, значит. Но, в общем, там как было написано, они должны были без всякого суда, а тут они добивались, чтобы суд состоялся. У нас все документы такие, столько документов.
Ж. (21,21) «Свидетели там нужны, свидетели.
М.: (21,22) Да. Ну, а мы не могли тут никак найти этих свидетелей-то, знаете, они все померли, туда-сюда, значит. Ну вот. Ну в общем, сейчас старший брат там, вроде, нашел там свидетелей.
М.П.: (21,33) Так а собрать в деревне-то кто остался в живых?
М.: (21,35) Да видите ли, многие живут в Карелии там, еще где-то, ну в общем… Потом, знаете еще, тут инфляция туда-сюда, ну и в общем, некогда, вроде, еще и заниматься. В общем, надо суд. У нас бумаги все есть, все заготовлено. Но надо там заявление там, туда-сюда, значит.
М.П.: (21,54) Но, поскольку касается это многих людей, вам надо всем собраться.
М.: (21,57) Да я вот, это самое, старшему брату всё передал уже все документы. Во-первых, они тянули вот резину, в общем, все документы надо было послать, по-моему, в Ленобл…, ну куда-то тут. Ну вот. Все мы собрали отовсюду, значит, все, что требовалось. Они, в общем, резину тянут-тянут, знаете, ну вот. Всё мы собрали, и они там лежали, значит. Потом старший брат и говорит: «Я ездил...» Я-то работаю, значит, а он уже не работал. «Я ездил, - говорит, - они, в общем, документы не отдают даже». Я говорю: «Так если через суд подавать, так там все равно надо будет адвоката, надо документы чтобы на руках были». Мы вдвоем пошли, ну вот, они там несколько месяц итак полежали, мы думали, значит, уже готовы будут. Они, мы им все документы, значит, нашли, все выдали, что они требовали они от нас. В общем, одним словом, документы мы забрали, а еще что сделали там, секретарша. Она взяла эту переписку, что они нам волынку тянули, значит, она у себя оставила все. А вот наши вот, что мы непосредственно там, просто выдала. Вот, а это она себе оставила, там, значит, а это, вроде, под расписку или что выдала, значит. Ну в общем, старший брат тут некогда ему было тут, летом, вроде, на даче туда-сюда, говорит: «Я попозже пойду». В общем, вот такие дела. Ну в общем, должны дать десять этих минимальных за дом, за все, что было, в общем. Ну вот. Ну, а насчет пострадавшего отца, что вот этот, я ездил, там уже второе дело, я это уже не стал. Вот так.
Ж. «М»: (23,37) А как вы вернулись сюда в 54-м? Расскажите.
Е.Ф.: (23,40) Да, с вещами все приехали.
Ж. «М»: (23,43) Все вместе?
М.: (23,44) Давай я расскажу.
Е.Ф.: (23,45) Вот мы с ним…
М.: (23,46) Нет, во-первых, мы были последние…Тогда в 51-м мы приехали в Якутск оттуда, с севера. Ну, в общем, мы заработали там как-то, в общем, удалось скопить, значит. В Якутск приехали.
Ж. «М»: (24,00) А в Якутске где работали?
М.: (24,01) В Якутске на стройке работали. Я летом работал на стройке и учился вот зимой, да. А летом на стройке работал тоже. Так вот, когда вот, ну тут тоже деньги копили на дорогу все время, но выехать мы не могли, потому что нам, у нас там статья была вот эта 38-я. И вот когда Сталин-то умер, нам паспорта поменяли, значит, новые. И вот мы после этого уже, значит, уже начали, и в 54-м году мы приехали. Ну в общем, мы… А там старшего брата и среднего, значит, в Армию взяли. Ну вот, поэтому мы приехали уже… А да, сестра старшая приехала немного раньше в том же году. Вот, она живет в Старом Петергофе. А мы приехали вот с этой сестрой в 54-м году, значит, тоже, в Мартышкино. Там на стройку устроились на работу, и вот жили в доме, который строили. Ну вот. Ну, а потом от стройки там в Петергофе вот этот дали, бараки. И вот так.
Е.Ф.: (25,15) Потихонечку.
М.: (25,15) Да, а потом этот самый нам дали в Автово, мы жили, где дом, где ресторан «Нарва», в 75-м доме. Ну вот. Там я женился, значит. С женой дворники, она пошла, я на заводе работал, в Дачном жили. Ну, на очереди мы стояли 11 лет, семьдесят…, сейчас скажу, с 61-го, в 72-м мы получили, да, 11 лет. Ну, а потом получили вот эту квартиру. Вот так.
Ж. «М»: (25,51) А о смерти Сталина расскажите. Как Вы…
М.: (25,54) Как восприняли?
Ж. «М»: (25,54) Да.
М.: (25,55) Ну, я такой эпизод небольшой расскажу. У меня, конечно, такой злости или что, я не мог показывать, и я не был так, недопонимал все, значит. Я учился, по-моему, в 9-м или в 10-м классе, вот это самое. А, в 9-м, наверно. В Якутске. И вот, когда он умер, значит, помню: прибежали там все, плачут, туда-сюда, значит. Ну вот. Но я не плачу, но у меня, вроде, и ненависти нет, значит. Там портрет висит. И вот одна девочка, помню, Можакова(?), по-моему, даже фамилию помню, но вот не помню, как звать. Она разозлилась, чуть не драться полезла: почему все плачут, а я не плачу? Ага. Мне смешно было, что вот она так среагировала. Но, конечно, я, посмеяться я не смог, я побоялся бы. Но вообще меня это возмутило, конечно. Ну вот, что рассказать, вот и все.
Ж. «М»: (26,58) А дома как-то говорили об этом?
М.: (27,01) Конечно, говорили, но что уж тут, как говорится, боялись резко выкладывать и дома личное мнение. Личного мнения не должно было быть. Как все. Как Райкин говорил: «Как все».
Ж. «М»: (27,15) Ну, а все-таки, между собой-то уж с сестрой-то?
М.: (27,18) Ну, нет, меж собой-то, конечно, мы… Мы же сразу даже не поняли, что вот этот, что с нас снимут статью, там прочее. Но мы думали, что хуже не будет. А потом вот, видите, мы почувствовали, что лучше стало, конечно.
Ж. «М»: (27,30) То есть, все-таки ассоциировали вот свои какие-то беды с… лично со Сталиным?
М.: (27,34) Да, но все думали, что он вообще не виноват, знаете, как обычно, мол, до него не доходит «глас народа».
Ж. «М»: (27,44) А мама что про это говорила?
М.: (27,45) Так мама же умерла в 42-м году.
Ж. «М»: (27,47) В 42-м она умерла?
М.: (27,49) Да. Да, она умерла. Она болела, от дизентерии. Молодая, 45 лет ей было всего. И мы все остались вот.
М.П.: (27,59) А сейчас сколько из восьми детей живы?
М.: (28,02) Наших вот, в смысле?
М.П.: (28,04) Из Вашей семьи.
М.: (28,04) Ну вот, вот сестра еще жива одна.
М.П.: (28,08) В Петергофе?
М.: (28,09) Да, в Петергофе. И брат на Энергетиков.
М.П.: (28,14) То есть четверо, да?
Е.Ф.: (28,15) Да, нас четверо.
М.: (28,17) Да, а пятый брат умер в 83-м году, по-моему, да.
Е.Ф.: (28,21) В Петергофе.
М.: (28,22) Да, в Петергофе.
М.П.: (28,23) Простите, а вот с тех пор, когда приехали, в Киурмяги не ездили?
М.: (28,28) Ездил.
М.П.: (28,29) Ездили?
М.: (28,29) Во-первых, мы раз очень забавно получилось. Мы собрались, значит. Вот у старшего брата есть еще, значит, два сына. Вот, и…
Е.Ф.: (28,40) Нас много было.
М.: (28,41) Да, у нас вот… Да, мои тоже, по-моему, были маленькие. Да, мои, я ездил со своими, у меня двое: сын и дочка. Да.
М.П.: (28,51) Вы собрались на родину?
М.: (28,52) Да, да, и вот, которая живет в Старом Петергофе, там тоже две дочки, значит. Сейчас они уже взрослые, там где-то лет 40 там даже. Ну вот, а тогда все были маленькие еще. Ну вот, и мы все гуськом собрались, значит. Можете представить, сколько нас было там, шесть или больше детей, значит. Ну вот. И вот, значит, мы до Токсово ехали, а потом мы пешком, по-моему, пошли. Я-то не знаю дорогу даже. В общем, я не помню деревню нисколько. А старший брат…
Е.Ф.: (29,23) До Токсово, а потом пешком там.
М.: (29,24) Да, а старший брат знает, значит, помнит там дорогу, значит, и вообще, где деревня стояла. И вот мы пошли, значит. У нас было с собой, значит, и выпить там, и закусить, значит. Ну вот. Идем гуськом, значит. Мы, значит, взрослые, а потом маленькие-маленькие. И вот, только мы проходим, и там патруль этот самый. Наши партизаны все, значит, в кусты. Ну вот. А тут, значит, моряки (?), по-моему, морские главные были, по-моему, ну вот, с автоматом там этот…
Е.Ф.: (29,58) А Женя был совсем маленький.
М.: (29,59) Да все были маленькие. Дети, там маленькие дети были.
М.П.: (30,03) Простите, какой это год примерно был?
М.: (30,04) Это… Сейчас я скажу. Это было очень давно. Если моему сыну сейчас 37 лет…
Е.Ф.: (30,13) Он был, наверно, второй год или 2 года, вот так.
М.: (30,15) Да, это было очень давно.
Е.Ф.: (30,17) неразб.
Ж. «М»: (30,18) В 70-х, да?
М.П.: (30,19) Нет, 60-е, начало 60-х.
М.: (30,20) Да, он родился в 61-м. Да, это где-то в 63-м году, наверно, где-то было. Ну вот, так что… Ну вот, выскочил, значит, этот. И у нас все выскакивают, они выходят все гуськом, значит, вот, партизаны. Ну вот. Они нас предупредили, говорит: «Вы туда не ходите, - вот этот самый, куда показали нам, куда-то, значит.-  Ну вот, тут, мол, проходите, зачем, мол, вы тут ходите?» Мы говорим: «Вот, мы тут в деревне родились, вот, хотели посмотреть». Ну, в общем, они нам показали, куда ходить нельзя, значит, и мы пошли. А то все напугались. Ну вот. И вот мы пошли. Я не помню, мы даже не дошли, наверно.
Е.Ф.: (31,03) Почему?
М.: (31,04) Дошли? Дождь пошел.
Е.Ф.: (31,05) Мы ходили там в самый, к горе, где мы жили. (неразб)
М.: (31,11) Ну, вот видишь, а я уже это самое не помню.
Е.Ф.: (31,12) А, костер, костер делали там.
М.: (31,14) Я уже не помню.
Ж. «М»: (31,15) А Вы тоже с ними были?
М.: (31,16) Да, а как же.
Е.Ф.: (31,16) Да. И потом я еще ходила, там были кусты, так еще и детям земляники принесла.
М.: (31,26) Я помню дождь пошел.
Е.Ф.: (31,27) Вот, и костер. А потом как мы к горе уже поднялись, там уже точно мы ничего не успели видать.
М.: (31,34) Да, мало.
М.П.: (31,37) Но на горку поднимались, да?
Е.Ф.: (31,38) Да. Да, туда поднялись. Там две гора есть.
М.: (31,40) Вот видите, это у нее, память вот у нее лучше. Я уже этого не помню даже. (вместе неразб). Мы часто… Но меня, видно, это уже не так впечатляло, потому что у меня памяти вообще не было до…
Ж. «М»: (31,54) А на горе деревня стояла?
Е.Ф.: (31,56) Да, наша на горе. Сперва была гора, там было несколько домов, 1-2 дома или 3 было, а потом второй поднялись…
М.: (32,07) Киурмяги – дословный перевод Вы знаете?
М.П.: (32,10) Да, «Журавлиная горка».
М.: (32,12) Нет, это не журавлиная. Киур, киур – это вот кукушка, по-моему.
Е.Ф.: (32,16) Нет, это не кукушка.
М.: (32,17) А что?
Е.Ф.: (32,18) Соловей.
М.: (32,19) Соловей? Вот видите, я даже сам не знаю.
М.П.: (32,21) Соловьиная горка?
М.: (32,21) Соловьиная, видимо, выходит горка.
Е.Ф.: (32,23) Соловей.
М.: (32,24) Соловьиная гора, да.
Е.Ф.: (32,26) А так Киурмяги.
М.: (32,28) И там действительно соловьи были? Были?
Е.Ф.: (32,31) Да, да-да.
М.: (32,32) Ну, а что, да.
М.П.: (32,33) Место красивое, мы там были.
Е.Ф.: (32,35) Красивое.
М.: (32,36) Колхоз назывался «Ужи тюэ». Это как «новая весть», «новая работа», «новый труд». Ужи тюэ, нет?
Е.Ф.: (32,46) Да, Ужи тюэ.
М.: (32,47) Ну вот.
Ж. «М»: (32,48) Ужи тюэ?
М.: (32,48) Тюэ, тюэ. Тюэ – это вроде работы, значит. Новая работа или новый труд, может быть, дословный перевод.
Ж. «М»: (32,55) А председатель колхоза финн был?
Е.Ф.: (32,57) Финн был. Финн был в это время. Русских у нас не было.
М.: (33,04) У нас было много еще вот, как я понял от своей сестры, много еще было вот приемных. Ну там семьи были, приемные дети с русской фамилией, значит.
Ж. «М»: (33,18) А как так получилось?
Е.Ф.: (33,18) Нет.
М.П.: (33,20) Федоровы, да?
М.: (33,21) Да-да, Федоровы, да.
Е.Ф.: (33,22) Это раньше, видишь. Это раньше взяли детей таких, они были замужем, это уже русские. Они уже русские, вот Федорова была у нас тоже фамилия.
М.: (33,33) Нет, но что интересно, что они также и говорят по-фински все отчетливо. И их тоже вывозили. Тоже увозили всех. Ну вот.
Е.Ф.:(33,47) Да.
Ж. «М»: (33,49) А что за деревня-то была? Расскажите, какая деревня была? Большая?
Е.Ф.: (33,53) У нас была хорошая деревня, красивая. И никто не поехал бы никуда, если дали бы жить, как следует. Жили потом мы, хотя как, но все равно жили.
М.: (34,07) Что интересно, я насколько понял от своей сестры, у нас никто не любил путешествовать или туристы, туризмом заниматься. Все домоседы и любили только… Я даже не знаю, многие вообще, наверно, не выезжали за пределы области даже и города. Любили… ну, именно вот любили только в одном месте жить.
Ж. «М»: (34,30) А что вот в этом месте делали обычно? Летом? Вы?
Е.Ф.: (34,33) Где, в деревне?
Ж «М»: (34,34) Да.
Е.Ф.: (34,36) Земля работала. У нас земля был, коровы кому был, так это пасти, кто пасти, там корова, третий, это же домашняя работа.
М.: (34,48) Я насколько понял, вот моя сестра тоже говорила, деревни там были не очень крупные, но они усеяны были (неразб) и еще там разные.
Е.Ф.: (34,57) Но это уже в другой деревне.
М.: (34,58) Но да, я и говорю. И вот всю, всю жизнь Питер кормили  почти, не знаю частично или полностью, насколько я понял. И они, носили домой прямо молоко там, допустим, животноводческие продукты этот самый. Прямо на дом. Заказывали, значит, и носили. Да, просто удивительно. А сейчас кто у нас носит? Такой привычки нет, чтобы домой носить.
Е.Ф.: (35,22) Сейчас вот, сколько народу сейчас, так и не может кормить, земля не может кормить. А чего? Здесь что ли, в городе, на камушке не вырастет ничего.
М.П.: (35,36) Елизавета, Фоминична, скажите, пожалуйста, а вот слово «Койрен кангас» Вам знакомо?
Е.Ф.: (35,40) Койрен кангас – знаю. Койрен кангас. В нашей деревне есть там большую дорогу, это тоже в город вы ехали, только другой стороной. (неразб).
М.: (35,54) Ты говорила, что там расстрелы были?
Е.Ф.: (35,56) Ну-ну-ну. Да, там кангас. Там брусника выросла очень хорошо. Но там, я еще маленький был, я боялась идти мимо этого. Я не помню, один какой-то женщина…
М.: (36,12) Так они обнаружили или нет?
Ж. «М»: (36,14) А почему боялись?
Е.Ф.: (36,16) Потому что туда очень много людей уничтожили.
М.П.: (36,19) А то есть…
Ж. «М»: (36,20) А откуда Вы знали это? Откуда?
М.: (36,22) Выстрелы слышали.
Е.Ф.: (36,22) Откуда? Это же слышно. Машина приедет и это время все… Я чего там, это большие говорили, тушить это свет это места и сказали: «Опять повезли».
М.: (36,40) Это в каком примерно году было, не помнишь?
Е.Ф.: (36,43) Ну, это я еще был маленький.
М.: (36,45) Но это, наверно, где-то после двадцатого…
Е.Ф.: (36,47) Такой школьник когда, так вот.
М.: (36,49) Двадцать пятый…
Ж. «М»: (36,50) Но в 35-м? В каком году? В школе уже учились?
Е.Ф.: (36,52) Нет. Да, я училась уже в школе. Я 4 класса кончила.
М: (36,57) Это, наверно, было как коллективизация.
Е.Ф.: (37,00) Начало, наверно, начало.
М.П.: (37,03) В 20-е годы еще получается?
Ж. «М»: (37,05) Году в 25-м?
Е.Ф.: (37,06) Наверно. Потому что я очень боялась, я с ним, с другой женщиной. Она как сказала мне, я и не знала совсем, а вот сюда. Я вот так вцепилась, так и (неразб).
Ж «М»: (37,22) Это когда в лесу вы были, да, она сказала? Или когда на горе стояли?
Е.Ф.: (37,25) Нет, мы дорогу шли, это наша деревня. Это не наша деревня была, это там полигон был, где это все.
Ж «М»: (37,37) А Вы увидели фары, да? Ночью? Или как, что?
Е.Ф.: (37,41) Я ничего не видала. Я маленький была, а побольше которые были, так они же расскажут, ты и слышишь.
Ж «М»: (37,51) И что они рассказывали?
Е.Ф.: (37,53) Ну рассказывают, так это туда опять привезли. Это в Ленинграде, наверно. И вообще кто его знает, где возили.
Ж «М»: (38,03) А часто возили туда?
Е.Ф.: (38,06) А кто их знает. Я же маленький был, не знаю, как чего.
Ж «М»: (38,10) То есть Вы ни разу не видели сами фары или машину, или…
Е.Ф.: (38,14) Нет.
Ж «М»: (38,14) Нет?
Е.Ф.: (38,16) Да, я только один раз, я когда сказала, так я пошла с ним, и он послал ихний брат или кто-то в другой деревня. А нам надо как раз дорогу, большой дорогой, и потом повернется сюда.
Ж «М»: (38,29) А что за дорога? Откуда она шла? От вас в город или наоборот? Что за дорога?
Е.Ф.: (38,33) Это же большой дорога идет к полигону
М: (38,38) Полигон был по этой дороге у нас.
Е.Ф.: (38,39) Как раз к городу, это тоже к городу уехала, такой щебеный дорога был.
М.П.: (38,46) На Всеволожск.
Ж «М»: (38,47) Щебеная дорога?
Е.Ф.: (38,48) А? Да-да.
М: (38,49) Булыжная дорога, булыжная там. А потом поворот…
Е.Ф.: (38,52) Через эти полигоны эта дорога пошла. Это вообще большой дорога.
Ж «М»: (38,59) А Вы туда в церковь ходили по этой дороге?
Е.Ф.: (39,01) Нет. Нет-нет. Я нигде не ходила этой дорогой, только что когда ягоды мы ходили, находили.
М.П.: (39,12) А сколько примерно это место от деревни? Какое расстояние примерно?
Е.Ф.: (39,16) Да, наверно, метра, километра 5, может, есть. Да, так. А кто его знает? Может, побольше.
Ж «М»: (39,26) То есть там была брусника, да?
Е.Ф.: (39,27) Да, брусника там выросла очень хороший.
М.П.: (39,30) И называли именно вот словом «койрен кангас»?
Е.Ф.: (39,33) Да, койрен кангас.
Ж «М»: (39,34) А что это значит? Как переводится?
Е.Ф.: (39,36) А я не знаю. Какое слово?
М.П.: (39,39) Койрен кангас.
М.: (39,40) Это называют собачье вот это, канга – это вроде как поверхность или плоскость, или низменность.
Е.Ф.: (39,48) Она вообще был такой немножко…
М.: (39,50) А койрен –это называется «собачье», это дословный перевод.
Ж «М»: (39,55) А вы были когда-нибудь на этом месте? Бруснику собирали там?
Е.Ф.: (40,00) Может когда-нибудь собирала. Я уже забыла, я мало за ягодами ходила.
Ж «М»: (40,05) Мало, да?
Е.Ф.: (40,05) Да.
Ж «М»: (40,06) А все, в основном, по хозяйству, да?
Е.Ф.: (40,09) Да. Дома так это у нас время мало было ягодам. Надо корм готовить коровам, домашнюю работу надо.
Ж «М»: (40,18) А за ягодами младшие ходили, да?
Е.Ф.: (40,20) Нет.
М.: (40,21) Вообще привычки такой не было. Мне было 2 года, те не ходили.
Е.Ф.: (40,28) А были такие люди, которые они ходили, ягодами и жили, в городе возили и продавали ягоды, и жили.
М.: (40,38) Промышляли.
Ж «М»: (40,40) А вы ягоды на зиму сами для себя не готовили?
Е.Ф.: (40,42) Ну, может, пару-три раза тетя ходила, так. Я же в это время тоже надо было помогать дома.
М.П.: (40,56) Простите, а Вы слышали вот о расстрелах только от детей или взрослые тоже что-нибудь говорили?
Е.Ф.: (41,01) Они знают…
М.: (41,02) От взрослых она слышала. Она была ребенком, от взрослых слышала.
Е.Ф.: (41,06) Да. (пауза) Да, мало, много слышишь так, а кто знает, когда ты не видала их.
Ж «М»: (41,18) А на горке, вот на самой горке, Вы говорили, что там две горы есть. А там что-нибудь было на горе на одной? Что там, были какие дома?
Е.Ф.: (41,26) Ну, это же наша деревня была, а сейчас пусто все.
Ж «М»: (41,31) Сейчас-то – да. А тогда что там было? Какие дома там были? Чьи?
Е.Ф.: (41,34) Деревянные кому какие хаты.
М.: (41,36) Нет, какие? Соседи или кто у нас, кто там жил?
Е.Ф.: (41,40) Ну, хаты какие-нибудь был, деревенские, деревня.
Ж «М»: (41,45) А клуб у вас в деревне был, клуб?
Е.Ф.: (41,46) Не было у нас никакого клуба, не было. Вот когда столовые или чего там. Там колхозы, значит, как собирали, я не умею сказать, но чего-нибудь собирать там…
Ж «М»: (42,02) Да-да, собрания?
Е.Ф.: (42,03) Нет, нет. Но, может, осенью надо помогать колхозу…
М.: (42,09) Это как субботники.
Е.Ф.: (42,10) Да. Вот тогда пускали там был один до такой. Он же, он не особо тоже был, вот здесь был кухня, где во второй комнате, там, может, танцы были. Пускали когда-то.
Ж «М»: (42,30) А он был на горе, этот дом?
Е.Ф.: (42,32) На горе.
Ж «М»: (42,32) На горе, да?
Е.Ф.: (42,33) Да.
Ж «М»: (42,35) Это был чей-то дом? Кто-то пускал к себе или это был общественный такой дом?
Е.Ф.: (42,41) Это был уже хозяин увезли давно, кулаченного.
Ж «М»: (42,48) Раскулачили?
Е.Ф.: (42,49) Да. Это давно уже.
Ж «М»: (42,53) А церковь в вашей деревне была, церковь?
Е.Ф.: (42,55) Нет. Нашей…
Ж «М»: (42,56) А где? А в какой?
Е.Ф.: (42,57) В Токсово. Сами Токсово, где наш район. И она сейчас стоит. Сейчас, как старый стал, ноги больные, невозможно идти. Но один раз я ходила, еще ремонт не было делано. А сейчас ремонт, сказали очень красиво.
М.П.: (43,14) Очень красиво, я недавно был.
Ж «М»: (43,17) А у Вас там, Вы там бывали в Токсово потом?
Е.Ф.: (43,20) Была, была.
Ж «М»: (43,21) Жили?
Е.Ф.: (43,22) Вот кто пришла со мной знакомый, и мы с ним ходили. Церковь свою ходили смотреть.
Ж «М»: (43,32) А купались где? Речка у вас там была?
Е.Ф.: (43,34) Я в жизни не умею купаться.
М.: (43,36) Нет, но в деревне у нас, насколько я помню, (неразб).
Е.Ф.: (43,38) Не было. Это не наша деревня, это где (неразб).
М.: (43,41) Но все равно, но все равно все тут ходили, рядом.
М.П.: (43,45) Это через дорогу, недалеко же, да?
М.: (43,46) Да. Я помню, что ходили купаться туда.
Е.Ф.: (43,49) Это, это не деревня наша. И там еще (финские названия).
М.: (44,00) Это озеро, наверно, отравили, это самое, там полигон.
М.П.: (44,03) Там ловят рыбу.
М.: (44,04) Да? Вы уверены, что в этом озере?
М.П.: (44,06) Да вот, вот, Школьное. Это, знаете, кто сказал (финская фамилия).
Е.Ф.: (44,14) А, (финская фамилия).
М.П.: (44,15) Знаете, да?
Е.Ф.: (44,15) Знаю.
М.П.: (44,16) Мы у него были.
Е.Ф.: (44,17) Вот в нашей деревне они тоже.
Ж «М»: (44,20) Так вот он мог быть вашим свидетелем. Он все-таки 25-го года рождения.
М.: (44,23) Там уже брат нашел. Кяппи(?) есть такой, Кяппи, в Рапполово(?) живет (неразб). Ну вот.
Ж «М»: (44,34) А какого года она рождения?
М.: (44,35) Кстати, вместе были на Севере.
Е.Ф.: (44,37) Армина?
М.П.: (44,38) Да.
Е.Ф.: (44,39) Армина 34-го, наверно, она года. Я думаю вот так вот.
М.П. (44,44) Да, ну 34-го вряд ли помнит, да?
Е.Ф.: (44,46) Да, это уже...
М.: (44,47) Помнит то же, что и я.
Ж «М»: (44,49) А родители Ваши никогда об этих вот расстрелах не говорили, мама, папа?
Е.Ф.: (44,53) Нет.
Ж «М»: (44,54) Нет?
Е.Ф.: (44,55) Нет-нет. Такой вещь…
Ж «М»: (44,57) Они вообще так как бы не обсуждали дома
Е.Ф.: (44,59) Они темные люди были, так  это.
Ж «М»: (45,02) Да?
Е.Ф.: (45,02) Да. Они не ученые были, но они читать умели. А так-то больше…
Ж «М»: (45,09) А что читали?
Е.Ф.: (45,11) Книги.
М.: (45,12) Религиозные?
Е.Ф.: (45,14) Да. У меня книги тоже там есть.
М.: (45,20) Можешь показать.
Е.Ф.: (45,22) Они не умеют читать все равно.
Ж «М»: (45,27) А вот та деревня, куда ходили, сюжет со священником..
М.П.: (45,31) Я понял, Лепсари.
Ж «М»: (45,32) А Лепсари далеко от вас деревня?
Е.Ф.: (45,33) Какой?
Ж «М»: (45,34) Лепсари.
М.: (45,35) Лейпасари.
Е.Ф.: (45,37) Лепса? Ну это очень от нас далеко. Это далеко.
Ж «М»: (45,42) А эта вот дорога идет на Лепсари, та, по которой ходили машины и по которой вот, рядом с полигоном?
Е.Ф.: (45,50) Да, такой дорогу идет, вот это другой этой стороной уходит дорогу большой, а эта щебень где, вот эта через полигон пошла. И там уже лес большой, Лейпасари лес…
М.П.: (46,08) И она уходит туда, щебенка выходит на Ржевку туда?
Е.Ф.: (46,11) Во-во-во.
М.П.: (46,11) На Всеволожск туда, да?
Е.Ф.: (46,14) И в город идет тоже.
Ж «М»: (46,14) А Вы там… А в город Вы когда-нибудь ходили, ездили? Когда маленькая были, в детстве?
Е.Ф.: (46,22) Нет, мы только что этой стороной ходили.
М.: (46,26) Нет, ездила. Ты с отцом ездила.
Е.Ф.: (46,28) Ну, с отцом, его лошадем еще.
М.: (46,30) Да. Как-то на лошади отец возил молоко, и она с ним была.
Е.Ф.: (46,35) Лошадем только еще я ходила, так это.
Ж «М»: (46,39) Вот по этой дороге, по щебенке, да?
Е.Ф.: (46,41) Нет.
М.: (46,42) Это булыжная дорога.
Е.Ф.:(46,43) Это другой стороной. Это через наша там идет.
М.П.: (46,49) Простите, а машины приходили оттуда? По щебеночной дороге оттуда из города, да? Со Ржевки, да? Машины, о которых рассказывали, людей привозили на расстрел.
Е.Ф.: (47,02) А кто его знает, откуда возили.
Ж «М»: (47,06) А вот Вы знаете, Елизавета Фоминична, говорят, что там видели людей, каких-то находили вот в этом лесу остатки, останки людей?
Е.Ф.: (47,15) Я слышала тоже, только что говори ли, так но я там не ходила.
Ж «М»: (47,20) А что Вы слышали вот о том, что кого-то нашли, там какой- то труп нашли, убитого нашли?
Е.Ф.: (47,27) Я слышала только, что сказали, пошли это сообщить туда, люди убитые, а там сказали: «Это там и нужно».
М.: (47,39) Там им и место, вроде как.
Е.Ф.: (47,41) Да.
Ж «М»: (47,43) А в каком году это было примерно?
Е.Ф.: (47,44) А кто его помнит. Это так много время.
Ж «М»: (47,49) Это что, вот из вашей деревни какие-то мужчины ходили сообщить или что? Как это было, не помните? Кто ходил сообщать-то? Куда? Кто и куда ходил сообщать?
Е.Ф.: (47,59) Ну я это не знаю, это только рассказали. Вот ходили как замечали это. Потому что ходили там, ну это, наверно, в сельсовет или куда они пошли. Кто их знает. Ну вот. Я только слышала это, я не видала. Да.
Ж «М»: (48,22) А фотографии у вас, ну кроме мамы с папой, есть фотографии ваши, вашей деревни, может быть, вдруг есть?
Е.Ф.: (48,29) Есть старые, мама и папа, еще как они молодые были, еще простые такие же.
Ж «М»: (48,37) А Ваши есть фотографии?
М.: (48,40) Есть.
Е.Ф.: (48,40) Есть.
Ж «М»: (48,41) Есть, да? А можно посмотреть? А дом Ваш сфотографирован?
Е.Ф.: (48,45) Ой, дом наш нету.
Ж «М»: (48,47) Нет, да? А там вот, где Вы жили, есть фотографии у Вас? В ссылке?
М.: (48,52) Нет.
Е.Ф.: (48,54) Наши нет. Подожди, я…
М.: (48,56) Во-первых, там, мне кажется, вот когда отца арестовали, так много изъяли это самое, там и документы, и фотографии старались, чтобы их... И, когда я смотрел это дело, тоже говорят, что они «потрошеные» дела вообще. Там наверняка были и фотографии какие-то, все они уже все там, да, уничтожены, наверняка.
М.П.: (49,20) Они специально, чтобы не в один год, чтобы было видно, что не расстреляны, и писали, что умер естественной смертью, а людей просто убивали.
М.: (49,27) И вот тут сейчас я ходил вот, мне сразу дело, не дали сразу. Ну вот, так послали туда в Прокуратуру, по-моему, Ленобласти, я ходил, сейчас скажу, шестнадцать какая же улица, не помню. Ну, не важно это. Так и когда туда пришел, это самое, так он сказал, что наверняка был он расстрелян, это самое. И вот только после потом этого дело дали. Я вижу, что этот, а так все скрывали, за нос водили. А сколько там это, чтобы бумажку получить, так там это тоже отфутболивают туда-сюда, значит.
(50,11) Пауза. Далее неразборчиво.
М.: (50,43) Полярный день и полярная ночь там.
Ж «М»: (50,46) А что вы делали руками? Шили что-нибудь?
М.: (50,49) Вязала.
Ж «М»: (50,51) Вязали?
М.: (50,51) Она вязала.
Е.Ф.: (50,52) Вязала, так это шапки да носки.
М.: (50,54) А вот сестра, которая в Старом Петергофе, та рукодельница, та вышивала тоже.
Ж «М»: (50,57) А ничего не сохранилось у вас из вещей, вот из тех, которые сделаны там?
Е.Ф.: (51,02) Там, там нечего делать.
(51,04) Неразб.
Ж «М»: (51,16) А вышивания никакого?
Е.Ф.: (51,18) Но они потом делали, когда их там рыбачить посылали участок, они там тогда (неразб). Там же ничего не было, чего ты купишь, вот они веревочка, где нашли, пускали его, то носки, то чего-то вязали.
М.: (51,36) Основное там рыбная ловля, конечно, все. Ловили рыбу там хорошую. Первый год мы не могли никто ловить.
Ж «М»: (51,44) Это я хочу сфотографировать камерой.
Е.Ф.: (51,46) Какой?
Ж «М»: (51,47) Вот эту фотографию вашу.
М.: (51,50) Можно, можно.
Ж «М»: (51,52) Вот убрать(двух братьев?) . Папу с мамой, Вас и вот эту общую. Вот эти  тоже попробую.
Е.Ф.: (52,01) неразб.
Ж «М»: (52,05) Ну, покажите, Елизавета Фоминична, те фотографии, которые северные.
Е.Ф.: (52,09) А у меня северные нету, только что, я не знаю, я вообще не вижу. Вот которые якутские, взяли бы. Я нисколько не помню.
Ж «М»: (52,24) Арби – это брат, да?
М.: (52,28) Нет, это мы жили по соседству. Вот, наверно, Михаил знает.
М.П.: (52,33) Кого?
М. (52,33) (неразб)
М.П.: (52,34) Я о такой слышал.
(52,35) Пауза, потом неразб.
М.: (52,52) Ну, что Вы, нет.
Е.Ф.: (52,54) неразб. Вот двоюродный брат, но он (неразб). Нет, это, это старые, они, наверно, нет. Вот это старые, но она… нету уже.
М.: (53,23) Так я думаю, что она просто, вот она ее фотография, это она. Ну вот, я думаю, что она, а чего у них общий вот этот, навряд ли она. На севере они, она рыбачила, это самое, неводом рыбу ловили.
Е.Ф.: (53,43) И она вообще ему, слух плохой.
М.: (53,46) Она – да, глуховата немножко.
(53,49) Неразб.
М.: (53,52) Нет, она что-то рядом где-то там. Ну, в той стороне тоже жила.
Е.Ф.: (53,56) Ихней, ихней деревни уже не было.
М.П.: (53,59) Такое имя вам знакомо  (Катри Хуска?)?
Е.Ф.: (54,03) Катри Хуска.
М.П.: (54,04) А она Федорова.
Е.Ф.: (54,06) А, знаю.
М.П.: (54,08) Помните?
Е.Ф.: (54,08) Да-да, знаю, знаю.
М.П.: (54,11) Она жила прямо у церкви, да?
Е.Ф.: (54,13) Да это возле церкви, да.
М.П.: (54,16) А Вы где здесь?
Е.Ф.: (54,21) Вот здесь.
(54,22) Неразб., пауза.
Ж «М»: (54,46) Это вся Ваша школа?
Е.Ф.: (54,48) Мы (неразб) два недели училась, потом, я не понимаю по-русски сказать.
Ж «М»: (54,58) (неразб)
Е.Ф.: (54,59) Да-да-да.
Ж «М»: (55,02) Сколько Вам здесь лет было?
Е.Ф.: (55,05) Мне, вот это забыла. Мне, наверно, было семнадцать.
М.: (55,11) Он-то помнит, я не помню ничего. А Вы не хотите посмотреть, у Вас карты нет? Я покажу, где мы были на Севере.
М.П.: (55,23) А, в устье Лены (неразб)? Нет, такой большой карты нет, но я смотрел уже, я смотрел.
М.: (55,28) Да, это в устье Лены.
М.П.: (55,29) Мы в (неразб) разговаривали когда с …
Ж «М»: (55,33) Все эти девочки с Вашей деревни?
Е.Ф.: (55,36) Которые?
Ж «М»: (55,37) Вот, вот на этой фотографии.
Е.Ф.: (55,37) Нет.
Ж «М»: (55,38) Нет?
Е.Ф.: (55,39) Нет. Вот один только, Анна там Федорова там есть.
М.П.: (55,43) А, Айрикайнен(?) здесь есть, да?
Е.Ф.: (55,44) Анна, Анна есть.
М.П. (55,46) А Вы ее…
(55,47) Неразб.
Е.Ф. (55,53) В Кузьмолово живет.
М.П.: (55,55) А, (неразб) в Кузьмолово живет.
Е.Ф.: (55,57) Да, у него было дочь и сын.
М.П.: (56,00) А Федоров, (неразб) Федоров умер год назад?
Е.Ф.: (56,04) Умер, да.
(56,05) Пауза, смена кадра.
Ж «М»: (56,09) Выставили за дверь. Как зовут?
Мальчик: (56,11) Андрей.
Ж «М»: (56,12) Да. И кто ты такой? Как тебя зовут? Фамилию свою знаешь?
А.: (56,16) Косто(?)
Ж «М»: (56,18) Да. Расскажи, сколько тебе лет, где ты живешь? Три. Три года.
Другой детский голос: (56,24) Скоро 4 будет.
Е.Ф.: (56,25) Скоро будет большой.
Др.дет.голос: (56,26) В ноябре, 1 ноября.
А.: (56,29) Скоро будет вот столько.
М.П.: (56,31) А тебе сколько?
Др.дет.голос: (56,33) Восемь.
М.П.: (56,34) Восемь, да?
Др.дет.голос: (56,34) Девять 30 ноября исполнится.
Е.Ф.: (56,41) Не надо, не надо.
Ж «М»: (56,43) Так она тебя уже записывает. Знаешь, как в телевизоре, в телевизоре видел людей разных? Вот и я тебя сейчас записываю.
М.П.: (56,53) Оттуда птички вылетают, только ты их не видишь. Вот можешь посмотреть. Посмотри на братика. А потом ты на него посмотришь.
Др.дет.голос: (57,05) Андрюха, не видно ничего.
Ж «М»: (57,06) Дальше отойди.
М.П.: (57,07) Ты отойди подальше, подальше отойди.
А.: (57,16) А сейчас я.
Ж «М»: (57,18) А вот на бабушку посмотри, какая бабушка.
М.: (57,20) В частности, 641. Значит, обвинялся Киуру(?) Мартын Иванович 89 года рождения, Паулинен (?) Николай Фомич, 99 года, Конколово(?), место рождения, по-моему. Хайконен Фома Фомич, этот самый мой отец, и Куттунен(?) Павел Фомич (неразб) 29 марта 38 года. Еще (неразб) Яков Андреевич.
М.П.: (58,01) Простите, а вот  эта дата, это дата приговора или…
Ж «М»: (58,04) Дата ареста.
М.: (58,04) Дата ареста, а приговора я сейчас найду. Вот ордер, по-моему, номер 58.
Е.Ф.: (58,14) Ты скажи, (неразб), его не взяли, потому что он очень сильно болел. Этот раз не взяли.
М.П.: (58,25) Пришли и не взяли, да?
Е.Ф.: (58,27) Да, потому что она очень сильно болела, она очень старая была.
М.: (58,33) Вот, значит, было написано: Хайконен Фома Фомич, расстрелять, личное принадлежащее имущество конфисковать. Выписка из протокола заседания особой тройки НКВД…
Е.Ф.: (58,45) Ваня! Ваня и Андрей, идите.
М.: (58,50) Да, и уже, значит, это все и… Так. А вот тут, значит, еще такая бумажка у них была: «Акт приговора тройки НКВД ЛО, Ленинградско,значит, области по протоколу №349 от 8 июня 38 года в отношении осужденного к высшей мере наказания, Хайконен Фомы Фомича, приведен в исполнение 18 июня 38 года, в чем и составлен настоящий акт». Так. Капитан, по-моему, или кто тут НКВД ЛО,  нет, старший лейтенант Госбезопасности Поликарпов, 18 июня 38 года. Вот это, значит.
Ж «М»: (59,50)  Ну, скорее всего, это Левашово. В Левашово Вы были когда-нибудь?
М.: (59,55) Нет.
Ж «М»: (59,56) Вы можете прийти, сейчас я Вам скажу, одну минуту. Вы можете прийти, у нас будет 30го октября митинг на площади, в День политзаключенного 30 октября, на Троицкой площади в 11 часов, и оттуда будут автобусы в Левашово, Вы можете съездить.
М.: (01,00,14) Это самое, Троицкая площадь…
Ж «М»: (01,00,17) Троицкая площадь – это рядом с Петропавловкой, метро Горьковская.
М.: (01,00,22) А, метро Горьковская, да?
Ж «М»: (01,00,23) Там закладной камень был памятника жертвам репрессий.
М.П.: (01,00,27) Напротив Петропавловской крепости, по ту сторону Каменноостровского проспекта.
Е.Ф. (01,00,35) неразб.
М.П.: (01,00,40) Таня, Таня, в 12, да?
Ж «М»: (01,00,41) В 11.
М.П.: (01,00,42) Точно в 11?
Ж «М»: (01,00,44) Я позвоню Вам еще.
М.П.: (01,00,45) Мы вам позвоним.
Ж «М»: (01,00,52) Да, и что еще?
М.: (01,00,57)  Ну, это, это все из этого дела.
Ж «М»: (01,01,09) А что еще? Прочитайте, пожалуйста.
М.: (01,01,12) Ну, в частности здесь, я просто… А, вот. (Финские фамилии) Заместитель секретаря особой тройки, начальник Третьего отдела УКВ лейтенант Госбезопасости Сорокин, в том, что является участником контрреволюционного, по-моему, кулацкого националь чего-то…
Ж «М»: (01,01,39) Националистического?
М.: (01,01,45) Да, чего-то. Так. У меня сын тут писал уже, мне надоело. (неразб) проводил контрреволюционный, по-моему…
М.П.: (01,02,05) националистическую пропаганду.
М.: (01,02,06) Да. Восхвалял фашистскую Финляндию, призывал финнов к объединению в повстанческие отряды. Во время выступил против власти, распространял… Ну, в общем, такая мура разная.
Е.Ф.: (01,02,30) Все равно людей нет.
Ж «М»: (01,02,33) То есть это обвинение, да? Обвинительное заключение?
М.: (01,02,35) Да.
Е.Ф.: (01,02,51) неразб, Люди уже устали.                                                                







Комментариев нет: